ЛитМир - Электронная Библиотека

58

— У ТЕБЯ КАКИЕ-ТО ТРУДНОСТИ, твоя светлость?

Рапсодия возилась с наручем, надевая латы, которые подарил ей Акмед.

— Никаких, — ответила девушка, выворачивая руку, чтобы свести вместе края застежки. После нескольких неудачных попыток она все же обратилась за помощью к Грунтору. — Застегни, пожалуйста… Я позаботилась о том, чтобы Джо смогла хорошенько разглядеть самые страшные жертвы Призрака Огненного Глаза. Она с готовностью согласилась помочь в больнице. Более того, она даже вызвалась присмотреть за моими внуками.

Грунтор быстро справился с застежкой и улыбнулся, но его глаза остались серьезными.

— Хорошо. Во всяком случае, она будет в безопасности. А ты своего мнения не изменишь, герцогиня?

Рапсодия похлопала его по плечу — Нет.

— Ну, тогда Ой рад, что ты с нами. Помни, чему тебя научил мудрый старый Ой.

— Конечно. И еще совет Акмеда: «Ты можешь получить ранение, так что будь готова заранее. Опусти подбородок, тогда у тебя есть шанс вовремя заметить опасность».

Король фирболгов улыбнулся под своей вуалью:

— Готовы?

Рапсодия встала рядом с Акмедом у выхода из тоннеля. Живое море болгов заполнило весь каньон. Десятки тысяч воинов горели желанием отомстить. Их число постоянно увеличивалось, прибывали все новые бойцы — и мужчины, и женщины.

— Ты уверен, что сумеешь удержать их под контролем? — с беспокойством спросила Рапсодия.

— Нет, — весело ответил Грунтор. — Однако Ой знает, кто будет виноват, если их разобьют.

Лошади нетерпеливо гарцевали на месте. Рапсодия вдруг представила себе свои глаза — в них наверняка отражается такое же волнение, как и у животных.

Даже с высоты в тысячу футов смотреть на болгов было страшновато. Теперь, когда правитель и его спутники спустились в каньон, возникало ощущение, будто они оказались в самом центре урагана.

Рапсодию со всех сторон окружали болги, которым хотелось побыстрее вступить в сражение, Пахло потом. Ярость боя копилась в десятках тысяч глаз, и Рапсодии стало не по себе.

— Кто-нибудь видел болгов из племени Горные Глаза? — спросил Акмед у Грунтора. Тот отдавал приказы, сидя верхом на Рокслайде — мощном боевом жеребце, подарке лорда Стивена.

— Нет. Ой не думает, что они настолько глупые. Они не рискнут нападать на нас сейчас. — Довольным взглядом Грунтор обвел каньон.

Рапсодия отодвинула ногу в сторону, чтобы один из болгов смог подтянуть подпругу ее кобыле.

— Огненные Кулаки — это Глаза или Потрошители? — спросила она.

— Потрошители, — в один голос ответили Акмед и Грунтор.

— Тогда почему их вождь носит имя Огненного Глаза? Разве вожди болгов не вставляют название клана в свое имя?

Акмед соскочил с коня и встал рядом с девушкой, чтобы им было удобнее разговаривать — вокруг стоял оглушительный шум. Рапсодия наклонилась к нему с седла.

— На самом деле все кланы в Скрытом Королевстве — Потрошители. Имя шамана связано с кровавыми кругами вокруг глаз. Изредка благодаря этому признаку удается узнать ф'дора, но круги возникают не всегда и быстро пропадают. Они появлялись в твоих видениях, не так ли?

Рапсодия кивнула.

— Вполне возможно, что он использует тот же… священный знак, который мы видели в базилике Бетани. Знак Тсолтана, — добавил Акмед.

Рапсодия вспомнила видение своей матери — последний ночной кошмар. Но реальность стала хуже кошмара.

— Наверное, так и есть, — признала она. — Кажется, нечто похожее мне удалось разглядеть в своем видении.

— Я ничего особенного не разглядел. Он лежал в постели. Однако это ни о чем не говорит — едва ли он станет вышивать свой знак на простынях. Не знаю, есть ли символ на его церемониальных одеяниях.

Акмед схватил уздечку кобылы и отвел в сторону — рядом началась потасовка трех болгов-арбалетчиков. Грунтор отвесил одному из них крепкую затрещину, рявкнул на остальных, и болги быстро заняли свои места в строю.

