ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Трущобы Севен-Дайлз
Соблазн двойной, без сахара
Женщина начинается с тела
Безмолвие
Пряничные домики и не только
Босс знает лучше
Компромисс
Капитализм в комиксах. История экономики от Смита до Фукуямы
Истории из Простоквашино

Акмед схватил друга за плечи и повалил на землю, чтобы сбить пламя. Невидимая сила ударила Акмеда в лицо, и огонь начал пожирать Грунтора.

Рапсодия, задыхаясь, поднялась на колени и выставила вперед меч. Сделав глубокий вдох, она постаралась сосредоточиться.

— СЛИПКА, — прошептала она.

Пламя исчезло. Обгоревшее тело Грунтора, лежавшее лицом вниз на полу пещеры, еще раз дрогнуло. Новый жестокий удар распорол его спину от шеи до талии. Охваченная ужасом Рапсодия вскрикнула:

— Акмед, смотри!

В сиянии меча они увидели, как над Грунтором склонилась тень. Почти невидимая, она парила над ним. Туманный плащ с капюшоном болтался над скелетоподобными руками, заканчивающимися огненными когтями. Силуэт мерцал, то исчезая в мире духов, то вновь появляясь в мире живых. Под капюшоном, изредка поблескивая в свете меча, клубился мрак. Потом все исчезло.

Тело Грунтора еще раз вздрогнуло и затихло. Пламя Звездного Горна на миг вырвало из мрака тень, которая двигалась в их сторону.

— Шинг, — с трудом прошептал Акмед. — О боги!

— Шинг? Что это? — едва слышно спросила Рапсодия.

— Глаз ф'дора. И он движется к нам. Защищайся, если сможешь. Медленно отступай, а потом беги изо всех сил. Я постараюсь его задержать.

Не поднимаясь с колен, Рапсодия подалась назад:

— Ф'дор? Ты же говорил, что здесь его нет.

— Я не смог обнаружить присутствие ф'дора в нем, — прошептал Акмед, в панике озираясь по сторонам. — Но он здесь. Это слуга Тсолтана. Вероятно, Салтар служил ему телесной оболочкой.

ДЕЛО НЕ В ТОМ, КТО ОН ТАКОЙ, — ДЕЛО В ТОМ, ЧТО НА НЕМ НАДЕТО.

Рапсодия выпрямилась. Слова звучали в ее сознании, словно мать стояла рядом. Певица повторила их:

— Дело не в том, кто он такой, — дело в том, что на нем надето.

Голова Акмеда дернулась, на плече появился кровавый след когтя. Грунтор застонал, когда его друг упал на спину, могучая рука великана сжалась. На большее он не был способен.

ДЕЛО НЕ В ТОМ, КТО ОН ТАКОЙ, — ДЕЛО В ТОМ, ЧТО НА НЕМ НАДЕТО.

Глаза Рапсодии тут же обратились к амулету. Она протянула дрожащую руку и схватила талисман.

— Нет, — выдохнул Акмед, держась за рассеченное плечо. — Не прикасайся к нему!

— Прекрати! — приказала Рапсодия духу, поднимая амулет.

В ее сознании неуверенно и невнятно прозвучало одно слово.

— ТСОЛТАН?

Рапсодия тряхнула головой, стараясь освободиться от ощущения, что кто-то пытается вторгнуться в ее сознание. Акмед с трудом приподнялся.

— Рапсодия, беги, — задыхаясь, прошептал он. — Он убьет Грунтора, а потом займется мной. До тех пор, пока Шинг не убедится, что его жертва мертва, он не оставит ее в покое. Уходи отсюда. — На его лице отразился ужас. — О боги, Рапсодия! Твои глаза!..

В отражении амулета она увидела свои зеленые глаза, обведенные красными кругами. Цвет крови…

ДЕЛО НЕ В ТОМ, КТО ОН ТАКОЙ, — ДЕЛО В ТОМ, ЧТО НА НЕМ НАДЕТО.

— Амулет, — тихонько проговорила она. Она повернулась в сторону Грунтора и вновь подняла амулет. — Шинг не связан с шаманом. Он подчиняется амулету.

Рапсодия посмотрела на парящую тень, то исчезающую во мраке, то появляющуюся вновь.

— Отойди от него, — приказала она.

Слабое свечение колыхнулось над телом Грунтора и отлетело в сторону.

Чего ты хочешь?

— Я ИЩУ БРАТА.

— Ты слышал? — спросила Рапсодия у Акмеда, который все еще полулежал на полу, опираясь на локоть.

Он покачал головой.

— Шинг ищет Брата.

Акмед с трудом поднялся, сжимая в руке свой меч.

— Скажи ему, — прошептал он на языке болгов.

— Нет. Он тебя не видит. Теперь ты Акмед, Змей.

— Скажи ему, — повторил Акмед. — Он вернется к Грунтору, если ты не скажешь. Он убьет тебя. Скажи ему.

— Нет.

Прижимая руку к плечу, Акмед, пошатываясь, двинулся вперед.

— Я — Брат! — закричал он. — Я! Я тот, кого ты ищешь! Возьми меня!

— Акмед, нет!

