ЛитМир - Электронная Библиотека

— Д-да, — запинаясь, проговорил Благословенный, сжимаясь под свирепым взглядом лорда-регента. — Но она права, Тристан. Ее предложение кажется мне разумным компромиссом.

Лорд Тристан схватил перо и, дрожа от ярости, быстро записал условия соглашения на пергаменте. Когда он закончил, Рапсодия взяла перо из его рук, чтобы подписать договор. При этом ее пальцы на мгновение задержались. Когда Рапсодия убрала руку, Тристан перестал дрожать, а нездоровый румянец исчез.

— А теперь моя очередь, — заявил Благословенный, доставая последний свиток и развертывая его на столе. — Канриф всегда принадлежал престолу, расположенному в Бет-Корбэре. В этом документе содержится обращение Благословенного Бет-Корбэра, Ланакана Орландо, где он предлагает… религиозное утешение обитателям Илорка, которые могут стать членами его епархии. Благословенный Бет-Корбэра согласился обеспечить вас священнослужителями, которые будут проводить религиозные обряды и заниматься целительством — с выплатой церковной десятины, естественно.

Он с беспокойством взглянул на герцогов. Очень рискованное предложение. Земли болгов граничили с Сорболдом, где находился престол еще одного Благословенного, сохраняющего лояльность Патриарху. Если Илорк предпочтет Сорболд, то баланс религиозной власти в Роланде существенно изменится.

Рапсодия вновь улыбнулась:

— Благодарю вас, ваша милость. Я не предвидела, что наши переговоры коснутся религиозных вопросов. К сожалению, я плохо разбираюсь в верованиях фирболгов и не имею полномочий вести переговоры в данной области. У фирболгов имеются шаманы и собственная религия. Возможно, среди них есть интерес к вашей церкви или религии Гвинвуда. В любом случае, сегодня я ничего не смогу вам сказать. Будет лучше всего, если Благословенный Бет-Корбэра пришлет своего эмиссара, чтобы он мог спокойно обсудить религиозные вопросы с нашим королем. Он сказал, что в самое ближайшее время будет готов принять послов.

Благословенный молча кивнул.

— Ну, господа, если у вас все, то я искренне благодарю вас и прощаюсь. — Рапсодия встала и сделала знак своим стражникам, которые собрали стол и стулья с такой быстротой, что роландские аристократы едва успели вскочить на ноги. Она аккуратно сложила свои копии договоров.

— Подождите, — заговорил лорд Стивен, когда она повернулась, чтобы уйти. — У нас есть для вас несколько подарков. В благодарность от народа Наварна и сувениры от ваших внуков, в том числе и их портрет.

Рапсодия не смогла скрыть радости:

— О, благодарю вас! Как поживают Гвидион и Мелисанда?

— С ними все в порядке, спасибо. Они просили передать, что любят вас и благодарят за флейту и арфу. И ждут вас в гости.

— Надеюсь, что скоро у меня появится такая возможность. Поцелуйте их за меня и скажите, что я, как и обещала, каждый день думаю о них. Быть может, они смогут посетить меня здесь?

— Возможно, — ответил Стивен, избегая удивленных взглядов своих кузенов. — Удачи вам!

Он отступил назад, чтобы позволить солдатам перенести ларцы с подарками, поцеловал ей руку и вскочил в седло. Остальные последовали его примеру, и Рапсодия помахала им, когда они отправились на запад.

Лорд Тристан придержал своего жеребца. На лице у регента появилось странное выражение, потом он поднял руку в приветственном жесте. Рапсодия улыбнулась и сделала глубокий реверанс, как при их первой встрече. Принц пришпорил жеребца и поскакал прочь.

— «Совсем неплохо для крестьянки», Ллаурон? — пробормотала она себе под нос и подошла к своей кобыле. Ей пришлось шлепнуть по рукам болга, который с интересом обшаривал ларец. — Убери свои лапищи, это мой подарок.

55

— ЭЙ! ДАЙ И МНЕ, иначе слопаешь все.

— А ты хочешь оставить их на зиму? Кроме того, я уже с тобой поделилась…

— Верно. Один мне, шесть тебе, один мне, четыре тебе…

— Ты — прожорливый поросенок. Тебе нельзя столько есть.

— Ну, это уже слишком, — проворчала Рапсодия, безуспешно пытаясь бросить на Джо суровый взгляд. — Сейчас мы проведем десяток раундов на булавах в кольчугах и узнаем, кто из нас прожорливый поросенок.

