ЛитМир - Электронная Библиотека

Гаррис щелкнул пальцами, и помощник кока мгновенно возник в столовой с тяжелым подносом в руках. Он расставил на столе блюда с жареной курятиной, вареным картофелем, горошком и кукурузными клецками, исчез и вскоре вновь вернулся с объемистой миской соблазнительно пахнущего рагу из баранины.

— И вправду, выглядит он на редкость аппетитно, — с деланным смешком отозвалась мать Джулии. — Насколько мне известно, ваш кок приберег на десерт нечто особенное.

— Яблочный пирог, — подтвердил слуга, прежде чем покинуть столовую.

Пока сидящие за столом наполняли тарелки, помощник Джастис заметил, что команде повезло найти искусного кока. Эдсел Гаррис согласился с ним. В то время как Джулия пробовала баранье рагу, ее мать расспрашивала, откуда на корабле взялся такой чародей.

Джулия перестала прислушиваться к разговору. Ее гнев еще не утих, поэтому она не отвечала на робкие попытки соседей по столу развлечь ее. По мнению Джулии, с ней обращались как с ребенком.

«Будь проклят капитан Айронхарт», — с горечью думала она, мстительно прожевывая нежное мясо. Она впервые оказалась в открытом море и мечтала насладиться плаванием, но не тут-то было. Джулии вдруг вспомнилось, как в детстве она стояла на берегу реки Саванна рядом с Томасом и Майлсом. Все трое весело болтали о том, как живется «там, далеко», на другом краю земли. Наивные, как все дети, они мечтали когда-нибудь отправиться в плавание. Для этого надо всего лишь построить лодку или плот — какое-нибудь судно, держащееся на плаву, — и поплыть в сторону горизонта, где перед ними предстанут все чудеса мира.

Томас… Как всегда при воспоминании о Томасе в горле Джулии встал ком. Если бы не грехи его матери, они наверняка поженились бы. Все считали их идеальной парой. Отказ Джулии больно ранил Томаса, а она молилась только об одном: чтобы он не узнал причину этого отказа. Она слышала, что Томас присоединился к армии конфедератов и отправился на войну, и искренне желала ему удачи и благополучного возвращения.

Смаргивая слезы, которые всегда наворачивались на глаза при воспоминаниях о прошлом, Джулия заставила себя думать о Шеде Харки, гадая, неужели он и впрямь виновен в преступлении, за которое его наказали. В первый вечер на корабле он казался весьма любезным и приятным собеседником, хотя что-то в его манерах настораживало Джулию. Впрочем, ее настороженность вполне объяснима, решила она. Дело происходило ночью, они остались в ее каюте вдвоем, без компаньонки. С тех пор Джулии несколько раз удавалось выскользнуть на палубу, но боцмана она видела лишь издалека. Он украдкой поглядывал на нее, однако всегда отводил взгляд, когда она приближалась, и ни разу не сделал попытки заговорить с ней. Теперь Джулия понимала почему. Из-за нее он получил пять жгучих ударов плетью по спине. Вот как отблагодарили его за любезность — горячий и вкусный чай! Должно быть, Харки винит в случившемся ее, Джулию, хоть это и несправедливо.

В это время сидящие за столом мужчины обсуждали известия, услышанные от матросов корабля, с которым «Ариан» разминулся днем. Для этой цели к борту проходящего корабля отправили шлюпку. Эдсел говорил о генерале армии северян Шермане, которому, по слухам, было поручено командование гарнизоном, высадившимся на острове Тайби близ Саванны.

— Помяните мое слово: форт Пуласки долго не продержится, — мрачно предсказывал Эдсел. — Его падение — вопрос времени. Вскоре Саванна и все ее порты перейдут в руки янки.

Джулия увидела, как ее мать смертельно побледнела и воскликнула:

— Подумать только, ведь они могут захватить Роуз-Хилл! Офицеры невесело рассмеялись, и Уотсон заверил миссис Маршалл, что не стоит беспокоиться понапрасну:

— У янки есть дела поважнее, чем захват плантаций, миссис Маршалл. Их главная цель — форт Пуласки. Завладев им, они начнут сжимать кольцо вокруг города. Похоже, президент Линкольн считает, что верный способ выиграть войну — отрезать Юг от остального мира, дождаться, когда у конфедератов иссякнут запасы продовольствия и прочего, а затем заставить их сдаться. Вот почему янки возлагают столько надежд на блокаду побережья. Боюсь, падение форта станет для Юга сокрушительным ударом — и в экономическом, и в психологическом смысле.

