ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

По молчаливому соглашению они не обсуждали Прошлое — оба прекрасно понимали, что воспоминания могут оказаться очень болезненными и разрушат волшебное очарование их идиллии. По тем же причинам они никогда не обсуждали Будущее. Но Рапсодия и Эши договорились именно в этот день обсудить с Акмедом план кампании против Ракшаса, и вот с пульсирующей в голове болью он шагает по влажным коридорам цитадели фирболгов, приближаясь к комнате Совета, находящемуся за Большим Залом, где их ждут ненавистные ему спутники Рапсодии.

Она шла рядом с Эши и, почувствовав его настроение, крепко сжала его ладонь. Рапсодия вновь переоделась и теперь была готова к путешествию — простая полотняная рубашка, мягкие коричневые штаны, заправленные в высокие прочные сапоги, — и, конечно, плащ с отвратительным капюшоном. У него нашлись веские причины дважды раздеть Рапсодию в течение этого утра, но черная лента заняла привычное место в ее волосах, связав сияющий водопад в скромный ручей. Изысканные разноцветные наряды вернулись в шкаф, уступив место маскировочному одеянию, в котором Рапсодия всегда отправлялась в путешествия.

Именно такой увидел ее в первый раз Эши и тут же потерял сердце, несмотря на всю ее маскировку. Но теперь, когда ему удалось узнать ее истинное лицо, он не мог смириться с тем, что она вынуждена прятаться. Ликование, которое исходило от Рапсодии, получившей возможность гулять по Элизиуму, не подчиняясь запретам, распустив волосы, в ярких платьях, доставляло Эши огромную радость — и сейчас он страдал, видя, как у нее отнимают свободу.

Однако Рапсодия спокойно относилась к происходящему и улыбалась, шагая рядом с ним на встречу с людьми, которых ему совсем не хотелось видеть.

Комната Совета располагалась позади Большого зала. Посреди комнаты стоял грубо обтесанный деревянный стол, отполированный за долгие столетия чужими локтями. Стены украшали древние гобелены, от которых пахло гнилью, к тому же они так почернели от дыма, что изображения стало невозможно рассмотреть. Большую часть задней стены занимал камин, где пылал огонь — единственный источник света в комнате; светильники зажигались здесь только после наступления ночи. От камина шел на редкость вонючий дым.

Когда они вошли в комнату, Грунтор вскочил с массивного кресла, щелкнул каблуками и отвесил изящный поклон Рапсодии. Она подбежала к нему и обняла, а Эши, разинув рот, наблюдал за могучим фирболгом: как могло столь огромное существо двигаться с такой грацией и изяществом? Потом Эши оглядел остальную часть комнаты.

Акмед так и остался сидеть, положив одну ногу на стол и продолжая читать пожелтевший пергамент. Он даже головы не поднял, когда они вошли.

Рапсодия обошла кресло короля и наклонилась, чтобы поцеловать его в макушку. Потом она оглядела комнату, и на лице у нее появилось недовольное выражение. Она сморщила нос и покачала головой.

— Боги, Акмед, что ты здесь жжешь? Ладно, не имеет значения — я не хочу знать. — Она поставила свою сумку на стол, порылась в ней и вытащила янтарную стеклянную бутылку сладкого ириса, кипяченного в ванильно-анисовом масле, и замшевый мешочек, состоящий из нескольких отделений. Оттуда Рапсодия извлекла несколько сушеных лепестков, смешанных со стружками кедра, и, прищурившись, чтобы едкий дым не щипал глаза, бросила все это в камин, после чего щедро плеснула в огонь из бутылки. Отвратительный запах тут же исчез, и комнату окутал приятный аромат свежести.

О, как чудесно. — Грунтор демонстративно потянул носом. — Теперь мы будем пахнуть будто клумба с маргаритками. Ой уверен, солдатам это понравится. Спасибо, дорогая.

Рапсодия продолжала оглядываться по сторонам, все больше мрачнея.

— Ты ничего не сделал, чтобы привести комнату в порядок? А где шелковые гобелены, которые я привезла из Бет-Корбэра?

Мы использовали их в конюшне, чтобы сделать там пол помягче, — заявил Акмед, продолжая читать. — Лошади шлют тебе благодарность.

— А в одном Ой похоронил своего заместителя, — добавил Грунтор. — Вдова очень тронута.

