ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элендра не нуждалась в напоминаниях. Она каждое утро видела это в зеркале.

Уже десять лет к ней не возвращался этот сон. Почему он приснился сейчас? Меч вернулся. Она почувствовала, когда его вытащили из земли, но потом его пламя стало удаляться, пока не исчезло совсем. Но сейчас она вновь его ощущала, на закате и во время восхода, он был где-то со всем близко. Элендра посмотрела на темный камин и вздохнула. Когда погас последний уголек, она опустила голову на каминную доску и закрыла глаза.

— Я бы хотела немного изменить наш маршрут в Тириан.

Эши наклонился вперед, чтобы лучше слышать Рапсодию. Она одевалась за занавеской, и стук капель, падающих с листвы, заглушал ее слова.

— Что?

Занавеска отодвинулась, и Рапсодия вернулась в комнату.

— Я бы хотела зайти в поселение филидов возле Гвинвуда. Поскольку ты проходил подготовку в Круге, тебе нетрудно его найти, верно?

Ветер неожиданно стих, и наступила напряженная тишина.

— Пожалуй, — после некоторых раздумий ответил он. — Хотя это было много лет назад.

В его голосе послышалась такая неуверенность, что Рапсодия удивленно заморгала. Он провел ее из самого Канрифа через Бет-Корбэр, Ярим и Кандерр к северной границе Гвинвудского леса, где находилось логово Элинсинос, не пользуясь картой и ни разу не сбившись с пути. Он путешествовал по девственным лесам и бескрайним полям, простирающимся во всех направлениях до самого горизонта, словно был бродячим лордом, владельцем этих земель. Ей показалось странным, что Эши не уверен, найдет ли он дорогу к поселению филидов у подножия Великого Белого Дерева, которое, по ее предположению, находилось совсем рядом.

— Если ты не знаешь, как туда идти, не сомневаюсь, что я и сама доберусь, — заявила она, поудобнее пристраивая дорожную сумку на плечах. — Если я напрягусь, то даже отсюда услышу песню Дерева. Более того, мне кажется, что до первых хижин филидов совсем близко. Кстати, мы сейчас в Наварне или Гвинвуде?

Эши ответил после долгой паузы:

— В Гвинвуде.

— Так я и думала. Я была в этой части леса вместе с Гэвином.

— Я могу найти Круг. — Голос Эши стал напряженным. — Что тебе там нужно?

— Отправить письмо в Илорк, чтобы они узнали об изменении моих планов. Я не могу задержаться на несколько месяцев у Элендры, не дав им знать. У Ллаурона есть почтовые птицы. Он отправит послание Акмеду, если я его попрошу. Но мне кажется, тебя что-то смущает. Мне не хочется навязываться.

Эши покачал головой:

— Я отведу тебя к Кругу, однако мне бы не хотелось в него входить. Буду ждать тебя в лесу на юге, пока ты не отправишь свое послание, а потом провожу до Тириана.

Рапсодия улыбнулась:

— Спасибо, я тебе очень благодарна.

Эши отвернулся и вздохнул, потом посмотрел в окно и закрыл глаза.

— В таком случае, дай мне поспать. До рассвета еще далеко.

На следующее утро небо очистилось, и земля быстро подсохла. Они с некоторым сожалением затворили дверь хижины и перебрались через речной поток.

Эши вновь надел плащ с капюшоном, и они шли, почти не разговаривая. Мысли Рапсодии разбегались в разные стороны, словно листья на сильном ветру.

Закрыв глаза, она прислушалась к песне Дерева и сразу же ощутила глубокие колебания земли и гудение воздуха. Мелодия была очень медленной, полной дремлющей силы, так зевают, потягиваясь после долгого сна; песня пробуждения.

Рапсодию охватило волнение. Все вокруг возрождалось к жизни, и она почувствовала себя частью окружающего мира. Она даже заулыбалась от радости. Но тут ей в голову пришла новая мысль, Рапсодия остановилась и повернулась к Эши.

— Ты именно здесь изучал лес? Вместе с Гэвином?

— Да.

Рапсодия посмотрела на юг.

— Здесь есть веха, вырезанная на коре липы, к югу от земель Круга, на полпути к Трэф-и-Гвартегу, — сказала она. — Ты помнишь ее?

— Да, — коротко ответил Эши.

Ей показалось, что в его голосе слышится улыбка. Теперь, когда Рапсодия знала, как выглядит ее спутник, она легко могла представить себе и его улыбающимся.

