ЛитМир - Электронная Библиотека

Акмед и Грунтор пришли к выводу, что незнакомец является очень серьезным противником. Однако король никак не мог понять, почему он сразу не разобрался в том, что собой представляет этот Эши.

Он всегда умел оценивать силы соперника, определять по стойке или движениям его возможности в рукопашном бою. Но что-то в Эши мешало ему. Какая-то странная лень, отсутствие определенности, вызывающие у Акмеда неприятные предчувствия, которые заметно усиливались из-за полнейшего равнодушия Рапсодии к необычному плащу гостя.

Эши охотно взялся за оружие, чтобы защитить Канриф, самостоятельно отразив атаку в коридорах Котелка. Прошло всего несколько мгновений после начала сражения, а он уже успел прикончить полдюжины вражеских болгов, а затем последовал за Грунтором к горным перевалам Зубов.

С самого начала он оказал Грунтору огромную помощь, разбираясь с врагами, которым удавалось проскользнуть мимо великана. Чужак продемонстрировал поразительную технику обращения с мечом. Его клинок было трудно разглядеть — лишь короткие вспышки синего в темноте отмечали его кровавый путь, но как только опасность исчезала, Эши тут же убирал меч в ножны, не давая возможности рассмотреть его. Он, несомненно, имел немалый боевой опыт и учился у отменных фехтовальщиков. У Акмеда все это вызвало еще большее беспокойство, причины которого он не мог себе объяснить.

В довершение всего, Эши вел себя скромно: спокойно соглашался занять любое место в строю, охотно прикрывал Джо, умудряясь не задевать ее гордость. И хотя он явно получал удовольствие, сражаясь рядом с Рапсодией, он не пытался следовать за ней, а без колебаний выполнял любые приказы Грунтора. Его вклад в победу над врагом было трудно переоценить. Эши сумел произвести впечатление даже на великана…

Теперь Акмед сидел в тускло освещенном тронном зале и размышлял о том, что следует делать дальше. Акмеду не нравились обуревающие его чувства он не смог распознать зависть, поскольку никогда раньше ее не испытывал.

Впервые с тех пор, как Акмед стал королем, он ощутил прогорклый запах во рту. Что ж, лучше потерпеть еще немного, чтобы узнать все сильные и слабые стороны Эши. Акмед почему-то чувствовал, что если гостя сейчас отослать, он все равно вернется. Необходимо выяснить, что именно его сюда привело. Впрочем, Акмед не сомневался, что ответ на этот вопрос ему не понравится.

Рапсодия отперла тяжелую дверь и распахнула ее, пропуская Эши в гостевые покои.

Пока тот завтракал с Джо, она успела принять ванну, переодеться, промыть и перевязать небольшую рану, полученную в схватке с вождем Горных Глаз. Во время сражения Эши с мрачным удовлетворением снес ему голову, когда Рапсодия отступила от своего противника на шаг. На него произвела впечатление быстрота, с которой она оправилась после удачного выпада вождя и приготовилась отразить новую атаку.

Эши сразу понял, что рана причиняет Рапсодии боль, но не опасна. Когда Эши прошел мимо Рапсодии, он вдохнул ее запах, свежий и чистый, с легким привкусом ванили и мыла. Его пронизала дрожь.

Он с удивлением оглядел комнату, где царила удивительная чистота. В углу — уютный камин, пол устилал густой ковер. На кровати с набитым шерстью матрасом лежало голубое стеганое покрывало. В другом углу стоял удобный умывальник. Такие покои, да еще в царстве фирболгов! Впрочем… От нового королевства фирболгов можно ожидать чего угодно. Например — что здесь может делать такая женщина, как Рапсодия?

В камине весело потрескивал огонь, словно его растопили зелеными сосновыми шишками. Эши устроился на кровати, с интересом дожидаясь, что Рапсодия будет делать дальше. Он прикрыл глаза под капюшоном, наслаждаясь теплом. Потом слегка раздвинул ресницы. Рапсодия все еще стояла спиной к нему.

Когда она обернулась, на ее лице появилась ослепительная улыбка, которая уже не раз вызывала у него слабость, но теперь в ее глазах появилось нечто новое — необычное, чудесное и теплое. Они искрились в свете огня.

Рапсодия молча положила руки на пояс, потом ее ладони медленно скользнули вверх по строгой блузке, легко коснулись груди. Движение закончилось у шеи, где шнурки поддерживали блузку, и она начала развязывать их.