Эши с трудом сдержал улыбку. Какие бы проблемы с друзьями Рапсодии ни ждали его в будущем, наблюдать за их отношениями было забавно. Однако у него продолжала болеть голова, и ему ужасно хотелось вновь оказаться в Элизиуме вдвоем с Рапсодией. Он вежливо кашлянул.

— О, привет, Эши, — сказал Грунтор. — Ты тоже здесь?

— С этим ничего не поделаешь, — заметил Акмед, обращаясь к Грунтору. — Если ты нездоров, Эши, я могу предложить тебе пиявку.

— В этом нет необходимости, спасибо, — ответил Эши.

— Ну а вот и наша маленькая мисси, — весело сказал Грунтор, когда в комнату Совета вошла Джо. — Поцелуй нас, дорогая.

Джо выполнила его пожелание, а потом они обнялись с Рапсодией.

— Что с тобой происходило? — спросила Джо, радостно глядя на Рапсодию. — Где ты успела побывать?

Рапсодия заметно удивилась:

— О чем ты? Разве ты не получила моего письма?

— Письма?

В первый раз за все время Акмед поднял голову и посмотрел в сторону Грунтора. Тот громогласно закашлялся и густо покраснел.

Рапсодия посмотрела на Грунтора так, словно перед ней неожиданно возникла отвратительная жаба.

— И это все, что ты можешь сказать? Ты не передал Джо мое письмо?

— Скажем лучше, Ой хранил его рядом со своим сердцем, — сконфуженно пробормотал фирболг, вынимая письмо из нагрудного кармана.

— Мне очень жаль, Джо, — сказала Рапсодия, бросив уничтожающий взгляд на Грунтора. — Теперь я понимаю, почему ты так удивлена.

Рапсодия посмотрела на Эши, и в ее взгляде он прочитал очень многое. Они так долго вместе писали это письмо, пытаясь не задеть чувств Джо. И теперь надеялись, что за прошедшие недели она успела смириться с тем, что произошло. Но, увы, стало ясно, что из их лучших побуждений ничего не вышло.

Джо взяла письмо и принялась за чтение. Она нахмурила брови, и Рапсодия решила вмешаться:

— Послушай, Джо, почему бы тебе не вернуть письмо мне? Зачем тебе его читать, если я уже здесь? Мы можем просто поговорить. Джентльмены, мы вернемся через…

Неожиданно Джо подняла руку, и Рапсодия замолчала. Землистые щеки девушки зарделись, и она диким взглядом обвела комнату. Потом на ее лице появилось понимание — она догадалась, что друзья обо всем знали и беспокоились из-за ее реакции. Во второй раз она смутилась еще сильнее.

Рапсодия видела, что Джо страшно обижена, и попыталась ее обнять. Девушка оттолкнула Рапсодию с такой силой, что та едва не упала, и в слезах выбежала из комнаты.

Все четверо беспомощно посмотрели ей вслед.

— Я должна пойти к ней, — нерешительно сказала Рапсодия.

— Нет, разреши мне, — мягко возразил Эши. — Это моя вина, что я не поговорил с ней раньше, да и вам троим лучше побеседовать без свидетелей.

— Ты мудрый человек, — сказал Грунтор.

— Давай не будем отвлекаться, — предложил Акмед. Эши поцеловал руку Рапсодии, а она коснулась его плеча.

— Только не преследуй ее слишком настойчиво, — попросила Рапсодия, заглянув ему под капюшон. — Возможно, она не хочет, чтобы ее нашли, не исключено, что сейчас ей лучше побыть одной. И пожалуйста, не пользуйся своими драконьими чарами и не делай ничего, что могло бы вызвать раздражение у Акмеда. Он чувствителен к подобного рода вещам.

— Как пожелаешь, — ответил Эши и вышел из комнаты. Грунтор бросил быстрый взгляд на хмурое лицо Рапсодии, смотревшей вслед Эши.

— Будет лучше, если ты скажешь за нас обоих, сэр, — нервно сказал он. — Ой согласится на все, что она захочет, — только бы у нее изменилось выражение лица.

42

Высокая трава и вереск послушно кланялись ветру, мечущемуся в степях и стонавшему в каньонах Зубов. Он заставлял пригибаться густой кустарник, лепившийся к отвесным скалам, отчаянно и безуспешно пытаясь вдохнуть жизнь в опустошенную землю. Кроваво-красное закатное солнце окрашивало зазубренные скалы Илорка в пугающие цвета, густая тень накрыла горные кряжи и морены.

115
{"b":"12283","o":1}