ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хорошо, — произнес он и с ненавистью увидел, как вспыхнули глаза Фокса. — Но предупреждаю: не смейте приближаться к Джулии. Я позабочусь о том, чтобы подпаивать снотворным всех мужчин, которые будут оставаться с ней наедине. И что бы вы ни думали, между мной и Джулией ничего нет, — добавил он.

Фокс пожал плечами, обменявшись насмешливым взглядом с Вестоном.

— Мне все равно, спишь ты с ней или нет. Нам надо спешить. Если нас застанут на дороге в такое время, нам не избежать подозрений.

Джулия метнулась вперед.

— Я никуда не поеду, пока вы не отвезете меня к Майлсу и я не удостоверюсь, что он жив! — выкрикнула она. — Я должна узнать… — Ее душили слезы, но она сдерживалась, чтобы не унизиться перед ненавистными мучителями.

На губах Фокса заиграла улыбка.

— Джулия, ничего подобного я не сделаю. В вашем положении нелепо предлагать сделки. Вы будете подчиняться моим приказам.

Джулия топнула ногой, сжала кулаки и крикнула:

— Почему вы не разрешаете мне увидеться с Майлсом? Почему не даете убедиться, что он жив?

В глазах Фокса засверкала такая ярость, что даже Лютер отшатнулся.

— Потому что ваш брат мертв! Но вы будете по-прежнему работать на меня, или я…

— Мертв! — это слово вырвалось у Джулии вместе с душераздирающим стоном, ее лицо исказила мука. — Нет! Вы лжете… этого не может быть… — Подхватив юбки, она отбежала к ручью и рухнула на поросший мхом берег, содрогаясь в рыданиях.

— Виноват в этом не я, — крикнул вслед майор, по-прежнему держась вызывающе и воинственно, — а конфедераты. Он очень ослабел в тюрьме. Радуйтесь тому, что вам представился случай отомстить за него!

Лютер шагнул к Джулии, чтобы утешить ее. Ему было больно видеть Джулию несчастной, растерявшейся от неожиданного удара. Но Фокс стальными пальцами стиснул руку Лютера, останавливая его.

— Оставь ее в покое, — хрипло прошептал он. — Она успокоится сама. Пусть пока побудет одна.

— Зачем вы сказали ей правду? — гневно спросил Лютер. — Неужели у вас нет сердца? — На миг он забыл о том, что обязан подчиняться Фоксу.

Фокс поджал губы и задумчиво кивнул.

— Поступить иначе я не мог. Она должна отправиться со мной в Ричмонд и стать ценным агентом северян. Джулия — самая привлекательная из женщин, работающих на меня, и если она решит отомстить за брата, то ее преданность мне будет безгранична. Она возненавидит мятежников.

— И давно вам известно о том, что ее брат мертв? — осведомился Лютер. — Почему же вы до сих пор обманывали ее? — Он боролся с желанием броситься на майора и задушить его голыми руками. Но Вестон по-прежнему держал Лютера на прицеле.

— Я сам узнал о смерти Майлса всего несколько дней назад, — ответил Фокс с притворным сочувствием, — когда получил донесение из горного убежища. Келсо и Сэтч явились туда вдвоем. Все остальные исчезли. Они сказали, что Маршалл умер — путешествие оказалось для него слишком тяжелым. Этого я и опасался.

Он надолго замолчал, и Лютер застыл неподвижно, прислушиваясь к горестным всхлипам Джулии. Наконец он решился спросить:

— А тот стражник из тюрьмы Либби, который сбежал вместе с нами? Кажется, его звали Кэрриган. — Не желая пробудить подозрения, он старался говорить ровным, бесстрастным тоном.

— В донесении сказано, что по пути разбежались все, кроме Сэтча и Келсо. Этому я не удивился. Но почему ты спрашиваешь про этого Кэрригана?

— Просто так, — солгал Лютер. — Пора запрягать лошадей. Нельзя же просидеть здесь всю ночь, ожидая, когда Джулия успокоится.

Сквозь шум в ушах до Лютера долетал бесстрастный голос Фокса:

— Она может принести нам гораздо больше пользы, чем я надеялся. Оправившись от потрясения и горя, она станет самой искусной шпионкой Ричмонда. Да поможет небо мятежникам, которые попадут в ее паутину! — Он рассмеялся, Вестон поддержал его, но Лютер молчал. Он напряженно обдумывал слова майора, зная точно, что Кэрриган ни за что не сбежал бы, бросив Майлса на произвол судьбы. Лютер был уверен, что Кэрриган сделал все возможное, лишь бы его кузен выжил. И даже если Майлс и Кэрриган бежали вместе, Келсо и Сэтч вряд ли сглупили бы, сообщив об этом майору.

