ЛитМир - Электронная Библиотека

Верховный лорд-регент вскочил на ноги:

— Как вы смеете? Кем вы себя мните и что дает вам право, дамочка, разговаривать со мной в столь недопустимой манере?

— Повторяю, — тяжело вздохнув, проговорила Рапсодия. — Меня зовут Рапсодия. Я являюсь полномочным представителем его королевского величества Акмеда, суверена Илорка. Мои ответы отличаются четкостью, и в них содержатся логические доводы, следовательно, можно сделать вывод, что я отлично знаю, кто я такая. Должна заметить, милорд, что я совсем не уверена в том, что вы можете сказать о себе то же самое.

— Это в каком же смысле? — с горящими от ярости глазами поинтересовался Тристан.

— Вы считаете себя правителем цивилизованных и благородных людей и до определенной степени совершенно правы. Но когда вы именуете чудовищами представителей народа, который строит дома и деревни, делает инструменты и создает семьи, вы прежде всего ставите себя в исключительно неоднозначное положение. В некотором смысле оно даже хуже положения тех несчастных, что гибнут от рук солдат Роланда, поскольку ваши люди превращаются в гораздо более бессердечных чудовищ, нежели те, кого обвиняете во всех мыслимых и немыслимых грехах.

Лорд Тристан изо всех сил стукнул кулаком по столу:

— Достаточно! Убирайтесь! Я не позволю вам наносить мне оскорбления! Вы — очень необычная женщина. Внешне вы похожи на прежних обитателей намерьенских земель, однако ваши манеры говорят о том, что вы ничем не отличаетесь от тех, кого представляете.

Рапсодия поднялась на ноги и одарила его спокойным взглядом:

— Благодарю вас. Насколько я разбираюсь в истории и сути намерьенов, вы, сами того не желая, только что сделали мне комплимент. Я немедленно вас покину, но прежде скажу еще несколько слов.

— Давайте быстрее, пока я не позвал своего гофмейстера.

— В этом не будет никакой необходимости. Я же сказала, что ухожу. Первое: король Акмед просил передать вам, что если вы выполните его требование и не станете предпринимать никаких военных действий нынешней весной, он гарантирует вам, что болги не потревожат ваши земли.

— Болги представляют собой стадо безмозглых животных, которые следуют лишь за своими инстинктами. Превратить их в организованную силу можно не больше, чем научить летать. Более того, я уверен, что ваш король, если он еще будет жив к вашему возвращению и сможет услышать мой возмущенный отказ, все равно не сможет контролировать болгов и заставить их подчиняться.

— Вы имеете право на собственное мнение, милорд, хотя, должна заметить, вы плохо информированы. Позвольте сообщить вам сведения, которые, по-видимому, еще не успели до вас дойти. Впервые за всю свою историю болги объединились, и ими правит король Акмед. Мы занимаемся военной подготовкой и образованием болгов, а также учим их производить предметы, которые, вполне возможно, найдут своих покупателей в Роланде, если вы станете нашими торговыми партнерами.

— Вы не в своем уме.

— Можете думать что вам угодно, но осенью мы намерены собрать первый урожай с виноградников. А также подготовить первую партию оружия, какого, уверена, вы никогда не видели раньше. Кроме того, если вы проявите неосмотрительность и не поверите моим словам, «Весенняя чистка» будет вам дорого стоить.

— Убирайтесь!

Рапсодия повернулась и направилась к двери.

— Благодарю вас за то, что согласились меня принять, ваше высочество. Мне жаль, что вы не пожелали прислушаться к моим словам. Если пожелаете снова встретиться со мной, буду счастлива пойти вам навстречу, несмотря на наш сегодняшний разговор.

— Этого не будет! — ответил лорд гневно. — Вы очень красивая женщина, но ума у вас не больше, чем у кузнечика. Прошу больше меня не беспокоить. Я прикажу моим советникам прогнать вас вон, если вы заявитесь снова.

Улыбаясь, Рапсодия надела плащ.

— Воля ваша, милорд. Надеюсь, вы понимаете, что это означает следующее: когда вы захотите снова меня увидеть, вам придется собственной персоной прибыть в наше королевство. Счастливого вам Нового года!

