ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рапсодия взглянула наверх. Несмотря на перемещение огромных масс земли, свод пещеры у них над головами совершенно не пострадал, лишь пыль кружилась в воздухе. Она перевела взгляд на Грунтора. Великан стал полупрозрачным, от него исходило слабое сияние — она уже видела его во время путешествия по Корню.

«Дитя Земли», — ласково подумала она.

Когда сияние потускнело, Грунтор убрал руку со стены, повернулся к ним и улыбнулся:

— Все закрыто.

— До самого Наварна? — удивленно спросил Акмед.

— Точно.

— Как тебе удалось?

Сержант улыбнулся, глядя на Спящее Дитя в своих руках.

— Оно помогло.

Пещера была запечатана, и они могли вернуться в Лориториум. Рапсодия улыбнулась Грунтору и провела ладонью по лбу Спящего Дитя. Оно лишь тихонько вздохнуло во сне.

— Что ты собираешься теперь с ним делать, Акмед?

— Буду охранять, — коротко ответил он.

— Конечно. Вот только где?

Акмед оглядел руины Лориториума, стены изящных зданий почернели от гари, прекрасные фрески и мозаику покрывал толстый слой сажи.

— Здесь, — сказал он. — Сначала я хотел перенести его в Котелок, чтобы было удобнее за ним присматривать, но я не знаю, как Дитя перенесет такой долгий путь. Здесь для него идеальное место. Сюда не доберутся болги. И оно сможет спать на алтаре Живого Камня, мне показалось, что там ему было спокойно.

Рапсодия кивнула:

— Возможно, это принесет ему утешение.

— Возможно. Нам придется перекрыть туннель, по которому мы сюда добирались. В колодце осталось достаточно лампового масла, чтобы устроить здесь настоящий вулкан, если потребуется. А когда к Грунтору вернутся силы, он сможет сделать проход в Лориториум из моих покоев. Если ф'дор предпримет еще одну попытку напасть на Спящее Дитя, я хочу иметь возможность быстро оказаться здесь. Конечно, с инженерной точки зрения это сложная задача, но мы с ней справимся.

Рапсодия кивнула, а Грунтор осторожно уложил Спящее Дитя на алтарь.

Он обязательно попытается.

— Естественно. Но следующая атака будет произведена на поверхности земли. Ф'дор собирает армию для нападения на земли болгов, мне еще непонятно, как он планирует это осуществить, но я уверен, что он обязательно попытается. Вот почему он с самого начала хотел добраться до Эши — в нем сходятся королевские линии трех домов намерьенов, к тому же он сын Главного жреца. Эши мог занять трон Роланда, объединив его с Маноссом, а также к нему подтянулись бы все нейтральные намерьены Первых Поколений, ну, например Анборн.

— И весьма возможно, присоединился бы Тириан, — добавила Рапсодия. — Его мать принадлежала к расе лиринов.

Ей вдруг вспомнились слова Элендры, произнесенные возле их мирного очага в Тирианском лесу:

«Если бы ф'дор сумел поработить его, подчинить себе дракона, мне страшно представить последствия, ведь он воспользовался бы своим могуществом, чтобы взять власть над стихиями».

— Всему нашему миру повезло, что Эши оказался достаточно сильным и не подчинился ф'дору, — продолжала Рапсодия.

Акмед задумчиво смотрел на руины Лориториума.

— Армия, которую мог бы собрать Эши, сделает то, что оказалось не под силу Энвин, — она покорит горы. Эши был бы идеальным вместилищем для ф'дора, но умудрился сбежать от него и скрываться в течение двадцати лет. Теперь, когда ф'дор знает, что Эши жив, он обязательно начнет его искать.

— Ну, это его проблема, — решительно заявила Рапсодия. — Мы дали ему инструменты, которые помогут ему выжить. Он вновь обрел свою душу, и его больше не терзает боль. Если потребуется, он может еще некоторое время скрываться. Двадцать лет ему это удавалось, с ним все будет в порядке.

На губах Акмеда появилась и тут же исчезла быстрая улыбка.

— Ты даже не представляешь, как мне приятно это слышать, — заявил он. — Значит, ты больше не будешь с ним встречаться?

Рапсодия отвернулась.

— Не буду.

— И что ты собираешься делать теперь?

Она расправила плечи, и Акмед поразился тому, какой воинственный вид приобрела вся ее фигура.

