ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я нашел ее для тебя, Майлс, — произнес он. — Но лучше бы я этого не делал. На нее незачем тратить время и силы.

Он проехал мимо. Копыта звонко постукивали в ночной тишине.

Майлс по-прежнему обнимал Джулию, слегка раскачиваясь и пытаясь утешить ее. Томас молча наблюдал за ним, а затем оседлал своего коня и пробормотал:

— Вам пора домой, Майлс. Увези отсюда Джулию. Майлс кивнул, глядя на брата печальными глазами.

— А как же ты? — спросил он. — Куда ты едешь?

— Не знаю. Может быть, обратно в армию — конечно, если меня примут. Война скоро кончится, возможно, гибелью Юга, но если так, я намерен умереть вместе с ним. А пока я хочу побыть в одиночестве и обо всем подумать.

Джулия подняла голову:

— Томас, поверь мне: меня заставили стать шпионкой. Лютер заботился о том, чтобы никто из мужчин не прикасался ко мне… — Она сглотнула, охваченная воспоминаниями. — Он подмешивал в вино опиум…

— Понимаю. — Томас грустно улыбнулся. — Все уже позади, Джулия. Забудь об этом. Будьте счастливы.

Он умчался прочь. Майлс крепко обнял Джулию, прошептав:

— Теперь мы вместе. Мы отправимся на запад, как многие южане, спасаясь от янки. Какое счастье, что мы нашли друг друга, ведь ты — единственное, что у меня осталось.

Перед глазами Джулии вмиг промелькнула вся жизнь, превратившаяся в пепел. Майлс все понял. Он всегда понимал ее. Вдвоем они начнут жизнь заново.

Но Джулия не могла избавиться от ощущения, что ее душа мертва. Она нашла Дерека только затем, чтобы снова потерять его — на этот раз навсегда. Больше ей никогда в жизни не доведется полюбить.

Ее преследовало и другое воспоминание — о любви, которая осталась безответной. Внимательный, чуткий Лютер пожертвовал жизнью ради нее, ничего не требуя взамен.

«Прости меня, Лютер, — безмолвно рыдало ее сердце, — прости за все!»

Она закрыла глаза, молясь, чтобы Господь когда-нибудь простил ее прегрешения и услышал молитвы, чтобы спустя много лет она встретилась с Лютером, зная, что он не держит на нее зла.

Почему-то ей казалось, что Лютер слышит ее и понимает, что он погиб не зря.

От прежней жизни Джулии не осталось и следа, и потому она была рада даже такому утешению.

Глава 31

Рука об руку Джулия и Майлс стояли перед некогда величественным особняком.

— Он похож на гигантский склеп, обветшавший и в любую минуту готовый обрушиться, — с болью прошептала Джулия. — Не думала, что когда-нибудь увижу его таким…

— Посмотри на розы, — указал Майлс. — Неужели когда-то они цвели, наполняя воздух ароматом? Они высохли, как солома.

— И все-таки это наш дом.

— Он был нашим домом, — поправил Майлс. — Появившись здесь, янки сожгут его. Пока не поздно, надо выкопать вещи, которые припрятали Сара и Лайонел.

Джулия кивнула, опечалившись при упоминании о двух преданных, давно потерянных слугам. Заехать за ними в Уилмингтон Джулии и Майлсу не удалось: оба решили, что терять время нельзя. Два старых негра наверняка нашли себе новый дом. Джулия с Майлсом поспешно добрались до Саванны, а оттуда — до поместья.

— Я поищу в сарае лопату, — сказал Майлс. — Но боюсь, в доме не осталось ни единой нитки, не говоря уже об инструментах.

— Я не прочь пройтись по дому, — Джулия поднялась на крыльцо, — посмотреть на него в последний раз…

— Я с тобой, — подхватил Майлс.

Они молча прошлись по знакомым комнатам, кусая губы при виде голых стен. Драгоценные гобелены, картины, мебель исчезли. Обобранный дом был мрачным и притихшим. Даже с окон кто-то сорвал портьеры.

— Хотел бы я знать, куда девались вещи, — заметил Майлс, когда они вышли из дома и направились к сараю. — Вероятно, Вирджил все продал и вернулся в Англию. Впрочем, какая разница? Мы все равно ничего не смогли бы увезти с собой.

После продолжительных поисков они нашли на сеновале ржавые вилы и зашагали по заросшей тропе к кладбищу.

— Как только мы выроем вещи, я отправлюсь в город и попробую продать их. Мы уедем в Брансвик вместе с остальными горожанами.

