ЛитМир - Электронная Библиотека

«Прицепить его на пояс? Нет, это будет выглядеть смешно».

И Рапсодия решила просто взять его в руки. Спрятать все равно было негде.

Она подождала несколько мгновений, но Гвен не возвращалась. Рапсодия приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Никого. Она медленно спустилась по лестнице, внимательно разглядывая поразительный дом — неожиданные углы и забавные детали, сверкающие деревянные панели и диковинные украшения на стенах.

Дверь в кабинет была открыта, и девушка, остановившись на пороге, позвала:

— Тут есть кто-нибудь?

Ей ответил Ллаурон, чей голос доносился откуда-то издалека:

— Все в порядке, милая? Заходите.

Рапсодия шагнула в пустой кабинет. В стене, занятой камином, она заметила открытую дверь, на которую не обратила внимания раньше. Когда девушка проходила мимо, огонь весело взвился в воздух. Рапсодия вошла в соседнюю комнату.

Комната практически ничем не отличалась от кабинета, если не считать того, что почти все пространство занимал громадный резной письменный стол, заваленный пергаментами и свитками, разбросанными, на взгляд Рапсодии, как попало. Между двумя застекленными окнами девушка заметила еще один камин, поменьше. Стекло в ее мире считалось роскошью, а здесь она видела его только в доме Главного Жреца. Ллаурон поднялся с большого кресла и улыбнулся ей:

— Ну, теперь, надеюсь, вы чувствуете себя лучше? Она кивнула.

— Хорошо, очень хорошо. Вы узнали травы?

Рапсодия задумалась. Лаванда, феннел, лимон, вербена, розмарин. Девушка не знала этих слов на новом для себя языке, а называть их на родном не хотела.

— Да, — сказала она просто. Главный Жрец рассмеялся:

— Замечательно. Значит, вы разбираетесь в целебных травах?

— Нет, я кое-что знаю про растения, но совсем немного, — покачав головой, ответила Рапсодия.

— Ну, если вы захотите узнать больше, здесь самое подходящее для этого место. Нашего главного специалиста по травам зовут Ларк, она тоже лиринка. К сожалению, не из лирингласов.

— Не сомневаюсь, что это будет очень интересно.

— И в самом деле! Обычно я еще прошу Гвен добавлять в воду каменную соль. Она успокаивает натруженные мышцы. Надеюсь, так и произошло.

— Да, большое вам спасибо, — улыбнувшись, сказала Рапсодия. — Я чувствую себя так, будто заново родилась.

Ллаурон жестом пригласил ее занять мягкое кресло:

— Каддир приносит вам свои извинения. Он нужен в больнице. Возможно, вы хотите задать мне парочку из тысячи вопросов, которые наверняка мучают вас и, должен признать, меня тоже. Устраивайтесь у огня поудобнее, дорогая, ужин для вас стоит на подносе.

Рапсодия послушно направилась к креслу, стараясь дышать ровно, чтобы огонь не отреагировал на ее волнение. Ничего у нее не получилось: как только она уселась, пламя словно ожило и забеспокоилось. Ллаурон, казалось, ничего не заметил.

— Куда я попала? — спросила Рапсодия, осторожно выговаривая слова на чужом языке.

Ллаурон улыбнулся и ответил:

— Вы в доме Главного Жреца — это я, разумеется, — филидов, религиозного ордена, который поклоняется Единому Богу, Тому-Кто-Дает-Жизнь, заботясь о благополучии различных аспектов природы. Мой дом стоит в центре Круга — поселения, где сторонники нашей веры живут, учатся и присматривают за Великим Белым Деревом. Думаю, вы видели Дерево, когда шли сюда, — его трудно не заметить…

Рапсодия кивнула.

— Лес, в котором оно растет, где живем мы и где в настоящий момент находитесь вы, называется Гвинвуд, — добавил жрец.

Рапсодия откинулась на спинку кресла. Все эти названия были ей внове. Ллаурон заметил ее разочарование.

— Вы разбираетесь в картах? — спросил он.

— Вполне прилично. Правда, в основном в морских.

— Отлично. Идите сюда.

Старик поднялся и подвел Рапсодию к необычному шару, стоявшему в углу на подставке. На шаре была нарисована карта, изображавшая земли исследованного мира. Ллаурон взял шар в руки и, повернув, нашел северный континент с длинной неровной береговой линией.