Она кивнула гофмейстеру и в сопровождении двух стражников покинула кабинет. Лорд Тристан долго смотрел ей вслед, а затем повернулся к гофмейстеру:

— Советников ко мне! Немедленно.

— Слушаюсь, милорд.

Лорд Стивен Наварнский спокойно выслушивал гневную речь лорда-регента. В то утро Стивен отсутствовал во дворце и не имел никакого отношения к инциденту с послом короля фирболгов, о котором столь негодующе распространялся его кузен. Герцог Наварнский занимался организацией обратного марша солдат Тристана, которые подавили восстание в землях Наварна. Он сразу же откликнулся на приглашение Верховного лорда-регента и порадовался тому, что присутствует на этом совете.

Тристан закончил тираду и распустил совет. Стивен остался, чтобы переговорить с кузеном наедине.

— В последнее время возникли кое-какие обстоятельства, Тристан, о которых ты, возможно, не знаешь, — сказал он, стараясь скрыть терзавшие его опасения. — Женщина, столь тебя возмутившая, и ее спутники-болги некоторое время назад спасли Дом Памяти.

— Что? — ничего не понимая, переспросил регент.

— Боюсь, именно так. Кроме того, в Наварне к ним относятся как к самым настоящим героям, поскольку им удалось разыскать и вернуть родителям множество пропавших детей, о которых я докладывал тебе на прошлом совете. Вероятно, чтобы добиться успеха, они прибегли к помощи каких-нибудь демонов.

Тристан Стюард помолчал немного, а затем подошел к окну библиотеки. Налив себе стаканчик вина, он проговорил:

— Интересно.

Когда Рапсодия вернулась в Котелок, Грунтор радостно подхватил ее на руки.

— Ой ужасно волновался, — заявил он, с облегчением заглядывая ей в лицо.

Рапсодия улыбнулась, зная, что великан говорит чистую правду.

— Я в полном порядке, — заверила она и похлопала его по могучему плечу, а затем повернулась к Джо.

— Ну, как все прошло? — спросил Акмед, и они обменялись короткой улыбкой — первой с тех пор, как Певица вернулась.

— Мне удалось сделать два наблюдения.

— Так, слушаю тебя. — Акмед сложил руки на груди и прислонился к стене, а Грунтор подвинул Рапсодии стул.

— Ты уверен, что не обладаешь даром предвидения, Акмед?.. Разговор прошел точно так, как ты и предсказывал, слово в слово.

— Это не предвидение, а предсказуемость, — фыркнув, поправил Акмед.

— И второе. Он встретил меня так, что ты мог спокойно отправиться туда и сам. Результат был бы таким же.

51

В САМОМ СЕРДЦЕ намерьенских земель, за пределами Пустоши, за каньоном, скрытый от посторонних глаз высокими горными кряжами, лежал Кралдурж, Королевство Призраков, темное, жуткое место, куда не решался заходить ни один болг.

В легендах ничего не говорилось о том, какие страшные события там произошли, но память о них производила на болгов неизгладимое впечатление. Неохотно, шепотом, они рассказывали об огромных полях, усеянных костями; о демонах, пожиравших несчастных, которые по недомыслию туда забредали; о том, что там прямо из земли бьют фонтаны крови, а злые ветры отнимают жизнь у каждого, кто оказывается поблизости.

Рапсодия совершенно случайно обнаружила скалы, окружавшие это зловещее место, когда собирала детей, оставшихся после очередного сражения сиротами. И вот теперь они с Акмедом пробирались по труднодоступным внутренним районам Зубов, пытаясь отыскать его снова.

Довольно долго они бесцельно блуждали в горах. Наконец терпение Акмеда лопнуло. Он закрыл глаза и сосредоточился на узкой, заросшей травой тропинке, по которой вот уже много веков никто не ходил. Ее он заметил среди неприступных кряжей и направил свой внутренний взор вдоль ее извивов.

Тропинка привела его на открытое поле, буйно поросшее травой. В самом его центре высился похожий на холм курган — и больше ничего.

— Мне жаль тебя огорчать, но я не вижу ни демонов, ни фонтанов крови.

128
{"b":"12284","o":1}