— Помни, что я говорил тебе о ритуале Пленения, — предостерег Акмед. — Не наноси решающего удара до тех пор, пока не будешь уверена, что он пленен.

Шум стал таким громким, что отвечать было бесполезно, поэтому Рапсодия просто кивнула. Акмед похлопал ее по колену и вскочил в седло.

Долгий путь к Скрытому Королевству оказался очень тяжелым. Рапсодия изо всех сжимала коленями бока лошади, стараясь удержаться в седле.

Они ехали во главе бесконечной колонны фирболгов. А с гор спускались все новые и новые отряды, одинокие охотники, отцы с сыновьями… Вскоре Рапсодии стало казаться, что сами горы шествуют вслед за Акмедом. В ее памяти вдруг всплыл его голос, полный волнения и скрытой силы, когда он впервые обращался к своим подданным с высокой скалы над каньоном, а внизу курились бесчисленные костры. «Сейчас вы — лишь осколки одной кости. Вы раздроблены и лишены силы. Любое движение вызывает у вас боль, но не достигает цели. Присоединяйтесь ко мне, и мы станем горой, способной двигаться вперед».

Все случилось именно так, как он предсказывал.

Она услышала оглушительный бас Грунтора, который запел походную песню.

Говорили мне, что месть
Правильней холодной есть.
А я горячее люблю! У! У!
Вот приду я за тобой,
Распрощаешься с рукой,
Ее свежей я сжую! У! У!

Тысячи хриплых голосов тут же подхватили припев:

Твои кости обдеру,
Вкусный мой дружок,
Твое мясо я сожру
С головы до ног.
Съем тебя, как колбасу,
Папа с мамой не спасут!

Жуткое эхо проносилось по ущельям. Низкий и сочный звук песни производил сильное впечатление, несмотря на то, что слова были, конечно, дурацкие. В хриплых голосах чувствовалась мощь, и Певица ощущала энергию, рвущуюся из глоток фирболгов.

Она присоединила к песне свой голос, стараясь усилить звук. Неожиданно песня стала громче, ее подхватывали все новые и новые болги.

Дрожь страха и возбуждения пробежала по телу Рапсодии. Она посмотрела на Акмеда, который ответил ей улыбкой. Грунтор затянул новую песню, жуткую балладу о жестоком сражении. Впрочем, Певица видела, что он не испытывает удовольствия, которое обычно вызывало у него пение. Рапсодия знала, что он близко к сердцу принял гибель своих солдат и наверняка планировал такую месть, которая заставит ее содрогнуться. Она сжала зубы, готовясь к самому худшему.

В течение первых трех дней пути армия продолжала расти. Пришло много болгов с полей и лесов. Когти, Глаза и даже несколько кланов Потрошителей с радостью вливались в марширующую колонну, как только понимали, что мимо них шагают фирболги, а не началось землетрясение.

По ночам разбивали лагерь, разводили огромные костры и продолжали распевать воинственные гимны. Рапсодия смотрела, как огромные тени от костров ложатся на склоны далеких холмов, а клубы дыма уносятся в темное небо, где висят бесстрастные звезды.

К концу четвертого дня начались первые стычки. Болги, стремительно атакующие с холмов или из развалин заброшенных намерьенских селений, стремились нанести королевской армии максимальный урон. Подобные попытки не производили на колонну никакого впечатления, и храбрецов уничтожали, даже не сбавляя шага.

На пятый день все изменилось.

Предыдущей ночью, в свете пылающего костра, Акмед предупредил, что они находятся на территории Огненных Кулаков. И хотя армия такого размера противнику не по зубам, все же следовало остерегаться многочисленного и коварного клана, умеющего мастерски устраивать засады.

Враги продемонстрировали свои способности уже на восходе солнца. Войска Акмеда, давно начавшие есть корни и печень для улучшения ночного зрения, заметили их приближение. Огненные Кулаки напали под прикрытием серого утреннего тумана. Они разделились на две волны. Внешняя широким кольцом охватила армию Акмеда, расположившуюся посреди заброшенного города. Внутренняя атаковала со всех сторон, неожиданно появившись из многочисленных туннелей, разбросанных по всей территории города. В руках у атакующих были факелы.

143
{"b":"12284","o":1}