ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я собиралась подождать еще хотя бы пару недель, чтобы дать Джо хоть немного привыкнуть к новой ситуации, — ответила Рапсодия. — Постараюсь вернуться одно временно с тобой. Тогда мы обсудим с Акмедом наше выступление против Ракшаса.

Грунтор провел пальцем по краю своей куртки.

— Ладно, мисси. Мне пора. — Он неловко погладил ее по голове своей огромной ручищей, а потом сжал в объятиях.

— У тебя все в порядке, Грунтор? Ты выглядишь усталым.

— В последнее время плохо спал, — ответил великан. — Кошмары; что-то выходит из темноты. Пока не могу раз глядеть. Теперь Ой понимает, как ты страдала все это время, мисси. — Он тяжело вздохнул и вновь прижал Рапсодию к груди. — Ты будешь осторожна? И пусть твой туманный друг знает, если он будет плохо себя вести, ему придется иметь дело со мной.

Хотя лицо Рапсодии было прижато к доспехам Грунтора, она улыбнулась.

— Я ему передам, — пообещала она, слегка отодвинулась и чмокнула его в жесткую щеку. — Передай от меня привет всем, а особенно моим внукам.

Грунтор молча сжал ее плечо, быстро повернулся и за шагал по зеленому лугу, ветер шевелил высокую траву и распустившиеся фиалки, которые Рапсодия посадила к конце зимы — лето было в разгаре. Цветы скорби, которые обычно дарят тем, кто находится в трауре, или высаживают на могилах и полях сражений, сейчас не слишком радо вали сердце.

Перстень Патриарха вошел в силу в ночь середины лета. Эта ночь имела огромное значение в традициях людей и лиринов, поэтому Рапсодия и Эши радовались, что могут провести ее вместе. Они разбили лагерь посреди пустоши, Эши собирался совершить ритуалы религиозного ордена, главой которого был его отец, а Рапсодия хотела наблюдать за церемониями, священными для лиринов. Потом они улеглись на ковер из густой травы и молча смотрели в ночное небо. Рапсодия нежно прижалась к своему возлюбленному. Над их головами возникли фейерверки падающих звезд, а через мгновение Рапсодия, почувствовав, как напряглись мышцы на груди Эши, села и посмотрела на него.

— Что случилось?

Он удивленно посмотрел на свою руку.

— Завораживает, — пробормотал Эши.

— Что?

— Ну, я размышлял о химике-гвадде из Первого Поколения, аптекаре по имени Квигли. Говорят, ему были известны секреты всех медицинских смесей и лекарств — главным образом из-за того, что он их сам изобрел. Я знаю о его путешествии с Первым Флотом — гвадды плохие моряки, и он ужасно боялся моря. Тем не менее он сумел найти средство, помогающее избавиться от морской болезни — воспользовался высушенными морскими водорослями. Я подумал, что тебе было бы интересно с ним познакомиться. — Рапсодия кивнула. — А потом я сообразил, что не имею ни малейшего представления о том, кто рассказал мне о нем.

— Как странно.

— Да, но история о нем не столь удивительна, как мысли, которые у меня появились о Горных Ножах. Речь идет об отряде выносливых сильных мужчин, я полагаю, наинов, так виртуозно владевших клинками, что они могли уничтожить целую армию, прежде чем солдаты начинали понимать, что происходит. Однажды вражеский отряд прошел целую милю, а потом буквально развалился на части. Они очень упрямы и больше весельчаки, одержав победу, они пляшут танец войны и пронзительно кричат, даже если им все еще грозит опасность. Они также принадлежат к Первому Поколению, и сведения о них пришли мне в голову только сейчас.

— И ты полагаешь, что это как-то связано с перстнем? — Рапсодия посмотрела на кольцо, и неожиданно белый камень начал светиться, а на лице у Эши появилась широкая улыбка.

— Я уверен. Рапсодия, как же замечательно! Я овладел знаниями всех живых представителей Первого Поколения, вне зависимости от того, остались они верны делу намерьенов или нет. До сих пор живы удивительные люди, Певцы, целители, люди благородного происхождения и простые крестьяне, жрецы и пираты, — теперь я знаю каждого из них. Интересно, владел ли этим знанием Патриарх.

