ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рапсодия неохотно кивнула и поплыла вслед за ним, они двигались вдоль дна к берегу. До самой глубокой части озера было еще довольно далеко, Рапсодия могла лишь строить догадки о сокровищах, много веков пролежавших там, скрываясь от лучей солнца.

Когда они вышли на берег и собрали одежду, Рапсодия посмотрела на Эши и улыбнулась.

— Что ты там нашел? — спросила она, показывая на металлический предмет у него в руке.

Он протянул ей свою находку. Рапсодия ахнула и засмеялась. Это был садовый совок, которым она копала землю на лугу, когда они с Акмедом обнаружили Элизиум. Теперь совок было почти невозможно узнать из-за покрывающих его поверхность наростов.

— Ты видела его раньше?

— Да, — ответила Рапсодия, стряхивая песок с одежды. — Именно благодаря ему мы нашли это место. Я сажала семена анютиных глазок на лугу, чтобы избавить горы от царившей в них скорби, и земля попросту поглотила совок. Я могла бы поклясться, что она рыгнула. Должно быть, совок провалился сквозь одно из отверстий в своде, через которые проходит свет.

— Эта штука для музея, — заметил Эши.

Он посмотрел на Рапсодию, завернувшуюся в полотенце. Ее влажные волосы сверкали в тусклом свете, просачивающемся сверху, делая ее похожей на морскую нимфу. Он заключил ее в объятия.

— Хочешь, еще раз посмотрим карты? — спросил он. Рапсодия вздохнула.

— Нет, пора готовить ужин. Я собиралась вернуться сегодня в Котелок и провести вечер с Джо. У меня есть для нее подарок. В последнее время она выглядит печальной, и я уже давно не разговаривала с ней наедине. Ты не против?

«Нет. Останься. Мое… — нетерпеливо прошептал дракон. Мое сокровище. Ни с кем не делись».

— Все в порядке, — ответил он, подавляя настойчивый голос. — Я провожу тебя. Ты проведешь там ночь?

— Я посмотрю, как она себя чувствует. — Рапсодия не торопливо вытирала волосы. — Если все пойдет хорошо, я останусь. Может быть, нам удастся вернуть наши прежние отношения…

— До того, как появился я и все испортил.

Она бросила на него свирепый взгляд.

— Не заканчивай говорить за меня, когда не знаешь, что я хочу сказать. Как в данном случае. Я имела в виду: до того, как многое изменилось. Джо уже большая девочка. Я рассказала ей о разнице в вашем возрасте и ожидаемой продолжительности жизни. Мне кажется, она поняла все правильно. И если кто-то виноват в том, что произошло, то только мой эгоизм. В последнее время я уделяла ей мало внимания. Мне так трудно найти в себе силы, чтобы оставить Элизиум и тебя и вернуться в Котелок. — Она не вольно содрогнулась.

— Я не считаю, что быть счастливой — значит проявлять эгоизм, Рапсодия. Ты многое пережила. Может быть, пришло время, когда твоей жизни пора измениться к лучшему.

Он улыбнулась и поцеловала его.

— Забавно, кажется, несколько дней назад я то же самое говорила тебе.

— Ну, я не прочь украсть чужие слова, если в них содержится правда. — Он поцеловал ее снова и отвернулся, пытаясь скрыть вспыхнувшее в глазах желание. Она зашагала к дому, и Эши добавил ей вслед: — Я сейчас вернусь.

— Буду ждать наверху. Сейчас лето, ужин можно немного отложить. — Она дразняще улыбнулась, сбросила высыхающую одежду и быстро скрылась в доме, оставив дверь открытой.

Эши вздохнул, чувствуя, как его охватывает приятное тепло — так происходило всякий раз, когда Рапсодия ему улыбалась. Он напрягся, стараясь вспомнить боль, которую столько лет носил в себе, и не сумел. Рапсодия наполнила его душу почти ощутимой свежестью. Если бы все могло оставаться неизменным…

На границе своей способности к восприятию дракон ощутил нечто серебряное, блеснувшее в подернутом дым кой полуденном свете. Эши подошел к берегу и посмотрел в воду. Среди камней он заметил крошечную серебряную пуговицу, которую выбросил в озеро в то утро, когда окончательно отпустил Эмили. Эши наклонился и поднял ее.