— Во-первых, я намерена убедиться в том, что в Илорке поддерживается порядок, а также помочь вам с Грунтором разобрать Лориториум и как можно удобнее устроить Спящее Дитя. После этого мне потребуется день траура, я спою погребальные песни тем, кого мы потеряли. — Акмед кивнул, отметив, каким твердым был ее взгляд, когда она говорила о своей сестре и Праматери. — А затем, если ты посчитаешь, что можешь на некоторое время покинуть Илорк, я бы хотела отправиться с тобой на поиски детей ф'дора.

— Только если ты намерена избавиться от них, — сразу же предупредил Акмед. — Зная твою любовь к детям, Рапсодия, я сомневаюсь, что ты сможешь справиться с этой задачей.

— Я не собираюсь убивать их, если не возникнет необходимости, но если потребуется, моя рука не дрогнет, — ответила она. — С Эши было то же самое. Они люди с человеческими душами, Акмед, но в их жилах течет кровь демона. Им можно помочь. Они нуждаются в помощи.

— А как ты узнаешь, что перед тобой не маленькие чудовища вроде Ракшаса? — резко спросил он — Акмед начал злиться, ему не понравился оборот, который принял разговор.

— Они рождены женщинами. Наличие души у матери есть гарантия наличия души у ребенка. Они не чудовища, Акмед, как и болги. Они дети, кровь которых заражена. И если нам удастся отделить кровь демона, они смогут избежать вечного проклятия.

— Нет, — гневно возразил Акмед. — Риск слишком велик. Любой из них может быть связан с ф'дором. Мы должны встретиться с ним на наших условиях.

Рапсодия холодно улыбнулась:

— Именно. Твоя способность чувствовать кровь старого мира поможет мне найти детей, Акмед. И если удастся выделить демоническую составляющую этой крови, я отдам ее тебе. И тогда ты получишь кровь ф'дора, благодаря которой выследишь его. — Она посмотрела на Грунтора, который молча слушал их разговор. — И мы сможем его отыскать. Он сам дал нам такую возможность.

«Кровь — средство…»

Король и сержант переглянулись, и Акмед вновь посмотрел на Рапсодию.

— Ладно, — кивнул он после коротких раздумий. — Но не обольщайся, Рапсодия. Если порождения демона будут представлять хоть какую-нибудь опасность для нас, я перережу им глотки прежде, чем они успеют сделать вдох, и отправлю обратно к отцу, в преисподнюю. И давай больше не будем спорить. Согласна?

Рапсодия кивнула:

— Договорились.

57

Восемь дней спустя Трое наконец покинули окутанную мраком расселину, которая когда-то служила входом в Лориториум. Большая часть этого времени ушла на восстановление сил Грунтора после того, как он запечатал все проходы, сделанные им ранее. Лишившись помощи Дитя Земли, он уже не мог действовать с такой потрясающей эффективностью. Им всем пришлось нелегко, когда настало время оставить Дитя в темноте, скрытое от всех, кроме Времени.

Да и само прощание получилось горьким. Рапсодия поцеловала Дитя в серый лоб, а Грунтор накрыл его своим большим плащом, заменившим шелковое одеяло, которым его всегда укутывала Праматерь. Акмед погасил светильники, лишь длинные тени огненного фонтана продолжали метаться по всему Лориториуму, еще недавно прекрасному городу, построенному как хранилище знаний и превратившемуся в мрачный склеп Спящего Дитя.

Перед самым уходом Рапсодия прошептала последнюю колыбельную и последовала за своими друзьями.

Белый свет
Приходит ночью,
Снег укроет холодный мир.
«Смотри и жди, смотри и жди».
Готовься ко сну
Под землей в ледяном замке,
Сдержи обещанье.
Год, чьих дней не хватает,
Помни Дитя Земли.

Прежде чем запечатать обгоревшие руины сети туннелей, которые когда-то составляли Колонию, они встали последний раз в круг, чтобы спеть погребальную песнь. Рапсодия пела для дракиан, погибших много веков назад в Последнюю Ночь, и еще в честь женщины, которая несла одинокий дозор возле Дитя Земли, пока они не пришли ей на смену. И внезапно стих подземный ветер, словно признав наконец смерть жередитов, Детей Ветра, и цивилизации, созданной для того, чтобы спасти Землю от уничтожения.

152
{"b":"12283","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нужен муж! Срочно!
Уорхол
Щегол
Академия Стихий. Танец Огня
Никель. Истории ледяных менеджеров
Исцеляющие медитации. 30 визуальных техник для очищения ваших чакр, души и тела
Деньги на бочку
Омерзительное искусство. Юмор и хоррор шедевров живописи
Ни хао!