Лютер искоса бросил взгляд на Джулию, лежащую на берегу. Ее хрупкое тело сотрясалось в рыданиях. Лютер не мог поделиться с ней своими мыслями, потому что ничего не знал наверняка, но надеялся, что ее брат еще жив… и что с ним Кэрриган.

Пока Лютер мог помочь Джулии только в одном: избавить ее от лишних страданий. Он предчувствовал, что ему предстоит трудная задача.

Глава 28

Дерек сидел за грубо сколоченным дощатым столом в темном углу одного из самых грязных салунов на пристани Уилмингтона. С похмелья и бессонницы он слегка клевал носом. За время, которое он провел в салуне, здесь разразилось уже две драки. В одной матросу перерезали горло от уха до уха. Никто не удосужился вытереть лужи крови на полу, где еще час назад лежал труп, который позднее вытащили на задний двор.

Сколько же времени он провел тут? Дерек и сам не знал. Впрочем, это не имело значения. Он устал, ему хотелось побыть одному. На потаскуху, которая недавно осмелилась повертеть перед ним хвостом, Дерек гаркнул так, что с тех пор его никто не тревожил.

Стоящая перед ним бутылка рома давно опустела. Несколько раз Дерек звал бармена, но его голос тонул в шуме завсегдатаев салуна, и бармен ничего не слышал. Дерек схватил бутылку и запустил ею в стену. Бармен наконец понял, что от него требуется, и поспешил к столу Дерека с новой бутылкой. Поставив ее перед Дереком, бармен быстро удалился.

Дерек зубами вытащил из горлышка пробку и поднес бутылку к губам. Все вокруг заволокла туманная пелена. Ну и что? Теперь ему все равно.

Вспоминая о недавнем прошлом, Дерек не понимал, почему до сих пор жив. Возвращение в Ричмонд стало для него страшным ударом: он обнаружил, что Джулия сбежала. А когда стало известно, что ее брат совершил побег из «Черной дыры», Дерек понял, что произошло. Видимо, Джулия прибегла к помощи женских уловок, зная, что ей ничего не стоит обвести мужчину вокруг пальца и заставить его плясать под свою дудку. От Опал Дерек узнал, что Джулия сбежала вместе с майором-конфедератом.

Он тупо уставился на янтарную жидкость в бутылке. Она вовсе не была янтарной, а казалась зеленой — как таинственные океанские глубины… как глаза, при виде которых у него щемило сердце… как прекрасные глаза Джулии. Он отвернулся, предчувствуя прилив тошноты.

Ее тело. Как ему нравилось обладать ею, ласкать каждый дюйм гладкой шелковистой кожи языком и губами! Совершенство, красота, шарм… Джулия была бесподобна, а он повел себя глупо, поддавшись ее чарам. Но больше такого не повторится!

Резкий смех Дерека заставил двух мужчин, сидящих за соседним столом, с любопытством взглянуть на него. Но, заметив ледяной блеск в глазах Дерека, они поспешно отвернулись. Сегодня ночью с ним никто не хотел ссориться. Дерек усмехнулся, сочувствуя тому бедняге, который осмелится встать у него на пути.

Если бы он не принял участия в изгнании янки из Нью-Берна, Северная Каролина, он вернулся бы в Ричмонд вовремя. Но Дерек напоминал себе, что он прежде всего моряк. Его вызвал сам командир Джон Тейлор Вуд, советник президента Дэвиса, и посвятил в планы южан.

В начале января генерал Ли сообщил президенту Дэвису, что пришло время окружить вражеские войска в Нью-Берне, и эта попытка была предпринята. В Нью-Берне хранились внушительные запасы продовольствия и боеприпасов, в которых нуждалась армия конфедератов, и, кроме того, Ли хотел получить доступ в эти районы. «Слишком уж долго там хозяйничали янки», — заявил он.

Командир Вуд сообщил Дереку о том, что президент одобрил план Ли и предложил ему самому командовать операцией, но Ли в ответ предложил кандидатуру Роберта Хоука из Северной Каролины. Дэвис колебался. Хоук был всего лишь бригадным генералом, а такую серьезную операцию должен был возглавить кто-нибудь из командующих армией. Поэтому был выбран генерал-майор Джордж Пикетт, а Буду поручили командование флотом.

86
{"b":"12281","o":1}