Джулия указала место, где были зарыты серебро и драгоценности. Майлс кивнул, подошел к могиле матери и долго стоял возле нее, склонив голову. Джулия утирала слезы.

Помедлив еще немного, Майлс начал копать и через несколько минут торжествующе воскликнул:

— Они здесь! Слава Богу! Теперь нам хватит денег, чтобы добраться до Калифорнии.

Джулия опустилась на колени, чтобы помочь ему вынуть из ямы спрятанные ценности. Убедившись, что в земле не осталось ни единой вещицы, Майлс решил немедленно отправиться в Саванну.

— А это не опасно? — в страхе спросила Джулия. — Что, если тебя кто-нибудь узнает?

— Какое это имеет значение? Все готовятся к бегству от янки. Никто о нас и не вспомнит. Возвращайся в дом и побудь там. Я постараюсь вернуться как можно быстрее.

— Пообещай, что будешь осторожен, — попросила Джулия. Майлс коснулся кончиками пальцев ее щеки и ободряюще улыбнулся.

— Все наши горести давно позади. Я куплю повозку, пару лошадей и припасы. Мы молоды, здоровы — словом, нам есть, за что благодарить Господа. Ну, улыбнись мне на прощание!

Джулия попыталась улыбнуться, но оба понимали, что пройдет еще немало времени, прежде чем они обретут покой. Майлс каждую ночь слышал, как Джулия зовет Дерека и оплакивает гибель Лютера. Он поклялся исцелить ее раны. Джулии хотелось верить ему, но она знала, что шрамы останутся в ее душе навсегда.

Майлс прикрыл лоб челкой.

— Надо спрятать клеймо, — вздохнул он. — Не хватало еще, чтобы его кто-нибудь заметил.

— На западе мы попытаемся свести клеймо, — пообещала Джулия.

— Так долго ждать я не намерен. Пусть лучше на этом месте появится ожог или шрам.

Собрав все выкопанные вещи, они навьючили двух изнуренных кляч, на которых проделали путь из Ричмонда.

— Продать их вряд ли удастся, — заметил Майлс, похлопывая по крупам лошадей. — Слишком уж они стары. Но я попробую обменять их на что-нибудь. А ты ступай в дом и жди меня. Я постараюсь выручить как можно больше денег.

Он уехал, а Джулия вновь принялась бродить по дому. Ей не верилось, что когда-то здесь устраивали пышные балы и приемы. Еще труднее было представить себя ребенком, играющим в изысканно обставленных комнатах. От дома осталась пустая скорлупа.

В желудке Джулии урчало от голода. Она вспомнила о том, что Сара когда-то хранила овощи в погребе, и поспешила туда в сгущающихся сумерках. Но, как и опасалась Джулия, овощи давно сгнили и не годились в пищу.

Не важно, решила она, карабкаясь по лестнице. Майлс привезет какую-нибудь еду. Приступы голода можно перетерпеть. Джулия давно к ним привыкла.

Оправив юбку своего мешковатого платья, Джулия вспомнила, как ее мучила совесть, когда Майлс стащил это платье с ограды за одним из ричмондских домов. Но выбора у них не было: в ту ночь, когда Дерек унес Джулию из отеля, на ней был только халат, совершенно непригодный для путешествия. А денег для покупки нового платья у Майлса не нашлось.

Проходя по коридору, Джулия заглядывала в пустые комнаты для слуг. Куда же они девались? Должно быть, бежали, не выдержав издевательств Вирджила.

При мысли о Вирджиле к горлу Джулии подкатила тошнота. Это он обчистил дом. Джулия надеялась лишь на то, что он вернулся в Англию и навсегда исчез из ее жизни.

Ночь выдалась теплой, и Джулия вышла прогуляться по неухоженному саду. Убедившись, что дом обветшал и пришел в запустение, она не могла дождаться той минуты, когда они с Майлсом уедут отсюда.

После прогулки Джулия поднялась в комнату, которая когда-то принадлежала ей, и прилегла в углу на жестком полу, стараясь не прислушиваться к ночным шорохам, к свисту ветра в ветвях магнолий.

Вскоре она задремала, но шум шагов на лестнице разбудил ее. Радостно вскочив, она воскликнула:

— Майлс, ты уже вернулся!

Выбежав из комнаты, она бросилась к лестнице, с облегчением предвкушая встречу. Значит, они покинут дом утром, раньше, чем она рассчитывала!

93
{"b":"12281","o":1}