ЛитМир - Электронная Библиотека

Впервые в жизни он почувствовал благодарность к своему отцу, который заставил сына выучить древненамерьенский язык.

— Ну и что вы собираетесь делать дальше? Вижу, вы не намерены идти танцевать.

Эмили быстро глянула в сторону зала.

— Пожалуй, просто подожду здесь, пока за мной не придет брат, — сказала она с некоторым огорчением.

— Не самый лучший способ провести летний вечер.

— Ничего, бывают способы и похуже.

Гвидион кивнул. Он пришел к выводу, что семья Эмили богаче остальных, раз уж девушка может позволить себе такое красивое платье. Хотя для его аристократической фамилии она — всего лишь зажиточная крестьянка… Сравнительный достаток семьи в сочетании с внешностью наверняка делал Эмили самой привлекательной невестой в здешних краях. Однако, в отличие от остальных молодых женщин, она, похоже, вовсе не стремилась к браку. И Гвидиону это было почему-то приятно.

— У меня есть идея, — предложил он. — Вон там, в стороне, место вроде бы достаточно ровное. Почему бы нам не потанцевать? Если вы не против, конечно.

Лицо Эмили озарила улыбка, и сердце юноши забилось быстрее.

— Отличная мысль, — радостно ответила девушка. — Я совсем не против. Спасибо!

Он вновь предложил ей руку и повел через дорогу к небольшой площадке, которую заметил чуть раньше. Тут в дверях танцевального зала появились какие-то люди, и, чтобы остаться незамеченными, Гвидиону и Эмили пришлось юркнуть в сторону.

Когда они оказались на площадке, как раз закончилась мазурка. Они встали, не сводя глаз друг с друга, и наступило неловкое молчание, которое продолжалось до тех пор, пока не заиграла музыка. Гвидион положил руку на талию Эмили и едва не покачнулся — такой мощный импульс прошел через его пальцы. Другой рукой он осторожно сжал ладонь девушки, и они начали танцевать.

Почти сразу же возникла проблема. Гвидион учился классическому варианту этого несложного танца, гораздо более изощренному, чем тот, к которому привыкла Эмили. В результате девушка уже на четвертом такте наступила ему на ногу. Гвидион сделал вид, будто ничего не произошло, но еще через несколько тактов Эмили вновь ошиблась. Она остановилась, быстро отвернулась и опустила голову.

— Мне очень жаль, Сэм, — тихо проговорила она. — Вы, наверное, думаете, что я танцую как корова. Может быть, вам стоит вернуться в зал?

Гвидион взял ее за плечи и развернул лицом к себе:

— О чем вы говорите? Это я не знаю, как танцевать. Пожалуйста, не ведите себя так.

— Как?

— Словно я один из них. — Он показал в сторону зала. — Мне нравится танцевать с вами, Эмили, и вы… совсем не похожи на корову. А вы случаем не знаете, каким будет следующий танец?

Улыбка вернулась на лицо Эмили.

— Наверное, вальс.

— Можно, я вас приглашу? Мне кажется, с вальсом я смогу справиться.

Эмили кивнула. Гвидион заметил, что она даже не пытается высвободить свою ладонь из его руки, а потому продолжал легонько сжимать пальцы девушки. Так они стояли и молчали, дожидаясь, пока начнется очередной танец. Когда же музыка зазвучала вновь, Гвидион двинулся вперед, стараясь следовать лишь основным фигурам танца, отказавшись от изящных разворотов, модных при дворе.

На сей раз все получилось гораздо лучше. Гвидион видел, какое удовольствие получает Эмили, и они все танцевали и танцевали, потихоньку отступая все дальше и дальше от зала. Вот лучик света упал на горящие от радостного возбуждения глаза Эмили… или они сами были его источником?.. Так или иначе, но после окончания танца глаза девушки сверкали ярче светильников, развешанных возле танцевального зала.

— Эмми, что ты здесь делаешь? Тебе давно пора быть в зале.

Эмили резко обернулась. Несколько человек стояли на краю площадки и разглядывали танцующую пару. Говорил темноволосый молодой человек смешанной крови — видимо, брат Эмили. С ним были две молодые женщины и юноша, который уже разыскивал ее раньше. Все они выглядели недовольными.

— Мы давно ждем тебя, Эмми. Ты пропустила три танца, и в твоей карточке все перепуталось. Пойдем.

