ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Около четверти мили, — рассеянно проговорила Рапсодия.

— Мне это неизвестно. — Элендра со значением посмотрела на Рапсодию, но та быстро отвернулась.

— Извини. Продолжай, пожалуйста.

Воительница наградила ее задумчивым взглядом и продолжила свой рассказ:

— Брат славился своей независимостью, сохранял нейтралитет и не служил никому из высоких лордов. Он выполнял заказы того, кто готов был платить за его выдающиеся способности.

Потом все изменилось. Наверняка сказать трудно, но, кажется, в самом начале Сереннской войны Брат перешел на сторону врагов нашего короля. Он выполнял поручения, которые представляли собой не просто заказные убийства, и кое-кто из наших союзников и командиров стали жертвами его квеллана.

Происходящее вызвало у нас тревогу, поскольку, как я уже сказала, дракиане являются древними врагами ф'доров. Странным было уже то, что Брат начал участвовать в политических играх и поддержал одну из враждующих сторон, но то, что он стал служить ф'дорам или даже их союзникам, казалось противоестественным. А потом он неожиданно исчез, и никто никогда его больше не видел. Нам так и не удалось разгадать эту тайну.

Рапсодия кивнула, но промолчала. Она слегка отвернулась от своей наставницы в надежде, что та не станет задавать ей вопросов. Она не стала. Элендра несколько минут внимательно на нее смотрела, а потом занялась огнем.

Во сне Рапсодия снова увидела лицо Эши, как, впрочем, и во все предыдущие ночи прошедшей недели. Элендра прибежала в первый же вечер, когда девушка проснулась от собственного крика, и обнаружила, что Рапсодия сидит на кровати и, в страхе озираясь по сторонам, дрожит под тяжелым меховым одеялом.

— Что с тобой, дорогая?

— Все хорошо, — ответила Рапсодия через несколько секунд. — Извините, Элендра. По ночам меня преследуют кошмары. Наверное, лучше мне спать в саду. — Она собралась встать.

— Не говори глупостей, — сказала Элендра и села на край ее кровати. — Так всегда бывает с теми, кто обладает даром предвидения. На самом деле это очень полезное качество, если оно, конечно, не вредит твоему здоровью из-за недосыпания.

— Или здоровью твоих друзей, — добавила Рапсодия. — Вы знали других людей, обладавших таким же даром?

Многие из представителей Первого поколения были им наделены. Думаю, именно он стал причиной их безумия.

— Мне совсем не трудно представить себе, почему, — вздохнув, проговорила Рапсодия.

— Не огорчайся, Рапсодия, кроме того, не стоит недооценивать эту способность. Твои сны могут стать предупреждением или ключом к решению загадки, причем единственным. Что такое недостаток сна, если речь идет о спасении собственной жизни или предотвращении войны?

Проснувшись в очередной раз, дрожа от пережитого ужаса, Рапсодия вспомнила ее слова. Во сне Эши упорно искал ее, нет, охотился за ней, следовал всюду, куда бы она ни пошла. И всякий раз, когда ей казалось, будто ей больше ничто не угрожает, он оказывался рядом. В конце концов он ее поймал, и она не смогла вырваться, а он держал ее железной хваткой, затем резко развернул и вдруг оторвал ей голову и швырнул вверх, в небо. После этого он взял ее за правую руку и направил Звездный Горн прямо на далекую звезду.

«Хивен вет („Говори“), — приказал он. — Эвин вет („На зови ее“)».

Она прошептала имя звезды, хотя, проснувшись, не помнила его. С оглушительным ревом свет звезд обрушился с неба и ударил в человека, стоявшего неподалеку, он скорчился от невыносимой боли, а потом вспыхнул ослепительным пламенем. Мужчина повернулся, и Рапсодия узнала Ллаурона.

Она снова проснулась, одна в темноте ночи, и отчаянно задрожала.

— Рапсодия, сосредоточься, голос Элендры звучал терпеливо, но Рапсодия уловила в нем нотку упрека. — Тебе ничего не стоит вызвать к жизни огненную душу меча, и это хорошо. Ты обладаешь врожденным родством с его силой, которого у меня не было, оно помогает тебе установить с ним связь, но ты должна уметь использовать все его возможности, если намерена сразиться с нашим общим врагом. Одного огня недостаточно, чтобы уничтожить ф'дора, ведь он тоже произошел от пламени. Ты должна проникнуть в эфирную сущность Звездного Горна. Устремись к звездам. Если ты не познаешь Серенну, ты умрешь, когда встретишься с ф'дором. А теперь попробуй еще раз, только сконцентрируйся как следует.