Флойд Джастис кивнул:

— Радуйтесь, что вам удалось покинуть Саванну. Насколько мы знаем, там сейчас творится нечто невообразимое. Население в панике.

— Повальное бегство из города началось еще в то время, когда мы были там, — встревожено подтвердила миссис Маршалл. — Все, кто мог, перебирались вглубь материка.

— Говорят, приказ покинуть острова у побережья Джорджии отдал офицер по фамилии Ли, — произнес Эдсел Гаррис, не обращаясь ни к кому в отдельности. — Как вам известно, когда вспыхнула война, он служил в армии Соединенных Штатов, а после отделения Виргинии вышел в отставку, чтобы присоединиться к конфедератам. Кроме того, Ли был бригадным генералом в восточной Флориде. Я слышал, что битва при Порт-Ройал-Саунд дала ему понять, что без поддержки флота невозможно оборонять небольшие форты и батареи на побережье, находящиеся в пределах досягаемости мощных орудий флота северян.

Мистер Джастис кивнул:

— Точно. Он сказал, что это безнадежное дело — препятствовать высадке противника на прибрежные острова, до тех пор, пока не будут мобилизованы и отданы в распоряжение гарнизона тысячи солдат из других областей. А в этих солдатах настоятельно нуждаются другие арены военных действий. Вот почему он приказал сдать острова и увезти орудия с батарей.

Мистер Джастис допил последние капли из своего бокала и позвонил в серебряный колокольчик, стоящий на столе. Мгновенно появившийся в столовой помощник кока вновь наполнил его бокал. Отпив глоток, мистер Джастис произнес:

— После капитуляции Тайби остров Кокспер наверняка станет уязвимым.

— Вряд ли, — возразил мистер Гаррис, отодвинул тарелку и откинулся на спинку стула. Вынув свою трубку из кукурузного початка, он набил ее табаком из маленького кожаного кисета, извлеченного из кармана кителя. Мужчины напряженно ждали, когда он вновь заговорит, и Джулия заметила, что ее мать ловит каждое слово. Еще никогда в жизни Джулии не было так скучно, как в эту минуту.

Когда Гаррису наконец удалось раскурить трубку и сизый дым кольцами окружил его голову, он принялся излагать свои соображения:

— Предполагается, что форт сумеет успешно отразить атаку с моря и не пострадает при обстреле с суши. Известно ли вам, что близ форта все проливы, соединяющие реку Саванна с морем, перегорожены препятствиями, чтобы сохранить пути для доставки припасов? А эти препятствия охраняют плавучие мины, которые приводятся в действие гальваническими батареями.

Гровер и Флойд обменялись недоверчивыми взглядами, и Флойд воскликнул:

— Впервые слышу! Откуда у вас такие сведения? Эдсел довольно усмехнулся:

— Ночью я беседовал с капитаном, и он сообщил мне немало интересного. Он неплохо осведомлен обо всем, что происходит на суше. Эти мины, или адские машины, как их иногда называют — новое изобретение, которое конфедераты, так сказать, позаимствовали у русских. А что касается самой блокады, впредь капитан не намерен прорывать ее. Он считает, что это слишком опасно.

Джулия отодвинула тарелку с бараньим рагу, до которого она почти не дотронулась. Поднявшись, она притворно зевнула и пробормотала:

— Простите, но я немного устала и, кроме того, у меня начинается мигрень. Пожалуй, я отправлюсь к себе.

Офицеры учтиво поднялись, сочувственно улыбаясь. Мать спросила, нужна ли Джулии ее помощь, однако Джулия поспешно отказалась.

— Разговоры о войне наскучили мне еще больше, чем это плавание, но я рада, что тебе нравится и то и другое, мама. По крайней мере ты не чувствуешь себя несчастной.

С этими словами Джулия торопливо вышла из столовой. Оказавшись в узком коридоре, она закрыла за собой дверь и прижалась к ней, надеясь, что никому не придет в голову последовать за ней и убедиться, что она направилась именно в каюту. Она услышала, как мистер Уотсон произнес:

8
{"b":"12281","o":1}