ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она прекрасно понимала, что жуткий совет был проявлением его заботы, и обняла Акмеда, который быстро и неловко прижал ее к груди, а потом внимательно посмотрел в лицо.

— А что это у тебя с глазами? — поинтересовался он. — Ты не плачешь? Закон тебе известен.

Рапсодия быстро провела рукой по лицу.

— Заткнись, — пробормотала она. — Можешь засунуть свой закон в то самое место, где должно находиться «Неистовство дракона», не сомневаюсь, что они там прекрасно поместятся. Кстати, по твоему же собственному определению, тебе бы следовало быть королем намерьенов. — Акмед усмехнулся, а она повернулась и подошла к Джо и Эши.

— Ты готова? — спросил Эши, беря в руки свой резной посох.

— Да, — ответила Рапсодия, в последний раз обнимая Джо. — Береги себя, сестричка, и двух твоих больших братьев. — Та в ответ только закатила глаза. Рапсодия повернулась к Эши: — Пора уходить, пока я вдруг не сказала Акмеду что-нибудь приятное. Хочу, чтоб моя гадость оказалась последним словом. Эши рассмеялся.

— Ну, в этом соревновании тебе не победить, — сказал он, напоследок проверяя свои вещи. — Боюсь, тебя ждет поражение.

Когда они с Эши поднялись на вершину последнего утеса возле предгорий, Рапсодия повернулась и посмотрела на восток, в сторону восходящего солнца, только что показавшегося над горизонтом. Она прикрыла ладонью глаза, пытаясь разглядеть троих людей, которых любила больше всего на свете. Быть может, это лишь тени горных пиков? Потом ей показалось, будто кто-то из них помахал рукой; так оно было или нет, значения не имело.

— Посмотри, — баритон Эши прервал ее размышления. Она повернулась и взглянула туда, куда он показывал, — на невидимую границу, где сходились степь и предгорья. Там она заметила вереницу силуэтов.

— Кто это? — спросила она.

Налетел порыв ветра и поднял вокруг них тучу пыли. Рапсодия поплотнее завернулась в плащ.

— Похоже на караван, не сомневаюсь, что это люди, — ответил Эши.

Рапсодия кивнула.

— Посольский караван, — негромко проговорила она. — Визит вежливости к Акмеду.

Эши содрогнулся, даже туманный плащ не сумел скрыть его реакции.

— Я им не завидую, — с усмешкой проговорил он. — Едва ли Акмед станет соблюдать протокол. Пойдем дальше? — И он перевел взгляд на запад, к широким долинам, простиравшимся перед ними.

Рапсодия еще несколько мгновений наблюдала за караваном, а потом тоже повернулась на запад. Солнце наконец сумело разогнать утренний туман, клубившийся под ними. Далекий караван с послами все еще находился в тени.

— Да, — ответила Рапсодия, поудобнее устраивая за плечную сумку. — Я готова. — И, больше не оборачиваясь назад, последовала за Эши, уже начавшим спускаться по западному склону последнего утеса.

Долгое путешествие к логову драконихи началось.

А с другой стороны утеса человек, за плечами которого парила темная невидимая тень, на мгновение остановился, посмотрел на горы, а потом вновь зашагал в царство фирболгов.

1

Рассвет застал их у начала предгорий, они двигались к землям, расположенным к северу от границы Авондерр-Наварна. Эши сказал, что логово Элинсинос находится в древнем лесу, к северо-западу от владений Ллаурона и огромного лиринского леса Тириан, и поэтому им нужно просто следовать за солнцем, а затем повернуть на север и шагать вдоль берега реки Тарафель.

Когда они вышли на границу предгорий и степи, Эши неожиданно увлек Рапсодию в чащу вечнозеленых деревьев. Они спрятались, и Рапсодия тут же потеряла своего спутника из виду.

— Что случилось? — прошептала она, вглядываясь в просветы между темных ветвей, покрытых остро пахнущими иголками, — здесь тоже ощущалось приближение весны.

— Караван с вооруженной охраной, — негромко ответил Эши. — Они следуют в сторону Илорка.

Рапсодия кивнула:

— Да, почтовый караван четвертой недели.

— Почтовый караван?

