ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они молча сидели рядом, шум воды заглушал голоса. Рапсодия даже забыла, что неподалеку от нее устроился Эши. Когда она вспомнила про него, то увидела его сидящим на своем прежнем месте, но стоило ей расслабиться, как она сразу же теряла его из виду. Магия плаща с капюшоном, который он никогда не снимал, была настолько сильной, что позволяла ему исчезать не только из виду, но и из сознания Рапсодии.

Закончив трапезу, они сложили вещи, и Рапсодия принялась приводить в порядок место ночевки. Эши уже собрался двигаться дальше, однако Рапсодия была еще не готова уходить.

— Оставайся здесь. — Эши закинул свои вещи на одно плечо, а сумку Рапсодии на другое.

И прежде чем Рапсодия успела возразить, он пересек пойму, вошел в реку и уверенно двинулся к противоположному берегу.

Вскоре вода уже доходила ему до пояса, но Рапсодии показалось, что его тело не оказывает никакого сопротивления течению. Более того, за ним не оставалось ни малейшего волнения, казалось, река застыла в неподвижности. Когда Эши оказался на середине, Рапсодия с трудом отличала его от воды.

Рапсодия не слишком удивилась, хотя взяла этот факт на заметку.

«Должно быть, он связан с водой так, как я с огнем», — подумала она, но через мгновение ей пришло в голову, что причина может заключаться в его мече, возможно первое результат второго. Теперь Рапсодия нашла объяснение многим вещам, которые ранее оставались для нее непонятными, в том числе — откуда берется вода, питающая туманный плащ.

Теперь она поняла, почему он так стремился выяснить, какое отношение Рапсодия имеет к намерьенам, — очевидно, он и сам принадлежал к одному из первых поколений, ведь Эши владел магией стихий. Она почувствовала, как ее сердце сжалось. Возможно, он пережил войну и плащ скрывает ужасные шрамы.

Наконец она поняла, почему они друг другу симпатичны, но влечения между ними не возникало — им близки противоборствующие стихии. Рапсодия была этому рада — если не считать Акмеда и Грунтора, Эши стал первым муж чиной, рядом с которым она чувствовала себя свободно. Похожие ощущения она испытывала рядом с братьями, и тут на нее неожиданно накатила волна тоски и боли, к горлу подступил комок, и слезы чуть не брызнули из глаз.

Рапсодия с трудом сдерживала рыдания. Прижав руки к животу, она сделала несколько быстрых вдохов — она уже давно научилась бороться таким способом с грустными воспоминаниями — и решительно тряхнула головой, словно пыталась прогнать печальные мысли.

— Рапсодия! Рапсодия, с тобой все в порядке? — Она подняла голову и увидела остановившегося посреди реки Эши — он возвращался обратно, оставив на другом берегу их вещи.

Она не видела его лица, но в голосе отчетливо слышалась тревога. Рапсодия выпрямилась, улыбнулась и помахала ему рукой.

— Со мной все хорошо, — крикнула она, стараясь перекрыть шум быстро бегущей воды.

Эши ускорил шаг и через несколько мгновений вышел на берег, а затем быстро пересек пойму и остановился рядом с Рапсодией. Тяжело дыша, он положил руку ей на плечо и заглянул в глаза.

— Ты уверена, что все хорошо?

— Да, ты напрасно встревожился, — рассеянно ответила она, глядя на его руку. Она была совершенно сухой, словно он и не касался воды. — Какой любопытный фокус.

— Тебе понравилось, не так ли? Ну, иногда это очень удобно. Ладно, пойдем. — И он протянул к ней руки.

— Что? Ты хочешь обняться?

— Нет, я собираюсь перенести тебя на другой берег.

— Проваливай. — Слово само сорвалось с ее губ, и она закашлялась. — Извини, я вела себя грубо. Но я сама смогу перейти на другой берег.

Эши рассмеялся:

— Не глупи. Вода поднимается выше моего пояса — тебя она скроет с головой. Иди сюда.

Улыбка исчезла с лица Рапсодии.

— Во-первых, хотя мой рост и в самом деле невелик, но твоя талия ниже моей головы. Во-вторых, я не хочу, чтобы ты нес меня на руках. Как я уже сказала, у меня хватит собственных сил перебраться на тот берег. Если хочешь помочь, можешь отнести мой плащ. Я буду тебе признательна.

— Я собираюсь перенести тебя. Боги, ты не устоишь перед таким сильным течением. Ты слишком мало весишь.

