ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вингка джай, — приказала Рапсодия пламени, тлеющему на конце корня.

«Зажгись и распространись».

Огонь вспыхнул с новой силой, лиана закричала от ярости и боли.

— Уходи, — велел Акмед, показывая в сторону Лориториума. — Не знаю, как долго она сможет его сдерживать.

— Где Грунтор? Где Дитя?

Акмед покачал головой.

— Уходи отсюда, немедленно, — повторил он.

— Где они?

Я не знаю! — Акмед уже рычал. Потеря Грунтора в сочетании со знанием, что ключи, способные открыть дверь тюрьмы ф'доров, с каждым мгновением погружаются все глубже в недра земли, лишала его способности рассуждать здраво. Он понимал лишь одно: необходимо спасти Рапсодию, пока она не оказалась под развалинами Колонии. Он успел подумать, что едва ли делает ей добро, — если учесть, что приближается. — Проклятье! Уходи, пока можешь!

Она по-прежнему не слушала Акмеда. Рапсодия стояла, замерев на месте, и открыв рот глядела на развалины. Акмед повернулся, пытаясь понять, что ее поразило.

Неожиданно в туче пепла и пыли перед ним возникло Спящее Дитя. Его глаза были закрыты, но Дитя Земли стояло прямо, ноги уверенно врастали в пол пещеры, усыпанный мусором и обломками камней. Свет Звездного Горна, зажатого в руке Рапсодии, волнами озарял гладкое лицо со смеженными веками. Дитя казалось очень высоким, его длинная тень танцевала на разрушенных стенах пещеры.

— Нет, — с трудом прошептала Рапсодия. — Пожалуйста, нет. Поспи еще, дитятко.

Дитя сделало осторожный шаг, сначала одной ногой, потом другой. Сомнамбула.

— Пожалуйста, — шептала Рапсодия. — Еще не время, маленькое. Тебе нужно спать.

Дитя Земли не обращало на нее внимания. Оно неуклюже поднималось на груды мусора, шагало по валунам, двигаясь по колено в каменных обломках, будто шло по воде. Его глаза все еще были закрыты. Стебли, щупальца и лианы бессильно пытались его остановить, сражаясь с ритуалом Порабощения, диковинная музыка продолжала звучать.

Акмед протянул руку к Рапсодии.

— Пойдем, — позвал он.

Она повиновалась ему и помимо своей воли двинулась за ним через огромные валуны, еще недавно служившие потолком.

Они шли вслед за Дитя Земли, оставлявшим широкий проход в каменных дебрях, — Колонии больше не существовало. Когда они проходили мимо, огромные щупальца демонического корня начинали дрожать, отчего в воздух поднимались новые клубы пыли. Рапсодия закашлялась, пытаясь избавиться от мелкого песка, забившегося в горло. Акмед помог ей перебраться через гору земли, а потом пройти под огромным изогнувшимся участком корня. В темноте шевелились крошечные щупальца, но ритуал Порабощения не давал им броситься в атаку. Не в силах добраться до жертвы, корни шипели от ярости.

Услышав эти отвратительные звуки, Рапсодия вспомнила о смерти Джо, и ее глаза сузились от ненависти. Она выпустила руку Акмеда. Ее движение получилось таким стремительным, что Акмед не успел уследить за ним. Клинок ударил по щупальцам, и они посыпались на землю. Лиана извивалась и содрогалась, а тонкие щупальца вспыхивали ярким пламенем и сгорали, осыпаясь темным пеплом.

— Не сейчас! — прошипел Акмед. — Слушай.

Звуки ритуала Порабощения стали стихать. Эхо голоса Праматери становилось все слабее, ей все труднее было продолжать песню.

Она долго не продержится, — сказал Акмед, продолжая тащить за собой Рапсодию под дрожащим корнем к туннелю. — Нам необходимо добраться до Лориториума.

— Грунтор…

Идем, — настаивал Акмед.

Он и сам думал о своем верном друге. Но биение сердца Праматери становилось все слабее, ритуал быстро истощал ее силы, скоро ее сердце не выдержит. И если это произойдет раньше, чем они доберутся до Лориториума, у них не останется шансов на спасение.

Как и для всего остального мира, ведь скоро на волю выйдут пленники, заточенные в темницу в недрах земли.