Она не утратила своего блеска, продолжая сверкать на его ладони. И в первый раз в его глазах не появились слезы, а сердце не сжалось от боли. Эмили превратилась в счастливое воспоминание, он сумел принять неизбежность утраты. И теперь мог носить воспоминания о ней в своем сердце. Он был счастлив и не сомневался, что она бы этого хотела.

44

Рапсодия неслышно двигалась по холодному серому коридору, украдкой оглядываясь — нет ли поблизости болгов, случайно оказавшихся во внутренней части Котелка. Она уже довольно давно не ночевала здесь и не помнила точно, когда происходит смена караула, стражники болги часто пользовались этим предлогом, чтобы заглянуть в покои Акмеда.

Она была одета в длинную синюю ночную рубашку и несла огромную корзинку с засахаренными фруктами, купленными на рынке в Сепульварте. Рапсодия рассчитывала, что подарок поможет ей восстановить мир с Джо, которая в последнее время стала особенно раздражительной и держалась особняком. Если повезет, Джо будет одна и не откажется поболтать перед сном. Рапсодия перехватила тяжелую корзинку поудобнее и постучала.

Через несколько мгновений дверь открылась и наружу выглянула Джо. Рапсодия сглотнула, увидев девушку, — она заметно похудела, лицо выглядело вялым и усталым, волосы цвета соломы потемнели и лишились привычного блеска. Она смотрела мимо Рапсодии.

— Да?

— Джо, с тобой все в порядке? — с беспокойством спросила Рапсодия. — Уж не заболела ли ты?

— Со мной все в порядке, — недовольно буркнула Джо и только после этого посмотрела на Рапсодию. — Чего тебе надо?

— Я хотела немного с тобой поболтать, — смущенно проговорила Рапсодия. — Я скучала по тебе, Джо, в последнее время мы почти перестали общаться. Но если ты не в настроении, я приду в другой раз.

Некоторое время Джо мрачно смотрела на Рапсодию, а потом ее взгляд смягчился.

— Да ладно. — Она открыла дверь пошире. — Заходи.

Рапсодия протянула ей корзинку:

— Это тебе. Я знаю, как ты любишь конфеты. Я нашла превосходного кондитера в Сепульварте, у которого полно всяких конфет и сушеных фруктов… — Она замолчала.

Потеряв дар речи, Рапсодия смотрела на комнату Джо. Если раньше повсюду были разбросаны многочисленные безделушки, одежда и даже мусор, то теперь здесь царила такая же чистота, как в спальне самой Рапсодии. Кроме того, куда-то исчезли сотни свечей, подаренных ей Рапсодией. Вместо них горел одинокий светильник, наполняя комнату чадом.

Джо поставила корзинку на кровать, уселась рядом, скрестив ноги, и принялась изучать ее содержимое. Рапсодия вытащила из корзины кувшин сдобренного специями меда, из карманов достала две маленькие чашки и наполнила их ароматным напитком. Одну она поставила на столик рядом с кроватью Джо, а другую взяла с собой и уселась на подушки, лежащие посреди комнаты. Она сделала несколько маленьких глотков, надеясь, что теплый напиток поможет им завязать непринужденный разговор. Рапсодия с удовольствием пила мед вместе с Элендрой.

— И что же здесь происходит? — поинтересовалась Рапсодия.

— Ничего. — Джо поочередно вытаскивала конфеты и фрукты из корзины и сортировала их в соответствии со своим вкусом.

Рапсодия сделала еще один глоток, поражаясь спокойствию, с которым Джо изучала подарки.

— Все, как обычно, ты же знаешь, — продолжала Джо. — Подавляют восстания, покоряют мятежные поселения, готовят армию к войне. Ничего интересного. — Она выбрала засахаренный виноград и бросила Рапсодии пакетик с сушеными абрикосами.

Рапсодия наблюдала, как Джо закинула в рот несколько виноградин, отметив, что девушка избегает есть самые сладкие конфеты, которые предпочитала раньше.

«Может быть, она растет», — подумала Рапсодия, пытаясь отбросить неприятные предчувствия, и в тот момент, когда эта мысль пришла ей в голову, она сразу же успокоилась.

Конечно, Джо повзрослела, настало время перемен. Мысль успокоила и опечалила Рапсодию.

— Я подумала, что нам с тобой не помешали бы каникулы, — преодолевая неловкость, начала она и, сняв черную ленту, провела руками по своим блестящим кудрям. — Скажем, отправиться в путешествие в какие-нибудь интересные места. Мы с тобой вдвоем — и больше никого. Как тебе такая идея?

120
{"b":"12283","o":1}