Рапсодия посмотрела ему в лицо, надеясь встретить его взгляд.

— Нет, большое тебе спасибо. — Она подошла к костру и затушила его, а затем принялась поправлять одежду, готовясь к переходу на другой берег.

Вода в реке заметно поднялась, и Эши надоело ждать. Он решительно подошел к Рапсодии сзади, легко поднял ее на руки и быстро зашагал к берегу, аккуратно лавируя между камнями, которыми была усеяна пойма.

И тут он получил такой увесистый удар по голове, словно его нанес здоровенный мужчина. Эши отступил на пару шагов и уронил ее на землю. Несмотря на сильную боль, он с восхищением наблюдал за Рапсодией, которая мгновенно вскочила на ноги и уже в следующую секунду за стыла в защитной стойке, обнажив меч и кинжал. Его поразило то, как сильно она разозлилась.

— Извини. — Он сделал шаг к ней и резко остановился, поскольку она нанесла удар и меч просвистел всего в нескольких сантиметрах от его груди. — Рапсодия, прости меня. Я не хотел…

— Разве ты не понял, что я отказалась от твоего предложения?

— Нет. Я хотел сказать: да. Тут не может быть никаких оправданий, но я повиновался естественному импульсу, понимаешь? Извини, я лишь пытался тебе помочь.

Яростный взгляд Рапсодии заставил ее замолчать. В ее изумрудных глазах он не нашел даже намека на прощение, которое так легко получил прежде, когда обнажил против нее меч.

— Мужчины часто ссылались на естественные импульсы, чтобы оправдать то, что они хотели со мной сделать. Пойми меня правильно, Эши, клянусь всем святым, что есть в этом богом забытом месте, прежде чем ты или кто-нибудь другой попытается что-то сделать со мной против моей воли, один из нас умрет. На сей раз это будешь ты.

— Похоже, ты права, — пробормотал он, потирая челюсть.

— Меня не остановит, даже если умереть придется мне. Я больше никому не позволю надругаться над собой — ни тебе, ни другим.

— Я понимаю, — сказал он, хотя причины такого поведения Рапсодии остались для него тайной.

Еще никогда — даже во время сражения — ему не доводилось видеть Рапсодию такой разгневанной.

— Еще раз прошу меня простить, — повторил он. — Скажи, как мне загладить свою вину?

— Держись подальше от меня. — Она понемногу начала успокаиваться, но зеленые глаза сверкали гневом, когда она вновь двинулась к кромке воды.

Эши показалось, что она о чем-то задумалась. Наконец Рапсодия убрала меч в ножны и спрятала кинжал за пояс, затем решительно повернулась и зашагала обратно. На краю поймы она остановилась.

— Что ж, из-за тебя я потеряла полезные вещи.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь, — отозвался Эши. — С ними все в порядке — ты сама увидишь, как только переберешься на другой берег.

— Я больше никуда с тобой не пойду. Здесь мы расстанемся.

— Подожди…

— Ты можешь продать мои вещи, когда вернешься в Бетани или в любом другом месте, — сказала она, поворачиваясь к нему спиной. — Быть может, этого хватит, чтобы оплатить твои услуги проводника. До свидания.

Эши потерял дар речи. Неужели она так сильно оскорблена, что решила отказаться от своей миссии и бросить музыкальные инструменты? Однако она быстро уходила в лес, и он побежал вслед за ней, стараясь не упустить из виду.

— Рапсодия, подожди, пожалуйста, подожди.

Она вновь обнажила меч и повернулась к нему лицом. В ее глазах больше не было гнева, лишь настороженность. И еще он увидел в ней странную покорность судьбе, которой раньше никогда не замечал, и внезапно ощутил, как сжалось у него сердце. Он и сам не понимал почему.

Эши остановился, не дойдя до Рапсодии несколько шагов, и задумался, пытаясь понять причины неадекватного поведения своей спутницы.

«Мужчины часто ссылались на естественные импульсы, чтобы оправдать то, что они хотели со мной сделать».

Ответ пришел как озарение, и Эши охватило смятение. Никогда в жизни он не попадал в такую затруднительную ситуацию. Он не находил слов, не знал, что делать дальше. Рапсодия обладала удивительным даром — с первой встречи в Бет-Корбэре она всякий раз умудрялась вывести его из равновесия. Он проклял собственную глупость, мучительно пытаясь найти способ вернуть доверие Рапсодии.

21
{"b":"12283","o":1}