Чудовищный треск, сопровождавшийся грохотом упавшей скалы, послышался из туннеля, к которому они спешили, их окутало густое облако пыли. Рапсодия и Акмед инстинктивно присели и попытались закрыть руками головы. Когда шум стих, они одновременно начали махать руками, стараясь хотя бы немного разогнать серую взвесь. Акмед кивнул, и они поспешили вперед, но им тут же пришлось остановиться.

Сплошная стена только что обрушившихся камней преграждала проход. Акмед провел по ней руками, а потом указал в сторону. Рапсодия заметила узкую щель между двумя тяжелыми валунами.

Она убрала Звездный Горн в ножны, опустилась на четвереньки и быстро проползла в дыру, задыхаясь в пыли. Осколки базальта порвали в нескольких местах ее одежду, она ободрала кожу на руках, но ей удалось выбраться с другой стороны, и она тут же принялась расчищать пространство вокруг узкого лаза.

Через мгновение появилась голова Акмеда, его лицо было искажено от боли. Плечи застряли, и ему с огромным трудом удалось отползти обратно, затем он протянул вперед руку. Рапсодия схватила его за запястье, уперлась в каменную стену и сильно потянула на себя. Почти сразу же она ощутила, как затрещали кости.

— Тяни сильнее, — пробормотал Акмед, его лицо побелело от боли.

— Твои ребра…

— Тяни сильнее, — прорычал он.

Рапсодия стиснула зубы, уперлась ногой в камень и потянула изо всех сил. Раздался жуткий треск, она услышала, как тихонько застонал Акмед. Затем показались его голова и плечи. Рапсодия подхватила его и вытащила верхнюю половину тела из лаза, на спине короля фирболгов проступила кровь. Через мгновение он выбрался, и Рапсодия помогла ему подняться. Акмед держался за ребра. Они обменялись взглядами, кивнули друг другу и поспешили дальше.

Вскоре они перебрались через рухнувшую гранитную арку, вокруг которой валялись отдельные буквы — все, что осталось от начертанного на ней изречения. Спящее Дитя исчезло из виду. Когда Акмед взобрался наверх, его нога соскользнула, и он едва не угодил в расселину.

Перед ними открылся туннель в Лориториум.

— Ты видишь Дитя Земли? — задыхаясь, спросила Рапсодия.

Акмед покачал головой, быстро спустился вниз и бежал до тех пор, пока не оказался на гладкой мраморной мостовой удивительного города.

Пламя ярко горело в фонтане, отбрасывая длинные тени на улицы и молчаливые здания. Рапсодия выбежала на центральную площадь и облегченно вздохнула — Спящее Дитя стояло рядом с алтарем Живого Камня. Его глаза все еще были закрыты. Сомнамбула.

Рапсодия замедлила бег и осторожно подошла к высокой фигуре, боясь ее напугать. Дитя Земли ощупало алтарь Живого Камня, потом медленно повернулось. Оно присело на плиту, а затем улеглось, скрестив на груди руки, — точно в таком же положении оно лежало на своем ложе в Колонии. Блики огненного фонтана осветили его лицо, ставшее вдруг совершенно безмятежным. Дитя Земли глубоко вздохнуло.

И тут на глазах у изумленной Рапсодии тело Спящего Дитя стало жидким, а потом начало менять свою форму. Его грудь и голова заблестели, их окутало призрачное сияние. Длинное серое тело стало прозрачным, замерцало в свете огненного фонтана, и вдруг Дитя выгнулось в гротескном танце, совершая какие-то невероятные движения, его тело неожиданно начало менять цвета, поражая Рапсодию богатством оттенков алого, зеленого, коричневого и пурпурного.

«Как тесто, когда его месят, — подумала Рапсодия; живот Дитя между тем удлинился и начал расти вверх. — Эфирное тесто».

Едкий запах отвлек Рапсодию от фантастического зрелища — оглянувшись, она увидела, как Акмед чистит мечом узкие каналы уличных светильников Лориториума. Казалось, будто он загоняет стадо маленьких животных в узкие коридоры. От резкого запаха на глаза Рапсодии навернулись слезы, а когда только она его узнала, ее охватила паника.

Акмед открыл цистерны с запасами лампового масла, жидкость хлестала из резервуара, растекаясь широкой жирной рекой от центра площади к туннелю, ведущему к Колонии. Масло уже начало скапливаться в опасной близости от огненного фонтана.

149
{"b":"12283","o":1}