— Я знаю, мне очень жаль, что у меня не получается.

Рапсодия попыталась очистить свои мысли и сосредоточиться на дыхании. Она выставила перед собой меч, закрыла глаза и открыла свое сознание. И тут же увидела мир, походивший на решетку, переплетения которой формировали силуэты скал и деревьев. Элендра выглядела как окутанная сияющим ореолом схематичная человеческая фигура. Рапсодия пропела свою именную ноту — Эла — и меч изменил вибрацию, настроившись на ее мотив.

В следующее мгновение мир вокруг обрел четкие очертания, и сквозь лучи солнца Рапсодия увидела звезды. На решетке появились сад и река, текущая по полю. Рапсодия с удивлением обнаружила, что ничего не видит сквозь нее. Это ей мешало, и она подумала, что, наверное, именно так и появится Эши. Мысли о нем отвлекли ее, и иллюзорный мир вокруг перестал существовать. Рапсодия тяжело вздохнула и опустила меч.

— Прости. Я все время отвлекаюсь на посторонние мысли.

Элендра опустилась на садовую скамью и показала Рапсодии, чтобы она села рядом.

— Может быть, ты хочешь со мной поговорить?

Рапсодия постояла молча несколько мгновений, а по том опустилась на скамью рядом со своей наставницей.

Как узнать, что человеку можно доверять?

— Никак, — покачала головой Элендра. — Никакого надежного способа нет. Ты должна воспринимать людей каждого по отдельности, слушать, что они говорят, и примерять их слова на себя. Нельзя судить людей однозначно, смотри и думай, но доверяй им, только когда они проявят себя, так или иначе. Ты обладаешь поразительной для своего возраста мудростью. Загляни в свое сердце и спроси его, оно тебе подскажет правильный ответ.

— А если у меня нет времени ждать, когда человек докажет мне, что я могу ему верить? Если я ничего о нем не знаю? Не могу заглянуть в его душу и даже увидеть лицо?

Элендра вздохнула, и глаза ее затуманились воспоминаниями.

— Это очень трудное положение, Рапсодия. Однажды я оказалась в таком. Я тогда только стала Илиаченва'ар, и мне встретился мужчина, который, казалось, хотел помочь. А времена были очень сложные, даже страшнее нынешних, за мной охотились. И вдруг он появился на моем пути, словно из ниоткуда, и предложил помощь. Я не знала, что мне делать. Ф'доры умелые лжецы, к тому же тогда их было значительно больше и у них на службе состояло огромное количество всяких выродков. Мне предстояло сделать очень трудный выбор. Ошибка означала не только мою смерть, но, главное — Звездный Горн попал бы в руки врага. Такого удара наша сторона не перенесла бы. Наконец я решила довериться своему сердцу. Знаешь, на самом деле это единственное, что нам остается.

— Плохо, — мрачно проговорила Рапсодия. — Мое сердце не слишком надежный советчик.

— Мы все совершаем ошибки, — улыбнувшись, проговорила Элендра. — Мне кажется, тебе следует дать своему сердцу еще один шанс. Я уже достаточно хорошо тебя знаю, чтобы не сомневаться: ты примешь правильное решение.

— Тебе не следует ставить свою жизнь в зависимость от моего решения.

Элендра протянула руку и погладила юную Певицу по щеке.

Я уже поставила свою жизнь на тебя — до определенной степени. И абсолютно уверена в собственной правоте.

Рапсодия тихонько хмыкнула и опустила глаза.

— Чем закончилась история с тем мужчиной?

— Я вышла за него замуж, — широко улыбаясь, ответила Элендра. — Его звали Пендарис, и за то короткое время, что подарила нам судьба, мы были так счастливы, словно прожили вместе целый век.

— А что случилось? — мягко поинтересовалась Рапсодия.

— Он погиб во время Сереннской войны, не дожил до того момента, когда намерьены покинули Серендаир, — грустно ответила Элендра. — Почти сразу после того, как мы поженились, нас захватили ф'доры и их приспешники. Пендариса замучили до смерти.

66
{"b":"12283","o":1}