Рапсодия с ужасом увидела, как на Акмеда обрушился удар мерцающей тени с пламенеющими когтями. Фантом схватил его и оторвал от земли. Потом потащил Акмеда к Рапсодии и бросил у ее ног. Тело дракианина неподвижно застыло на полу.

Шинг парил в воздухе над Певицей. И она вновь услышала его голос:

— Я НАШЕЛ БРАТА. Я ДОСТАВИЛ ЕГО ТЕБЕ, КАК ТЫ ВЕЛЕЛ. ТЕПЕРЬ ОТПУСТИ МЕНЯ.

Рапсодия стиснула цепь амулета. Руки ее вспотели, пальцы с трудом удерживали его.

— Где другие Глаза? Где остальная Тысяча?

— ИСЧЕЗЛА. РАСТВОРИЛАСЬ В ОГНЕННОМ ВЕТРЕ СПЯЩЕГО ДИТЯТИ. Я ОСТАЛСЯ ОДИН. ТОЛЬКО МНЕ УДАЛОСЬ ПЕРЕСЕЧЬ ОКЕАН. Я СДЕЛАЛ ЭТО В ПОИСКАХ БРАТА. Я ОДИН ДОБИЛСЯ УСПЕХА. ОТПУСТИ ЖЕ МЕНЯ.

Акмед пошевелился, но так и остался лежать.

— Спроси его о хозяине.

— А тот, кто призвал тебя… Где он сейчас?

— УМЕР — КАК ЧЕЛОВЕК И КАК ДУХ. ИМЯ ЕГО ДАВНО ЗАБЫТО. Я ОСТАЛСЯ ПОСЛЕДНЕЙ ЧАСТЬЮ ЕГО СУЩЕСТВА, ПОСЛЕДНЕЙ КАПЛЕЙ ЕГО ОГНЯ. ОН МЕРТВ. МЕРТВ… ОТПУСТИ МЕНЯ…

Голос слабел.

Рапсодия посмотрела на Акмеда:

— Он требует освобождения.

Акмед кивнул.

Она посмотрела на то место, где видела Шинга в последний раз.

— Покажи себя полностью, и тогда я отпущу тебя.

Появилось слабое мерцание. Рапсодия разглядела очертания капюшона и плаща, слабо светились тонкие пальцы, на которых уже не горело пламя. Тело под плащом выглядело совсем хрупким, больше похожим на скелет. Под капюшоном царил мрак.

— Существуют ли другие демоны? Другие ф'доры? Шинг поблек еще сильнее. Он молчал.

— СЛИПКА, — сказала она. — ИСЧЕЗНИ.

Мерцающее видение тут же пропало.

Рапсодия склонилась над Акмедом, но тот отмахнулся от нее, и Певица помчалась к Грунтору. Она не замечала, как по ее щекам текут слезы. На теле Грунтора остались ужасающие раны. Он часто и быстро дышал, залитые кровью глаза бессмысленно смотрели в потолок. На щеках появилась смертельная бледность.

Запинающимся голосом Рапсодия начала петь его труднопроизносимое имя, ей приходилось присвистывать и прищелкивать языком.

— «Дитя песка и высокого неба, сын пещер и темной земли…»

Грунтор не шевелился. Рапсодия рыдала:

— «Бенгард, фирболг, сержант. Мой учитель, мой защитник. Повелитель смертельных клинков. Высшая Власть, Которой Необходимо Повиноваться, Чего Бы Это Ни Стоило. Грунтор могучий и надежный, как сама Земля. Мой друг; мой дорогой, дорогой друг…»

За стенами пещеры садилось солнце.

59

— ТВОЯ СВЕТЛОСТЬ?

Пульсирующая боль в глазах, знакомый голос. Белые круги, плывущие во тьме…

Рапсодия попыталась проснуться, но лишь еще глубже погрузилась в сон — единственное место, где она могла верить, что Грунтор жив. Он улыбался ей, помогая прийти в себя после кошмара Корня, утешал ее, как делал столько раз.

— Не торопися, милая. — Серо-зеленое лицо из воспоминаний улыбалось.

Сколько раз он повторял ей эти слова, напоминая, что нужно тщательно проверять, куда ставишь ногу, чтобы не соскользнуть вниз? Он был таким терпеливым.

Голоса казались далекими, парили где-то очень далеко у нее над головой.

— Сколько она спит?

— С рассвета. Она пела всю ночь, пока не взошло солнце. Потом упала. — Скрипучий голос Акмеда казался еще более раздраженным, чем обычно.

Ее горло горело от боли.

— Грунтор, — прошептала она.

Слово было произнесено чужим голосом, который принадлежал древнему старику, фирболгу.

— Ой здесь, мисси. Весь как новенький.

Рапсодия попыталась открыть глаза, однако ей повиновался только правый. Над ней плавало серо-зеленое лицо, которое продолжало ухмыляться. Она попыталась говорить, но губы шевелились беззвучно.

— Помолчи, герцогиня. Ты меня совсем вылечила, правда. Ой выглядит гораздо лучше, чем ты, можешь не сомневаться.

Она повернула голову, чувствуя, что рядом кто-то сидит. И в самом деле, возле нее устроился Акмед, весь забинтованный, но живой. А вот на Грунторе не осталось ни царапины.

Она услышала, как с противоположной стороны комнаты облегченно вздохнула Джо.

145
{"b":"12284","o":1}