ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот почему я говорю о том, что у тебя могут возникнуть проблемы. Если ты принадлежишь к более поздним поколениям намерьенов, то твоя жизнь будет очень долгой и ты обязательно столкнешься с тем, что пришлось испытать другим: у тебя на глазах все, кого ты любишь, состарятся и умрут, а от твоей жизни пройдет лишь маленькая часть. А если ты намерьенка Первого поколения, то будет еще хуже, потому что тебе суждена вечная жизнь, если только тебя не убьют. Представь себе, как ты теряешь близких людей, любовников, супруга, детей…

— Прекрати, — не выдержала Рапсодия.

Она встала и резким движением выплеснула холодный чай в темноту, а потом села подальше от огня, чтобы Эши не видел выражения ее лица.

Так они просидела довольно долго. Рапсодия смотрела, как поднимается к небу дым, как летят в разные стороны искры, а потом все это исчезает, растворяется в ночи. Молчание прервал Эши.

— Извини, — непривычно мягким голосом сказал он. — Я не хотел тебя расстраивать.

Рапсодия бросила на него язвительный взгляд.

— Я совсем не расстроилась, — холодно ответила она. — Подобные вещи меня мало волнуют.

— В самом деле? — спросил он, и в его голосе послышалась ирония. — Даже совсем чуть-чуть не волнуют?

— Ни в малейшей степени. — Ее голос опустился почти до шепота. — Сомневаюсь, что мне предстоит узнать, чем закончится все это, не говоря уже о том, чтобы жить вечно.

— Да? — Голос Эши вновь стал нейтральным. — И по чему ты так думаешь?

— Просто предчувствие, — промолвила она, потянувшись к своему плащу. Стряхнув пыль, Рапсодия накинула его на плечи.

— Понятно. Значит, тебе легче умереть, чем признать перспективу вечной жизни?

Рапсодия хмыкнула:

— Ты очень настойчив, Эши, но тебе не хватает тонкости. Ты действительно хочешь что-то мне сказать или тебе необходимо узнать, кто я такая?

Эши наклонился вперед, положив локти на колени.

— Я лишь объясняю, почему меня никогда не интересовали девушки вроде Джо: ожидаемая продолжительность ее жизни несравнима с моей. И если ты принадлежишь к Первому поколению, то у тебя очень ограниченный выбор среди тех, кто может прожить так же долго, как ты. В противном случае твои друзья умрут прежде, чем ты успеешь с ними по-настоящему познакомиться.

Рапсодия улыбнулась и принялась счищать грязь со своих сапог.

— Спасибо за заботу, но я все равно не намерена бес покоиться. Во-первых, я не собираюсь выходить замуж. Во-вторых, меня не пугает различная продолжительность жизни. Когда я была совсем маленькой, моя мать сказала, что время, которое люди могут провести вместе, стоит неизбежной потери — только через страдание можно получить нечто ценное. Я уже не говорю о том, что со мной всегда будут Акмед и Грунтор.

В голосе Эши теперь слышался ужас.

— Всегда будет Акмед?! Но для чего?

Рапсодия ничего не ответила, но улыбка ее стала язвительной, и при этом она продолжала чистить свои сапоги.

— Должно быть, ты пошутила. Пожалуйста, объясни мне… как отвратительно!

— Почему?

— Мне казалось, это очевидно.

Даже издалека Рапсодия увидела, как содрогнулся Эши.

— Для начала, тебя это не касается. Кстати, — продолжала Рапсодия, и улыбка исчезла с ее лица, — она не возражает, что ты здесь? Ты ведь отлучился надолго.

— Кто?

— Твоя… не знаю, как назвать. Насколько я понимаю, она не является твоей женой, поскольку ты говорил, что не женат. Точнее, прямо ты на мой вопрос не ответил. — Не получив никакого ответа, она неловко попыталась закончить свою мысль: Я имела в виду ту женщину, в которую ты влюблен. Она не против твоего участия в этом путешествии?

— Нет.

Рапсодия облегченно вздохнула:

— Очень рада. Я всегда стараюсь не вносить смуты в отношения между другими людьми, в особенности если речь идет о супружеских парах. Я очень уважаю брак.

— Тогда почему же ты не собираешься выходить замуж?

