ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пруденс взглянула на ослепительно красивое лицо Рапсодии и почувствовала, как внутри у нее разливается тепло, рожденное ее участием.

— Нет, со мной все в порядке. — Она смущенно погладила пальцы Рапсодии.

— Послушайте, давайте уйдем с солнца, — предложила Рапсодия и взяла Пруденс под руку. — Я веду себя как отвратительная хозяйка. Я даже не спросила, как вас зовут.

— Пруденс.

— Простите мою невежливость, Пруденс, и добро пожаловать в Илорк. Может быть, хотите чего-нибудь…

Неожиданно мир взорвался, Рапсодия услышала гулкие удары своего сердца, в глазах у нее потемнело. Грунтор успел подхватить ее в тот момент, когда она начала падать, и прижал к себе, прежде чем она повалилась на землю. Он заглянул ей в лицо и увидел, что оно исказилось от ужаса.

— Ты в порядке, герцогиня? — с беспокойством спросил он и похлопал ее по щеке своей огромной лапищей.

Рапсодия быстро заморгала, стараясь прогнать неприятное ощущение — ей казалось, будто небо вдруг начало падать и вот-вот придавит ее к земле. Она пристально посмотрела на посланницу Орландана — миловидная женщина с бледной кожей и рыжими локонами, вдруг отметила про себя Рапсодия, но как-то отстраненно. В карих глазах Пруденс плескался страх.

Взгляд Рапсодии был устремлен на ее лицо, и вдруг оно начало быстро меняться, распадаясь на части, словно его рвали когти дикого зверя и вот уже остались только голые кости и куски мышц. Вместо глаз на лице зияли пустые дыры, заполненные запекшейся кровью. Рапсодия вскрикнула.

— Миледи? — Голос Пруденс дрожал.

Рапсодия снова заморгала — и увидела перед собой Пруденс с совершенно нормальным лицом.

— Я… прошу меня простить, — сказала она и отстранилась от осторожно ее поддерживающего Грунтора. Рапсодия заставила себя улыбнуться перепуганной посланнице. — Наверное, я перегрелась на солнце. Давайте зайдем в дом, там можно посидеть и отдохнуть в прохладе.

Пруденс посмотрела на сторожевой пост, около которого шестеро стражников фирболгов с интересом наблюдали за происходящим. Один из них улыбнулся, и Пруденс вздрогнула.

— Мне… мне нужно возвращаться, — пробормотала она. — Почтовый караван обогнал нас на три дня, и мы должны спешить, чтобы с ним встретиться.

— Вы прибыли сюда без хорошо вооруженного отряда? — посерьезнев, спросила Рапсодия.

Пруденс с трудом сглотнула. Тристан несколько раз повторил, что ее миссия должна оставаться в тайне от всех.

— Да, — едва слышно проговорила она.

— Вы хотите сказать, что лорд Роланда послал в Илорк женщину без надежной защиты?

— Со мной стражник, а кучер является солдатом Орландана, — ответила Пруденс.

«Забавно», — подумала она. Они с Тристаном долго спорили на эту тему, и сейчас Пруденс защищала точку зрения, против которой яростно возражала.

Рапсодия задумалась на мгновение, а потом приняла решение и протянула Пруденс руку.

— Идемте со мной, — сказала она. — Обещаю, вы будете в полной безопасности.

В ее словах звучала такая убежденность и искренность, что они сразу нашли отклик в душе Пруденс. Не отдавая себе отчета в том, что делает, она взяла протянутую руку и пошла за Рапсодией внутрь сторожевого поста.

Пост Гриввен представлял собой башню, вырубленную в поверхности горы, являвшейся самым высоким пиком в Илорке. Стены и пол внутри были ровными и гладко отполированными. Снаружи располагались деревянные платформы, с которых открывался вид на запад, север и юг. Их соединяли длинные лестницы, прикрепленные цементом к стенам. Следуя за великаном фирболгом и Рапсодией мимо баррикад с потайными окнами и лучниками, Пруденс изумленно оглядывалась по сторонам.

Они миновали несколько комнат, бараки, потом большие залы, и всю дорогу Пруденс не переставала удивляться открывшемуся зрелищу. Всю свою жизнь она провела в крепости Тристана и сразу поняла: бастионы его цитадели детские игрушки по сравнению с тем, что она видит здесь. А ведь это всего лишь аванпост, даже не часть главной горной крепости. Пруденс дала себе слово рассказать о своих открытиях Тристану и посоветовать ему никогда не связываться с фирболгами, значительно превосходившими его в военном отношении.