Эмили решительно расправила плечи.

— Я приду позже, Бен, — ответила она. — И мне не нужна эта ваша танцевальная карточка. Не я положила ее в корзину, не мне и беспокоиться.

— Карточка для танцев есть у всех, — сердито заявил второй юноша. — И кстати, мне принадлежит твой первый танец. Пойдем же!..

Гвидион почувствовал, как напряглась спина Эмили.

— Не смей говорить со мной таким тоном, Сильвус, — холодно произнесла она. — Проклятье, я приду, когда посчитаю нужным.

Гвидион с трудом сдержал смех, заметив ужас, отразившийся на лицах молодых женщин, и удивление Сильвуса и брата Эмили. Грустно улыбнувшись, Бен повернулся к своему товарищу:

— Ну что, убедился? И ты хочешь видеть это упрямство всю свою жизнь? — Он подмигнул Эмили и решительно направился в зал; женщины последовали за ним.

Сильвус еще некоторое время стоял и смотрел на Эмили.

— Поторопись, Эмили, я жду, — заявил он наконец, бросил мрачный взгляд на Гвидиона и скрылся в зале.

Гвидион расслышал, как его спутница пробормотала себе под нос:

— Невыносимый тип… Гвидион наклонился к ней.

— Они ушли, — сказал он ободряюще. — Может быть, погуляем?

— С удовольствием, — ответила Эмили без малейших колебаний. — Идем, я покажу тебе свое самое любимое место в мире, — предложила она, неожиданно перейдя на «ты».

Луна только начала взбираться на небо, когда они свернули с дороги в поле и направились к склону холма. Вскоре шум, музыка и веселье остались далеко позади.

Гвидион всегда лучше чувствовал себя под открытым небом, чем в доме, — вот почему он так много времени проводил на воздухе. Тем не менее он едва поспевал за Эмили. Несмотря на длинное платье и отороченные кружевами туфельки, она с удивительной ловкостью поднималась вверх, а ее дыхание оставалось ровным.

Гвидион не успел еще полностью приспособиться к слегка разреженному теплому воздуху этих мест и потому чуть-чуть отставал. Иногда Эмили вспоминала о своем спутнике, сбавляла шаг и, повернувшись, протягивала ему руку. В очередной раз Гвидион решил больше не отпускать ее ладонь. Дальше они поднимались бок о бок.

Перед самой вершиной Эмили остановилась. Лунный свет залил ее фигуру, волосы серебрились в его лучах.

— Мы почти пришли, — сказала она, и Гвидион вновь увидел, как искрятся в темноте ее глаза. — Зажмурься!

Повиновавшись, Гвидион слепо последовал за ней. Эмили свернула направо, придерживая его за руку.

— Осторожно, здесь ямка.

Перешагнув рытвину, он вдруг почувствовал, что Эмили остановилась и задержала дыхание.

— Хорошо, теперь можешь смотреть, — сказала она, отпуская его руку.

От открывшегося вида у юноши перехватило дыхание. Он смотрел на простиравшуюся до самого горизонта долину, омытую лунным светом. Лоскутное ее одеяло складывалось из квадратов полей, часть земли была вспахана, другая оставалась под паром. Долину пересекала река, в одном месте на берегу над водой склонилась одинокая плакучая ива. Удивительная красота словно бы еще усиливалась нескрываемой любовью Эмили к этому месту.

— Где мы?

Эмили опустилась на землю, и Гвидион сел рядом.

— Мы на одном из холмов, окружающих нашу ферму, — ответила она. — Мое приданое — земли по берегам реки, возле той ивы. Я называю это место «Лоскуток» — оно похоже на мое стеганое одеяло.

Гвидион глянул в ее лицо, сияющее в свете луны, и ощутил, как открываются двери его сердца. С того момента, как он впервые увидел девушку, что-то с ним происходило странное. Он чувствовал, что голова его кружится, и постоянно казался себе дурак дураком. В его душе поселилась новая, невероятно сильная потребность — еще никогда ему не приходилось испытывать столь поразительных чувств. В любом случае, по каким бы причинам он здесь ни оказался, Гвидион знал, что не сможет расстаться с Эмили даже на мгновение. И по глазам девушки понял, что она испытывает то же самое.

4
{"b":"12284","o":1}