Рапсодия вновь встала и принялась приводить в порядок свои спальные принадлежности.

— Видишь ли, я считаю нечестным заключать брак с нелюбимым человеком. А у меня любимого человека нет.

Я не верю.

— Имеешь право. Рапсодия забралась под одеяло. — В любом случае спасибо за то, что честно рассказал о своем отношении к моей сестре.

Меня разбирает любопытство, почему ты так ее называешь? Я уверен, что вас не связывают родственные узы.

Рапсодия вздохнула:

— Не могу поверить, что ты не понимаешь, Эши. Есть разные способы создать семью. Ты можешь в ней родиться или выбрать ее самостоятельно. И связи, которые ты выбираешь, часто оказываются не менее сильными, чем обычные кровные узы, потому что ты сам их создал.

На другой стороне костра Эши готовился нести дозор.

— Я не уверен, что ты права.

— Ну, — ответила Рапсодия, стараясь устроиться по удобнее, — тут многое зависит от того, кто ты есть. Причем одни отношения не исключают других — твоя любовь к разным семьям может быть одинаково сильной. Вот почему я так уважаю институт брака — муж и жена выбирают друг друга из множества других людей, следовательно, их отношения носят особенный характер.

С противоположной стороны костра донесся тихий смех.

— Похоже, ты вела слишком уединенный образ жизни, Рапсодия.

Рапсодия хотела ему возразить, но передумала и сказала:

— Спокойной ночи, Эши. Разбуди меня, когда твое дежурство закончится.

— А ты никогда не думала о том, чтобы сделать это обычным способом?

— Что сделать?

— Получить внуков.

— Хм-м-м? — Она уже почти заснула.

— Как все: найти мужа, завести детей, а потом подождать, пока они родят для тебя внуков, — тебе знакомы такие идеи?

Он услышал, как Рапсодия протяжно зевнула.

— Я уже говорила тебе, — сонно пробормотала она, — я не рассчитываю прожить так долго.

Когда его дежурство закончилось, Эши слегка потряс ее за плечо.

— Рапсодия?

— Да?

— Пришла твоя очередь. Или хочешь поспать еще не много?

— Нет, — ответила она, выбираясь из-под одеяла, — но все равно спасибо.

— Ты ведь не серьезно сказала насчет Акмеда?

Она удивленно посмотрела на него:

— Что?

— Ты не собираешься стать супругой Акмеда? Все это время, пока ты спала, твои слова жгли меня как огонь.

Рапсодия наконец проснулась.

— Ты знаешь, Эши, мне не нравится твое отношение к Акмеду. Я уже не говорю о том, что тебя это не касается. А теперь иди спать. — Она приготовила лук со стрелами, подошла к костру, и пламя, почерпнув энергию из неизвестного источника, взревело с новой силой.

Эши немного постоял рядом, а потом молча растворился в тени.

4

На следующее утро на лес спустился густой туман. Но как только взошло солнце, туман рассеялся, и они отправились дальше. Им предстоял последний переход.

В полдень они подошли к реке Тарафель, одной из многих рек, бравших свое начало в горных каньонах. Она разделяла лесные массивы северного Роланда, обозначая границу между обитаемыми и необитаемыми землями.

Тарафель оказалась сильной и широкой рекой с быстрым течением. Рапсодия подошла к опушке леса, чтобы взглянуть на ревущие воды — сказывались весенние дожди, — и оглянулась на Эши, который успел разбить лагерь и на чал готовить обед возле маленького костра.

— Какую часть занимают пойменные луга? — Рапсодия показала на берег реки и заросший травой участок между берегом и лесом.

— Почти всю, — ответил он, не поднимая головы. — Сейчас река немного вышла из берегов. А к концу весны она доберется до того места, где ты стоишь.

Рапсодия закрыла глаза и прислушалась к музыке бегущей воды. На ее родине тоже протекала большая река, разделяющая земли на две части, но ей не довелось побывать на ее берегах. Рапсодия видела, что течение у Тарафели быстрее в одних местах и медленнее в других, и теперь, прислушиваясь к изменениям в голосе реки, могла бы начертить карту со всеми стремнинами. Что ж, после еды у нее будет возможность проверить свою теорию.

20
{"b":"12283","o":1}