Наконец Рапсодия остановилась около массивной двери, покрытой лаком и укрепленной черным железом. Открыв ее, Рапсодия жестом пригласила гостью войти:

— Располагайтесь.

Пруденс вошла, сразу заметив стойки для оружия по обе стороны двери. В глубине комнаты стоял длинный, массивный стол из сосны в окружении грубо сколоченных стульев. Рапсодия задержалась снаружи, чтобы перекинуться несколькими словами с великаном фирболгом, затем тоже вошла в помещение.

— Пожалуйста, Пруденс, устраивайтесь поудобнее. Пруденс опустилась на стул, а Рапсодия сняла свой длинный серый плащ, повесила его на крючок у двери и уселась на стул напротив.

— Извините, что не представила вам Грунтора, — сказала она. — Он принесет нам что-нибудь подкрепиться. — Пруденс кивнула. — А теперь, когда мы одни, почему бы вам не рассказать мне, зачем вы сюда прибыли?

— Я не понимаю, о чем вы говорите, — отвернувшись, пролепетала Пруденс.

— Извините, но, как я полагаю, вы отлично понимаете, о чем я говорю. Несмотря на то что мы с лордом Роланда имели несколько весьма неприятных бесед, а также на тот факт, что он совершил некоторое количество серьезных ошибок, я никогда не поверю, будто он настолько глуп, что бы отправить в Илорк женщину, не способную себя защитить, с поручением передать приглашение на свое бракосочетание, в особенности если вспомнить о наличии каравана, который приходит к нам каждую неделю и который тщательно охраняется вооруженными солдатами. Так зачем вы здесь, Пруденс?

Голос Рапсодии звучал мягко и убедительно. Пруденс посмотрела ей в глаза и обнаружила в них сочувствие и симпатию. Она начала понимать Тристана, говорившего, что не думать о ней невозможно. Эта женщина располагала к себе — музыкой ли своих слов, или просто добротой и теплом, окутывавшими ее собеседников с головы до ног. Пруденс изо всех сил боролось с пленом, в который ее затягивала Рапсодия.

— Лорд Роланда сожалеет о своих прежних разногласиях с вами, — заикаясь, выговорила она. — Если честно, ему стыдно за то, как он с вами обошелся.

— Пусть он об этом не думает.

— И тем не менее он хочет принести вам свои извинения. И потому он попросил меня передать вам его приглашение посетить Бетани и погостить у него, чтобы он мог лично сказать вам, как он сожалеет о своей грубости, и продемонстрировать мирные намерения относительно Илорка. Он также с удовольствием покажет вам город и обещает, что все формальности будут соблюдены и вас будут тщательно охранять.

Рапсодия с трудом скрыла улыбку. Когда она прибыла в Бетани в первый раз, она стала причиной уличной драки и чуть не попала в руки солдат Тристана.

— Это очень мило с его стороны, но я не уверена, что понимаю вас правильно. Почему он не послал мне приглашение в письменном виде или, по крайней мере, не отправил вас вместе с почтовым караваном? Сейчас очень беспокойные времена, не только в Илорке, везде.

— Я знаю. — Пруденс тяжело вздохнула. — Но я выполняю приказ моего господина, миледи.

Золотоволосая женщина задумалась, а затем кивнула:

Пожалуйста, называйте меня Рапсодия. Дело в том, что я всего несколько дней как вернулась из дальнего путешествия, и у меня накопилось много дел в Илорке. Я с удовольствием приняла бы приглашение вашего господина, но, к сожалению, вынуждена ответить отказом.

Пруденс вздохнула, представив себе, как будет огорчен Тристан.

— Мне очень жаль это слышать. Надеюсь, вы не откажетесь принять приглашение на церемонию бракосочетания.

Рапсодия откинулась на спинку стула.

— Я не знаю, что вам ответить. Мне по-прежнему кажется очень странным, что лорд-регент Роланда желает, чтобы простолюдинка присутствовала на столь важной для него церемонии.

— Уверяю вас, его приглашение сделано от чистого сердца.

86
{"b":"12283","o":1}