— Именно. Акмед установил четырехнедельный цикл, по которому караваны путешествуют между Илорком, Сорболдом, Тирианом и Роландом. Теперь, когда началась организованная торговля между болгами и Роландом, Акмед посчитал разумным выделить вооруженную охрану для караванов, чтобы товары и почта не могли попасть в руки разбойников.

Караван появляется в один и тот же день каждую неделю, и если по какой-то причине этого не происходит, на его поиски сразу же отправляется отряд. Каждому каравану требуется два цикла, или восемь недель, на прохождение всего маршрута между Роландом, Тирианом, Сорболдом и Илорком. Пока что система работала весьма успешно.

«И Ллаурон тут же этим воспользовался, чтобы получить от меня информацию», — добавила Рапсодия про себя.

Правда, до настоящего момента она не слишком его баловала.

Рапсодия не стала упоминать, что для передачи наиболее важных сведений использовались не солдаты или караваны, а птицы, успешно доставлявшие послания Акмеда в самые разные места. Ллаурон также использовал этот способ для получения и отправки своей корреспонденции.

Эши ничего не ответил. Рапсодия немного подождала и решила, что пора выбираться из чащи. Не торопись.

— Что теперь, Эши?

Она по-прежнему едва различала его фигуру между ветвей.

— Нам лучше подождать здесь. Если мы и дальше собираемся путешествовать вместе, то нам стоит держаться подальше от посторонних глаз.

Рапсодия поплотнее завернулась в плащ.

— Ну, конечно, мы уязвимы на открытых полях или в незнакомых местах. Но ведь это всего лишь почтовый караван.

— Нет, всегда. И никаких исключений. Ты меня поняла?

Его тон раздражал Рапсодию; в голосе Эши появилось напряжение, которого раньше не было. И сразу вспомнилось, как мало она о нем знает. Грунтор и Акмед не зря возражали против ее ухода вдвоем с ним. Рапсодия вздохнула и почувствовала, как тает ее уверенность в правильности принятого решения.

— Хорошо, — сказала она. — Мы подождем, пока они проедут. Скажешь, когда караван окончательно скроется из виду.

Они пересекли степи и пустоши Кревенсфилдской равнины, двигаясь на северо-запад, чтобы обойти провинции Бет-Корбэра и сам город. Путешествие получилось трудным: землю развезло от постоянных весенних дождей. Не сколько раз Рапсодия крепко застревала в грязи. Эши предлагал свою помощь, но она вежливо отказывалась.

Приятная близость, возникшая между ними в Илорке, быстро исчезла, как только они остались вдвоем. Рапсодия не находила этому причин — разве что непредсказуемость Эши могла служить каким-то объяснением.

Временами он был милым, остроумно шутил, и, когда разбивали лагерь, они вели приятные, но малозначительные разговоры. Однако довольно часто он погружался в мрачные раздумья и на попытки Рапсодии с ним заговорить отвечал очень резко, словно она отрывала его от важных размышлений. Порой у нее создавалось впечатление, что она путешествует с двумя разными людьми, и ей часто не удавалось определить, какой из них идет с ней рядом в данный момент, поскольку Эши продолжал скрывать свое лицо. В результате они почти перестали разговаривать.

Ситуация немного улучшилась, когда они оказались в бескрайних полях Бет-Корбэра, на юго-западе провинции Ярим. Они двигались следом за зимой. Весна явилась в Илорк несколькими неделями раньше, а здесь земля оставалась промерзшей, лишь кое-где начались первые оттепели. Идти стало полегче, и настроение у них улучшилось. Но им по-прежнему приходилось прятаться от солдат или путешественников, как только Эши удавалось их обнаружить. Постепенно Рапсодия привыкла к тому, что ее неожиданно хватают и запихивают в заросли кустарника. Она понимала необходимость подобных действий, но они не способствовали улучшению ее отношений с Эши.

По прошествии нескольких недель они добрались до провинции Кандерр, где было гораздо больше лесов и укромных долин, чем в Бет-Корбэре или Яриме. Напряжение заметно спало — в лесу Эши чувствовал себя спокойнее. По-видимому, решила Рапсодия, это связано с тем, что на равнине их намного легче заметить издалека.

11
{"b":"12283","o":1}