Тогда почему бы нам не встретиться на этом месте сегодня вечером? Отсюда до вехи примерно три лиги, по этому я легко до нее доберусь, если меня не задержат.

— Я буду тебя ждать.

— Но только до наступления ночи. Если я не приду, не жди. Я не хочу напрасно задерживать тебя, ведь твоей любимой наверняка тебя не хватает. Уверена, что Ллаурон найдет лесничего, который сможет меня проводить до Тириана.

Эши покачал головой.

— Не стоит так поступать, — возразил он, и улыбка исчезла из его голоса. — Чем меньше людей знает о том, куда ты направляешься, тем лучше. На твоем месте я бы не стал ничего говорить даже Ллаурону.

Рапсодия вздохнула.

— Знаешь, у тебя и Акмеда гораздо больше общего, чем я думала, — сказала она, надевая капюшон. — Ладно, я не буду болтать. До свидания, Эши. Если сегодня вечером мы не встретимся, спасибо за помощь.

— Всегда рад тебе служить. Я провожу тебя до постоялого двора. А вечером ты меня увидишь.

Она улыбнулась:

— Не сомневаюсь, во всяком случае, увижу столько, сколько ты пожелаешь показать.

Ветер едва не унес тихий ответ Эши:

— Ты видела больше, чем другие. Будем надеяться, что ни один из нас об этом не пожалеет.

Перед внешним кольцом лесного поселения филидов находился постоялый двор — несколько небольших домиков, расположенных вокруг центрального здания. Рапсодия помнила, что здесь принимали пилигримов. Именно сюда привел ее наследник Ллаурона, Хаддир, когда она в первый раз посетила Круг.

Эши обошел несколько похожих постоялых дворов, прежде чем указал на небольшое строение чуть в стороне.

— Почему ты выбрал именно этот? — спросила она. — Чем хуже дюжина других, мимо которых мы проходили раньше?

— Здесь ты найдешь Гэвина, — ответил Эши, Рапсодия рассмеялась:

— Легче найти определенное зерно пшеницы в огромном мешке, чем разыскать Гэвина. Он может находиться в любой точке континента.

Эши пожал плечами.

— С тем же успехом он может оказаться и здесь, — небрежно бросил он. — Ты хочешь встретиться именно с ним?

— Нет. Любой, кто сможет без задержек отвести меня во Дворец Дерева, меня устроит.

— Тогда мы пришли в нужное место. Просто попроси кого-нибудь из лесничих, уверен, что они с радостью со гласятся тебе помочь. Но, Рапсодия, — только один. И не снимай капюшона. Встретимся вечером.

Рапсодия смотрела Эши вслед, пока он не скрылся за деревьями. Потом решительно зашагала к постоялому двору.

Несколько мальчишек-прислужников в рясах филидов без капюшонов шли между домами и о чем-то оживленно болтали. Рапсодия подождала, пока они войдут в лес, а потом подошла к двери центрального здания и собралась постучать.

Но дверь распахнулась раньше. На пороге стоял загорелый человек с густой черной бородой в коричнево-зеленом костюме лесника — так выглядят проводники пилигримов, которые приходят поклониться Кругу и Великому Белому Дереву. Рапсодия едва успела отдернуть руку.

— Гэвин! Извини.

— Рапсодия? — удивился Гэвин, но тут же на его лице появилась улыбка. — Что ты здесь делаешь?

— Мне нужно попросить Ллаурона об одолжении, — сказала Рапсодия. — Ты сумеешь организовать мне встречу с ним?

— Думаю, да, — ответил Гэвин, выходя из дома и закрывая за собой дверь. — Я как раз направляюсь во Дворец Дерева. После нарождения новой луны Ллаурон проводит совет. Если хочешь, можешь пойти со мной.

— Спасибо, — отозвалась Рапсодия. — С удовольствием.

Гэвин быстро зашагал вперед, и Рапсодия постаралась от него не отставать; нужно обязательно поблагодарить Эши, который был одного роста с Гэвином, — теперь ей не приходилось прикладывать особых усилий.

17

В полдень они вышли на широкий лесной луг, посреди которого стояло Великое Белое Дерево. Рапсодия слышала его песню с того самого момента, как оказалась в лесу; прежнее легкое гудение сменилось мощной мелодией, мед ленной и почти не меняющейся, но наполненной чарующей красотой и силой.

47
{"b":"12283","o":1}