— Вот где мы находимся, — сказал он, показывая на место, расположенное поодаль от побережья.

Рапсодия промолчала. Она видела эти земли раньше, когда училась; считалось, что они необитаемы.

Остров Серендаир располагался в южном полушарии, на другом конце света. И хотя Рапсодия предполагала, что такое возможно, ей все равно стало нехорошо. Она оказалась гораздо дальше от дома, чем надеялась.

— Можно мне посмотреть вашу… круглую карту? — с сомнением спросила она; время от времени ей не хватало слов.

— Конечно. Она называется глобус. — Ллаурон придвинул к гостье подставку.

Рапсодия медленно повернула глобус, разглядывая те места, которые уже повидала, и многие из тех, в которых еще не была. Она старательно разглядывала все части света, надеясь скрыть от Ллаурона, что ее интересует. Сердце отчаянно билось у нее в груди. Язык, на котором были сделаны надписи, ничем не отличался от ее родного, лишь несколько букв показались ей странными. Наконец она решилась взглянуть туда, где находился Серендаир. Она нашла Остров там, где ему и следовало быть. Но он был закрашен серым цветом, и вместо настоящего имени было написано: «ПОГИБШИЙ ОСТРОВ».

Рапсодия похолодела. «Погибший Остров»? Ее не удивило, что составители карт не были знакомы с географией другого конца света. Картографы Серендаира тоже не знали, что здешние земли населены людьми. Но с какой стати называть его «Погибшим»?

Она быстро обежала глазами глобус и заметила, что, в дополнение к странному названию, Серендаир оказался единственным местом, закрашенным серым цветом. Она повернула карту так, чтобы видеть те земли, в которых они, по словам Ллаурона, сейчас находились.

Жрец с интересом наблюдал за ней.

— Позвольте, я дам вам небольшой урок географии. Он подошел к большой стопке карт на одной из полок, порылся среди них, нашел ту, что искал, и развернул перед Рапсодией.

— Дерево находится вот здесь, в центральном лесном массиве рядом с юго-восточной границей леса. Гвинвуд представляет собой религиозное государство и не поддерживает отношений с Роландом, нашим соседом с юга и востока.

Из этого урока географии Рапсодия узнала, что провинция на берегу моря, расположенная к югу от леса, называется Авондерр, а к востоку находится Навари. По другую сторону океана, слева, располагались земли, отмеченные зеленым цветом, — как и та территория, что ей показывал Ллаурон. Часть суши на противоположном берегу, тоже зеленая, называлась Маносс.

— Авондерр и Навари являются частью Роланда?

— Да, а также провинция Кандерр, расположенная на северо-востоке, Ярим — к востоку от нее, Бетани на востоке от Наварна — это столица регентства, — и дальше, восточнее Бетани, вы видите Бет-Корбэр.

Рапсодия с интересом разглядывала карту. Авондерр, Навари, Бетани, Кандерр, Ярим и Бет-Корбэр являлись провинциями Роланда, но были единственными территориями, отмеченными зеленым цветом. Этот цвет использовался только в той части света, на которую Ллаурон ей указал, и больше нигде.

Судя по карте, Роланд занимал часть морского побережья, включал в себя длинную холмистую гряду к югу от Гвинвуда и тянулся на восток, превращаясь в обширную долину под названием «плато Орландан».

Его территория уходила дальше, к подножию горного хребта Мантейды, прорезанного глубокой долиной. В прежние времена земли вокруг хребта были известны под именем «Канриф», но кто-то аккуратно вычеркнул старое название и от руки написал новое — «Фирболг». Рапсодия с трудом сдержала волнение, прочитав его.

Она показала на район, расположенный к югу и граничащий с Бетани и Бет-Корбэром. Казалось, что в него входит та же горная гряда — Мантейды, — которая тянулась на юг, к огромной пустыне. Эта территория тоже была зеленой.

— Сорболд не входит в состав Роланда и сохраняет суверенитет.

— А это что такое? — Рапсодия показала на земли под названием «Фирболг».

— Эти земли принадлежат фирболгам. Темное, предательское и очень опасное место, — ответил Ллаурон.

64
{"b":"12284","o":1}