ЛитМир - Электронная Библиотека

Тепло и доброта ее глаз притягивали Эши, но он не мог не видеть в них боль, такую сильную и глубокую, что ему не было дано познать ее. Неожиданно ему захотелось узнать, что так мучает незнакомку, и он понял, что готов по собственной воле отправиться на край света — лишь бы помочь ей избавиться от страданий. Когда она смеялась, вместе с ней смеялись и глаза, когда сердилась — они метали молнии. Она была тем, чем не был он, вынужденный прятаться, одинокий, избегающий других людей. Его восхищала ее открытость, которой он завидовал и которой хотел коснуться.

— Она — девственница, она — совершенство, — восторженно прошептал дракон.

Впрочем, скрытое чутье подсказывало, что природа наделила красавицу чувственностью и пониманием могущества плоти, — и это его озадачивало. Девственница, обладающая познаниями проститутки. Поразительно! Настоящая загадка. Он хотел узнать о ней как можно больше.

Он заглянул в будущее.

И увидел незнакомку в свадебном платье. Волосы ее были украшены цветами. Она улыбалась ему. Он отпустил фантазию на волю и представил ее в легком пеньюаре на брачном ложе. Перед его мысленным взором возникла новая картинка: она держит на руках их ребенка, а потом внука. И прошли годы, и взяли свое, но она по-прежнему была прекрасна, несмотря ни на что, прекрасна и горда. А в следующее мгновение у него перехватило дыхание — чудесные, лучащиеся жизнью глаза закрылись навсегда, тело окутал саван…

Женщина сказала:

Да?

Дракон завершил изучение незнакомки в долю секунды. Она, естественно, не поняла, что произошло.

— Почему бы вам не перекусить со мной? — весело проговорил Эши. — Я хочу доказать вам, что не держу на вас зла.

— Если вы не держите на нас зла, — насмешливо проговорила женщина, — значит, я все сделала неправильно, или вы пострадали значительно серьезнее, чем я думала.

— Возможно, причина в том, что я не заплатил вначале, — рассмеялся Эши.

Прекрасные глаза широко раскрылись от изумления, но в них тут же загорелся гнев.

— На что вы намекаете?

Эши сразу понял, что совершил ужасную ошибку.

— Ничего… извините. Я просто пошутил. Вы так прекрасны, что могли бы неплохо зарабатывать, решив стать куртизанкой. — Он поморщился, понимая, что сам вырыл себе очень глубокую яму.

— Вы решили, что я куртизанка?

— Нет, вовсе нет, я…

— Как вы смеете? Пойдем, Джо!

— Подождите… извините. Не уходите.

— Пропустите нас!

— Послушайте, я не хотел, правда…

— Уйдите с дороги!

Женщина наградила его сердитым взглядом и повела девушку в сторону городской площади. Когда они начали удаляться, Эши почувствовал, как его охватывает отчаяние. Остатки опасений насчет того, что она может оказаться прислужницей демона, улетучились. Он вспомнил, как она отреагировала на его шутку, и предпринял последнюю отчаянную попытку:

— Значит, нам не удастся вместе перекусить?

Незнакомка резко развернулась и заявила:

— Учитывая размеры вашего кошелька, я сомневаюсь, что вы в состоянии накормить нас обеих. На самом деле, думаю, что и за себя вы вряд ли сможете заплатить.

И они скрылись в толпе.

Эши громко рассмеялся, и несколько человек вокруг него удивленно подняли головы. Они не имели ни малейшего представления о том, что он стоит рядом.

42

— НИЧЕГО НЕ ГОВОРИ, я все знаю. Прости меня.

— Ты спятила? Тебя же могли убить.

— Знаю, — вздохнула Джо. Рапсодия резко остановилась:

— Почему, Джо? Я же дала тебе денег. Тебе нужно еще? Нет.

Джо засунула руку в карман и вытащила монеты, которые дала ей Рапсодия.

Рапсодия молча смотрела на ее ладонь. Когда она снова заговорила, ее голос звучал гораздо мягче:

— Скажи мне, зачем ты это сделала?

— Понятия не имею, — ответила Джо, отворачиваясь. Рапсодия протянула руку и повернула лицо девушки к себе. На нем явственно читался вызов. И страх. Рапсодия сразу заметила это, и у нее заныло сердце. Она знала этот взгляд — ребенок, выросший на улице всегда боится, что от него отвернется единственный человек, который к нему хорошо относится.