Эши почувствовал, что его дыхание учащается. Кружевной воротник раздвинулся, открывая мерцающую кожу ее шеи. Его губы горели, как и всегда в те моменты, когда он думал о прелестной ямочке на ее шее.

По мере того как раскрывалась блузка, улыбка Рапсодии становилась все ослепительнее. Наконец тонкая ткань уже почти не скрывала грудь. Потом она закинула руку за голову, отчего блузка распахнулась, а сердце Эши стремительно забилось, кровь застучала в ушах, и возбуждение стало почти непереносимым. Огонь в камине показался ему холодным по сравнению с жаром, пылавшим в его крови.

Коротким движением Рапсодия распустила волосы, легко выдернув ленту, и тряхнула головой. Водопад золотых локонов хлынул по плечам и засверкал отраженными бликами пламени. Эши ощутил, как его решимость оставаться в одинокой тени уступает обжигающему желанию обладания. Он задышал ртом, когда блузка соскользнула с плеч и упала на пол.

Отблески пламени мерцали на розовато-золотой коже девушки, возвращая Эши к легендам о богине утренней зари.

Улыбка не покидала ее лица, когда Рапсодия расстегнула юбку, скользнувшую вдоль бедер на пол, и ее изящные ноги заставили затрепетать Эши так, как в тот самый миг, когда он впервые почувствовал ее присутствие, еще даже не увидев. Она подошла и присела нему на постель. Он остался лежать, опасаясь, что потеряет контроль над собой.

Однако создавалось впечатление, что Рапсодия именно этого и хотела. Она протянула руку и коснулась его пальцев с грацией женщины, которая способна пленить сердце любого желанного ей мужчины. Он почувствовал, как его ладонь стала влажной, — Рапсодия выбрала его!

С бесконечным терпением она положила его дрожащую руку на свое длинное, гладкое бедро и медленно провела ею вверх к талии. Закрыла глаза, когда ладонь коснулась ее изящной груди, сразу удобно уместившейся в его руке.

Он нежно провел пальцем по маленькому соску, чувствуя, как он напрягается от прикосновений. Эши ласкал Рапсодию, а она взяла другую его руку и положила на внутреннюю поверхность своего бедра и слегка раздвинула ноги. Эши, набравшись мужества, коснулся влажными пальцами влаги ее желания; затем его рука осмелела… Ее зеленые глаза посмотрели в его лицо…

— Я хочу поблагодарить вас за то, что вы сделали для нас сегодня.

Эши моргнул. Рапсодия продолжала стоять у двери, полностью одетая; волосы, как и прежде, удерживала черная лента. Фантазии Эши разлетелись вдребезги. Он сел, чувствуя, как желание пульсирует в его теле, и возблагодарил небеса за туманный плащ.

— Это я получил удовольствие, — сказал он, улыбаясь игре слов. — Но вы и сами сражались, как настоящий воин.

Рапсодия скорчила гримасу:

— Едва ли.

— Нет, правда, — продолжал Эши, опуская ноги на пол. — Ваш меч сеял панику среди врагов.

— Ну, сегодня вообще было много паники, — сказала Рапсодия, подходя к рукомойнику и склоняясь над ним. С нижней полки она достала грубое полотенце и накрыла им раковину. — Терпеть не могу беспорядок.

Эши рассмеялся:

— Вы очень интересная женщина, Рапсодия.

— Благодарю вас. Довольно странно слышать это от человека, лица которого я никогда не видела… Ну, если вам больше ничего не требуется, я вас оставлю. Вы заслужили отдых.

Эши подумал о видении, снизошедшем на него несколько минут назад. Да, ему требовалось кое-что еще, но он не хотел рисковать и говорить об этом вслух.

— Я бы с удовольствием послушал песню. Джо сказала, что вы — музыкант.

Рапсодия улыбнулась:

— Может быть, потерпите до завтра? Честно говоря, я устала.

Эши поморщился под капюшоном: он совсем забыл о ее ранении.

— Конечно. Значит, я могу провести здесь и завтрашний день?

— Вы можете оставаться здесь столько, сколько пожелаете. Мы благодарны вам за помощь. Но даже если бы никакого сражения не было, в любом случае вы — наш гость.

150
{"b":"12284","o":1}