ЛитМир - Электронная Библиотека

Грунтор парировал удар второго и повернулся, чтобы отбить выпад третьего, но оказалось, что тот уже потерял интерес к происходящему на лбу врага дымилась глубокая рана.

Гибкая тень пронеслась мимо — Рапсодия бросилась на следующего противника. Грунтор улыбнулся и повернулся к солдату, который решил атаковать его. Великана удивило, когда тот сумел отбить его удар и даже не выронить меч. Грунтор наносил один удар за другим, но неприятель успешно защищался. Лишь после того, как он умудрился ранить Грунтора в предплечье, болг сумел его прикончить.

— А ты знаешь свое дело, — с искренним восхищением проговорил великан, обращаясь к трупу.

Он вовремя успел прийти на помощь Рапсодии, которую сбили с ног умелой подсечкой. Великан разрубил разбойника надвое, и Рапсодия быстро вскочила на ноги.

— Ой рад тебя видеть, мисси. Рапсодия улыбнулась:

— Я тоже.

Они повернулись, чтобы встретить новую волну атакующих, но тут раздался очередной взрыв темного огня, который сбил их с ног.

Проскользнув за алтарь, находившийся в саду, Акмед увидел, как человек в сером плаще поднял руку. От его ладони оторвался шар черного огня и разнес на куски тяжелую дверь.

Акмед поднял квеллан, тщательно выбирая цель. Первыми упали на землю два солдата у входа в сад. Следующий выстрел был направлен в главаря.

Человек в сером плаще обернулся как раз в тот момент, когда сверкающие диски подлетали к его голове. Полыхнуло пламя, и серебристые снаряды сгорели в нескольких дюймах от цели. Главарь улыбнулся и поднял руку.

И вновь шар эбенового пламени устремился вперед и взорвался у основания каменного алтаря. Земля задрожала, сооружение вместе с мертвыми детьми рухнуло на землю, алтарь раскололся, но Акмед успел отскочить в сторону.

Услышав шаги солдат, устремившихся в сад, Акмед вновь сосредоточился на них. Смертельный веер не знающих промаха дисков полетел навстречу противникам, поражая их в горло или в глаза, но главарь оставался вне пределов досягаемости. У входа в зал выросла стена черного пламени. Акмед выругался и устремился к главному входу — другого пути в башню не было. Он бежал, бормоча на ходу проклятья. Оказывается, за прошедшие годы люди не утеряли способности вызывать темный огонь. Это умение не исчезло вместе с Островом.

Над головой горели полки, уставленные книгами. Пламя быстро распространялось, в воздухе повис едкий дым.

Грунтор и Рапсодия вскочили на ноги. На пороге они увидели человеческую фигуру. Великан схватил один из метательных топоров и швырнул во врага. Однако вращающийся снаряд не долетел до цели — его поглотила вспышка черного пламени.

— Ладно, хватит, — послышался тот же голос. — Вы в ловушке. Бросайте оружие, и я потушу огонь. Если откажетесь, я вас сожгу.

Голос был сочным, сладким и приятным, точно мед в теплый день. Что-то в словах врага заставило Рапсодию вспомнить о том, как они выходили из Корня.

«А что происходит с огнем? » — спросила она. И Акмед ответил: «Ты не заметила? » — «Конечно же, заметила. Я его разожгла, болван». — «Посмотри на костер». — «Я его вижу». — «Хорошо. А теперь медленно иди к нему». — «Боги, что происходит? » — «Дело в тебе, мисси, — сказал ей тогда Грунтор. — Успокойся, а то спалишь мое уютное логово, а заодно и весь лес… »

Рапсодия закрыла глаза, заставив себя успокоиться. Потом она сконцентрировалась на огне.

ПОЗНАЙ МИР, сказал а она.

И пламя мгновенно отозвалось. Костер, в котором полыхали книги и свитки, потух, горящие пергаменты превратились в тлеющие угольки.

Рапсодия ощутила толчок в сердце. Огонь вновь стал набирать силу.

Паника охватила Рапсодию; в ответ пламя взметнулось еще выше. Однако Певица поняла свою ошибку и вновь успокоила огонь. Теперь ей пришлось сопротивляться воле врага. Тогда Рапсодия ухватилась за рукоять меча и попыталась направить свою силу через клинок. Огонь мгновенно погас, а с противоположной стороны комнаты послышался вопль разочарования.