Она ласково погладила Джо по щеке:

— Ладно, по крайней мере, с тобой все в порядке. Пойдем отыщем Акмеда. Пора чего-нибудь поесть .

На лице Джо появилось изумление:

— И все? Ты не собираешься меня отчитывать?

— А ты этого хочешь? — осведомилась Рапсодия. — Я тебе не мать. Я — твоя сестра и тоже успела совершить в жизни немало глупостей.

— Правда? А каких?

— Разве Акмед не рассказал тебе, что произошло в Бетани?.. Пошли. — Она взяла Джо за руку и повела ее в сторону городской площади.

Акмед нетерпеливо ждал своих спутниц около базилики. Был полдень, солнце уже несколько минут как заняло свое место прямо у дракианина над головой, а их все не было. В прежнем мире он бы попытался услышать биение их сердец, чтобы узнать, где они находятся, но здесь все было иначе — он не мог их отыскать.

И снова задумался. Он не может найти Джо, но Рапсодия то принадлежит старому миру, а значит, он продолжает слышать ее сердце. Ему следует выбрать укромное место и сосредоточиться.

Оглядевшись по сторонам, Акмед обнаружил небольшую таверну, возле которой прямо на улице стояло несколько столов из соснового дерева, мокрых от растаявшего снега. Он вытащил скамью из-под стола, стряхнул лужицу воды и, поморщившись, сел.

Затем закрыл глаза и постарался очистить свое сознание, прогнав прочь городской шум, окружавший его со всех сторон. И в особенности — звон колоколов базилики. Их голоса начинали звучать в зависимости от капризов ветра и потому в самый неожиданный момент могли наполнить округу лишними звуками, мешая дракианину сосредоточиться.

Акмед слегка приоткрыл рот, чтобы впустить в себя ледяной ветер. Положив на стол перед собой руки, Акмед незаметно поднял один палец, словно проверяя направление ветра. Все это отдаленно напоминало Охотничий ритуал, при помощи которого он так умело находил свои жертвы в старых землях.

Поскольку Акмед — пусть и частично — был дракианином, природа наградила его черепом, оснащенным сложной системой внутренних полостей, и удлиненными гландами, которые вибрировали в соответствии с определенным пульсом. Он хорошо изучил биение сердца Рапсодии. Четырнадцать веков он шагал, отдыхал, полз, сражался и спал рядом с нею.

Она оказалась рядом. Акмед услышал ее сердце, Рапсодия приближалась. Он уже собрался спокойно ее подождать, когда отвратительный вкус наполнил его рот, горький, точно блевотина, гораздо более мерзкий, чем все, что он знал. Его пронизывала могильная вонь. Акмед сразу узнал запах ф'дора.

Он быстро открыл глаза. Рапсодия и Джо направлялись к нему, появившись из переулка. Акмед на мгновение отвернулся от них, пытаясь отыскать, откуда исходит отвратительная вонь. С севера…

Тогда он посмотрел на солнце, которое обогнуло шпиль базилики, — полдень миновал. И в наступившей на долю секунды темноте увидел перед базиликой тень, пульса которой не чувствовал. Она слилась с громадной тенью самой базилики. Воздух снова наполнил рот и нос Акмед а, очистив от мерзкой вони зла и прояснив сознание.

— Извини, что мы опоздали, — сказал а Рапсодия, и Акмед отвлекся от своих наблюдений. Вытащив скамейку из-под стола, она уселась напротив. — Садись, Джо. Ты уже сделал заказ, Акмед?

Дракианин глянул на нее и заставил себя успокоиться, чтобы она не заметила его состояния. Солнце за его спиной выбралось из-за базилики. Теплый луч коснулся пряди золотых волос Рапсодии.

Акмед снова обернулся, пытаясь разглядеть тень, но она исчезла. Зато он заметил, что возле базилики стоит мужчина, которого совсем не просто было высмотреть, и глазеет в их сторону.

У Акмеда по спине пробежали мурашки — возможно, именно этому мужчине принадлежала тень… Впрочем, никаких отличительных признаков, подтвердивших его подозрения, Акмед не нашел. Мужчина кутался в плащ, капюшон полностью скрывал его лицо, и в солнечном свете было видно, что его окружает едва различимая дымка, словно от тела поднимался пар. Затем, к огромному удивлению и неудовольствию Акмеда, мужчина направился прямо к ним.

108
{"b":"12284","o":1}