Джо проглотила очередную конфету и сделала гримасу.

— На булавах и в кольчугах, — повторила она с шутливым отвращением, вытирая с подбородка следы шоколада и хватая новую конфету. — Игрушки для фирболгов. Я предпочитаю кинжал.

Рапсодия улыбнулась и попыталась схватить последнюю шоколадку, но Джо ее опередила.

— Да, кинжал требует большого искусства, — согласилась Рапсодия, которой пришлось удовлетвориться сушеным яблоком. — Но он тебе не поможет, если ты захочешь держать противника на расстоянии. Как тебе понравилось пирожное?

Джо с набитым ртом ответила что-то невнятное. Она еще давилась шоколадкой, а ее рука сама собою уже нетерпеливо тянулась к корзинке, чтобы снять пергаментную прослойку и выяснить, какие новые сюрпризы ждут дальше. От нетерпения она перевернула корзинку, и на кровать высыпались засахаренные фрукты и конфеты. Джо издала радостный клич, обнаружив свой любимый сорт, и на лице у нее появилось такое счастливое выражение, что Рапсодия рассмеялась.

— У меня во рту до сих пор стоит вкус той дряни, которую ты заставила меня съесть, чтобы защитить от яда. Ну сама подумай: кто станет отравлять подарки королю?

Рапсодия с веселым изумлением посмотрела на Джо:

— Мы же говорим об Акмеде! Честно говоря, я до сих пор удивлена, что в сластях не оказалось смертельного яда.

— И поэтому ты отказываешься носить чудесные гранатовые серьги, которые прислал Благословенный Авондерр-Наварна?

— Нет, просто боюсь, что мои уши позеленеют от этой безвкусной мишуры. Лучше уж иметь что-то одно, зато хорошее.

— Если не считать случая в Бет-Корбэре, я никогда не видела, чтобы ты носила что-нибудь, кроме этого медальона, — Джо показала на золотой кулон, висящий на шее Рапсодии.

Рапсодия взяла кулон в руку и молча посмотрела на него.

— В любом случае, этот лорд Маколвен отлично разбирается в разных вкусностях, — заявила Джо, разворачивая пакетик с орешками в карамели.

— Он с запада, его владения расположены к югу от Сепульварты, — сказала Рапсодия, растягиваясь на полу. — Будь осторожна: орешки тверже, чём кажутся. Полагаю, что его подарок лишь красивый жест — Илорк не представляет для него опасности.

— Неужели Акмеда можно купить за сласти?

— Ну, Акмеду прислали не только конфеты. И поступили весьма разумно, без слов показав, что уважают мудрость нового правителя фирболгов.

— Без слов? Мне такой мудрости не понять. Волосатые яйца Акмеда говорят сами за себя.

— Ты не поняла, я имела в виду молчаливое признание… Там еще осталась нуга?

— Больше нет, — захихикала Джо, подбрасывая последний кусочек в воздух и ловко поймав его ртом. — Она МОЛЧАЛИВО исчезла.

— Вредная девчонка! — Рапсодия вновь улыбнулась, ей нравилось, когда Джо смеялась. — Пожалуй, я оставлю твой подарок себе.

Джо вытерла рот рукавом и с интересом посмотрела на сестру:

— Какой подарок?

— Ну, когда я разбирала дары для его величества, то подумала, что ты тоже кое-что заслужила. Но ты так быстро слопала целую корзину конфет и засахаренных фруктов, что…

Глаза Джо округлились. Она быстро схватила первую попавшуюся под руку сласть и с комической гримасой протянула Рапсодии. Та увидела зажатый в кулачке Джо липкий чернослив и принялась неудержимо хохотать.

— Ладно, — сказала Рапсодия, вставая, чтобы стряхнуть крошки с ночной рубашки.

Подойдя к высокому шкафу, привезенному в фургоне из Бетани, она достала большой деревянный ящик. Ей с трудом удалось дотащить его до кровати. Сделав преувеличенно глубокий реверанс, она жестом показала Джо, что ящик предназначается для нее.

Джо нетерпеливо оторвала крышку, и деревянная стружка, которая использовалась для упаковки, разлетелась по всей спальне. Девушка заглянула внутрь и обнаружила множество маленьких плоских дисков с металлическими шипами в центре. Джо недоуменно посмотрела на Рапсодию.

137
{"b":"12284","o":1}