Рапсодия обошла баррикаду, чтобы посмотреть в глаза врагу, творившему черный огонь. Сквозь клубы дыма ей удалось разглядеть лишь неясный силуэт. Несколько мгновений противник постоял в дверях, а потом исчез. Рапсодия сомневалась, что ему удалось увидеть ее, хотя капюшон плаща свалился на плечи, открыв лицо и волосы, сияющие в свете умирающего пламени. Она решила, что именно меч заставил врага поспешно покинуть поле боя. Они с Грунтором подбежали к двери, но темная фигура исчезла. Сверху доносился детский плач.

Акмед успел добраться до длинного коридора, когда заметил бегущего ему навстречу человека в сером плаще. В левой руке тот держал черный меч, вдоль клинка которого сияла белая полоса. Акмед ощутил силу клинка и волну омерзения, которая распространялась от его хозяина.

Главарь остановился и окинул дракианина взглядом. Акмед не сумел рассмотреть лицо врага, поскольку его скрывали шлем и капюшон, но успел заметить блестящие голубые глаза и дерзкую улыбку.

Одним движением Акмед закинул квеллан за спину и вытащил длинный тонкий клинок. Он редко им пользовался, но сейчас решил не рисковать, посылая во врага еще один диск, слишком уж легко тот защищался. Главарь, оставшийся без войска, улыбнулся еще шире, кивнул и выпрыгнул через окно наружу.

Акмед бросил меч, пожал плечами, вновь достал квеллан и подбежал к разбитому окну. Человек в сером уже успел подняться на ноги. Акмед прицелился, и тут в коридоре неожиданно появились белые волки. Огромные животные мчались прямо к нему. У них не было ни одного шанса точными выстрелами из квеллана Акмед уложил обоих.

Когда он повернулся к окну, человек в сером плаще уже исчез.

35

ТРОЕ ДРУЗЕЙ сидели вокруг походного костерка и молча дожидались, пока заснут дети. Они решили переночевать в лесу — человек в сером мог вернуться с подкреплением.

Грунтор собрал кучу одеял, и Рапсодия раздала их детям. Необычный отряд немедленно выступил в сторону Хагфорта замка, принадлежавшего Стивену Наварнскому.

Они продолжали идти даже после наступления темноты, пока не заметили, что младшие дети окончательно выбились из сил. Только после этого разбили лагерь и собрались вокруг двух небольших костров, которые разожгла Рапсодия. Вскоре уставшие дети заснули. Пятеро самых маленьких умудрились устроиться рядом с Рапсодией, а один даже забрался к ней на колени.

— Мы не дойдем, — сказал а Рапсодия своим товарищам. — С детьми нам не пройти через заснеженный лес. Рано или поздно нас настигнут.

— Знаю, — отозвался Акмед.

— Необходимо найти место, где мы сможем спрятаться, а одному из нас придется отправиться к лорду Стивену.

— К северу отсюда старая медвежья берлога, до нее полторы мили, — вмешался Грунтор. — Она большая, и там сухо.

На лице Рапсодии появилось недоумение, быстро сменившееся восторгом.

— О, конечно! Я совсем забыла о твоем умении чувствовать землю. — Она снова вернулась мыслями к тому, что произошло в Доме Памяти. — Этот ублюдок в сером плаще — он в совершенстве владеет магией огня.

— Я заметил, — проворчал Акмед.

— Его солдаты — крепкие ребятишки, — добавил Грунтор. — Это вам не банда разбойников. Они свое дело знают.

— Я и это заметил.

— Наверное, он и есть Ракшас, — задумчиво проговорила Рапсодия.

В костре потрескивали ветки — уныло, под стать ее настроению.

— С чего ты взяла?

— Ну, во-первых, он сказал, что дом принадлежит ему. В контракте говорилось, что Ракшас теперь хозяин Дома. У меня сложилось впечатление, что в договоре, который мы нашли, было что-то демоническое. А огонь, который он направлял против нас, нес в себе зло.

— Ну, лично мне многое там не понравилось, — заметил Акмед. — Я ощутил зло, когда в первый раз увидел Дом. Кроме того, этот тип использовал темный огонь. Сколько раз в жизни тебе доводилось видеть темный огонь, Грунтор?

Болг некоторое время молча смотрел на Акмеда, а потом отвернулся, качая головой. Рапсодия переводила взгляд с одного на другого.

92
{"b":"12284","o":1}