— Сомневаюсь, — ответил Рапсодия. — Он сказал мне, что это кольцо мудрости и оно помогало ему исполнять обязанности, возложенные на него саном. Мне кажется, ты узнал обо всем потому, что тебе предстоит стать Королем намерьенов. Наверное, кольцо считает, что ты лучший кандидат на этот титул.

— Какое разочарование.

— Прекрати, ты оскорбляешь моего сеньора. — Она на клонилась, чтобы поцеловать Эши, потом ей в голову пришла новая мысль. Как насчет советников? Ты знаешь, кто мог бы занять другие важные посты? Стать наместниками?

Эши кивнул.

— Но, к сожалению, я не могу судить о них как о людях, только как о государственных деятелях с присущими им достоинствами и недостатками, — сказал он.

Рапсодия опустила голову и примолкла. Эши сразу же заметил, что ее настроение изменилось.

— Что с тобой, Ариа? Что-то не так?

— Все в порядке, — ответила она, глядя в землю. — А как насчет потенциальной Королевы намерьенов? Таковая есть среди представительниц Первого Поколения?

Эши серьезно посмотрел на нее, а потом ответил:

— Ну, честно говоря, их несколько.

Рапсодия посмотрела на него, и на лице у нее промелькнула улыбка.

— Что ж, хорошо. У тебя есть возможность выбора, и ты сумеешь найти ту, с которой будешь счастлив.

Все очень просто, возразил Эши. На самом деле есть только одна женщина — ее происхождение таково, что никто из намерьенов не станет возражать. Кроме того, она очень мудра и многого добилась. И намерьенам, и мне повезет, если она согласится стать нашей Королевой.

— Звучит многообещающе, — заметила Рапсодия. Я рада, что ты будешь счастлив с женой.

— Во-первых, Королева намерьенов вовсе не обязана быть моей женой. Кроме того, я совсем не уверен, что она согласится стать моей только из-за того, что я ее выберу. Намерьены в подобных ситуациях ведут себя странно. Возможно, она будет возражать, более того, я почти уверен. Если она захочет, то вполне сможет взять собственный титул. Она уже некоторое время обладает могуществом, позволяющим ей это сделать.

Рапсодия наклонилась к нему и поцеловала.

— Я не сомневаюсь, что она примет тебя, Эши. Ты же сказал, что она мудра. Только полная дура от тебя откажется.

— Надеюсь, ты права. — Он почувствовал, что ее кожа стала холоднее, словно горящий в ней огонь слегка ослабел, и обнял Рапсодию, чтобы согреть. — С тобой все в порядке?

— Да, — кротко ответила она. — Но мне стало холодно. Кто бы мог в такое поверить в эту ночь? Мы можем возвращаться?

— Конечно, — ответил Эши, встал и протянул ей руку. — В Элизиуме, занимающем в моем сердце особое место, тебя ждет камин. Поскольку это ночь размышлений и воспоминаний, почему бы нам не оживить первое воспоминание, которое у нас связано с Элизиумом?

Рапсодия кивнула, взяла его руку, и они неторопливо направились в свой чудесный и такой безопасный дом.

41

В коридорах Котелка царил жуткий холод, его не могли победить ярко горящие факелы на стенах, расположенные в десяти футах друг от друга. Здесь царила древняя стужа, проникшая в гранит еще до того, как фирболги завладели горами, достойными того, чтобы здесь делалась история. Неприятное, сумрачное место. Звук шагов повисал на несколько мгновений, а потом его поглощал равнодушный камень. Создавалось впечатление, что находишься в склепе.

Эши не мог вспомнить, когда он в последний раз находился в таком отвратительном настроении. Почти три недели он жил в состоянии полного блаженства, ничто не тревожило их с Рапсодией в Элизиуме, который она превращала в рай одним своим присутствием. Он никогда не испытывал таких простых радостей — готовить друг для друга изощренные блюда, плавать в лунном свете в прозрачной воде озера, наблюдать за тем, как Рапсодия шьет, или приводить в порядок оружие в свете камина, или помогать ей развешивать белье, петь с ней, расчесывать ее волосы, заниматься любовью, и стараться все это запомнить, и ему совсем не хотелось возвращаться к реальности, которая не оставит им ни единого, даже краткого мгновения побыть наедине. И хотя он прекрасно понимал всю необходимость визита в Котелок, его раздражение только росло.

114
{"b":"12283","o":1}