ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но как мы узнаем, миледи? — недоверчиво спросил Квентин Балдасарре. — Если, как вы предполагаете, препятствие возникло где-то в подземном туннеле длиной в тысячу миль, как мы можем его найти?

— Нужно спросить у тех, кто хорошо знаком с подземными картами мира, кто ходит по таким туннелям каждый день и у кого есть необходимые инструменты, чтобы справиться с этой задачей, — наклонившись вперед, ответила Рапсодия.

— Прошу вас, скажите, что вы имеете в виду наинов! — воскликнул Мартин Ивенстрэнд.

Разумеется, я имела в виду болгов, — рассердилась Рапсодия. — И мне совсем не нравится ваш тон и намеки. Наины готовы сотрудничать с нами ровно столько, сколько нужно, чтобы их оставили в покое. Болги же являются полноправными членами Союза — они участвуют как в торговле, так и в охране границ и в случае необходимости предоставят нам свою армию. — Она повернулась к Ирману Карскрику, лицо которого приобрело нездоровый синюшный оттенок. — Кажется, вам нехорошо, Ирман. Я думала, что мое предложение вас обрадует и вызовет энтузиазм, а не несварение желудка. — Она посмотрела на индюшачью ножку. — Хотя меня не удивит, если окажется, что у вас действительно проблемы с желудком.

Герцог Яримский сухо откашлялся.

— Неужели, миледи, вы считаете, будто я настолько выжил из ума, чтобы иметь дело с болгами?

На лице королевы появилось выражение сильнейшего любопытства.

— А почему, Ирман? Вот уже четыре года Роланд и Илорк торгуют друг с другом. Вы продаете им соль и покупаете их оружие, они являются членами Намерьенского Союза — почему бы вам не воспользоваться их знаниями и опытом в решении проблемы, с которой вы сами разобраться не в состоянии?

— Потому что я не намерен становиться должником короля фирболгов, вот почему! — рявкнул Карскрик. —У нас общая граница. Я не хочу, чтобы он решил, будто может пересечь ее и потребовать у Ярима плату за свою помощь, стоит ему только этого пожелать.

— У меня и мысли не было, что вы можете оказаться в столь невыгодном положении, — пожала плечами Рапсодия. — Никто не позволит королю Акмеду так поступить. Я предлагаю вам заключить договор с его мастерами. Вы же приглашаете к себе ремесленников из Роланда, Сорболда и даже Маносса, расположенного довольно далеко от ваших земель. У вас имеются какие-то серьезные возражения против того, чтобы употребить на пользу Яриму умения мастеров-фирболгов?

— Я ни в коем случае не желаю по собственной инициативе приглашать орды фирболгов в Ярим. Нет, не желаю, миледи, — заявил Карскрик. — Возможные последствия приводят меня в ужас.

— Данная позиция представляется мне достаточно разумной, — поддержал герцога Яримского Тристан Стюард. — Король Акмед не слишком радушно принимает орланданских мастеров в своем королевстве. Те немногие, что прибыли в Канриф, чтобы помочь в его восстановлении, подверглись тщательной проверке, но работу получили только двое или трое. С какой стати мы должны приглашать его ремесленников, в то время как он не очень-то жалует наших?

— Возможно, причина недостаточно радушного приема кроется в том, что в прошлый раз, когда ваши люди пришли в Илорк, они были вооружены дубинами и факелами, Тристан, — заметил Эши. Он сидел в своем кресле, откинувшись на спинку и наблюдая за тем, как Рапсодия пытается убедить Карскрика в своей правоте. — Болгам потребуется некоторое время, чтобы забыть о ежегодных Весенних Чистках, которые мы устраивали на протяжении веков и в которых гибли их люди.

— Если я правильно помню, ты принимал участие в одной из таких экспедиций, когда был совсем юным и служил в армии, — с мрачным выражением на лице напомнил Тристан Стюард. Мы с тобой служили в одном полку.

— Сейчас это не имеет значения, — вмешалась Рапсодия. — Вы упускаете один очень важный момент. Возможно, болги смогут помочь вам восстановить Энтаденин и спасти провинцию от засухи, которая грозит благополучию ее жителей. Если существует хотя бы малейший шанс, неужели вы не обязаны им воспользоваться?

— А разве я не обязан заботиться о безопасности моего народа, миледи? — с отчаянием в голосе спросил Карскрик.

— Обязаны, — кивнула Рапсодия. — И я тоже. Поэтому я готова взять на себя ответственность за поведение и работу болгов — ремесленников, рудокопов и мастеровых, которые приедут в Ярим, чтобы изучить Энтаденин. Мне прекрасно известно, что этот источник, по крайней мере с исторической точки зрения, является священным и что вы готовы сделать все для его сохранения.

— Да.

— Итак, повторяю: я готова взять на себя ответственность за работы и все, что может произойти во время них.

Герцог Яримский поднял руки, признавая правоту Рапсодии, и откинулся на спинку кресла. Остальные члены совета начали изумленно переглядываться. Наконец Карскрик тяжело вздохнул, окончательно сдаваясь.

— Хорошо, миледи.

Рапсодия встала из-за стола и радостно улыбнулась.

— Прекрасно! Спасибо. Мы встретим короля Акмеда и отряд его мастеровых через четыре недели в Ярим-Пааре, на площади, где стоит Энтаденин. — Она посмотрела на удивленные лица присутствующих, не сводивших с нее глаз. — Ну, господа советники, если на сегодня не осталось никаких срочных дел, я, пожалуй, прикажу мужу отправить вас всех отдыхать.

Эши мгновенно вскочил на ноги.

— Да, разумеется, благодарю всех за терпение. Я позабочусь о том, чтобы вам завтра дали выспаться. А продолжение совета отложим на послезавтра. По меньшей мере. Спокойной ночи, Гвидион.

Он пододвинул свое кресло к столу, поклонился каждому из советников в отдельности и быстро повел Рапсодию из библиотеки. По дороге он наклонился к ней и тихонько прошептал на ухо:

— Добро пожаловать домой, милая. Меня радует, что я не растерял свои фамильные способности: я чуть не перессорил между собой всех членов совета.

Когда они проходили мимо большого открытого камина, огонь взмыл вверх, приветствуя Рапсодию, но тут же успокоился, однако она остановилась и быстро оглянулась.

— В комнату… сюда кто-то только что вошел? — шепотом спросила она Эши.

Король намерьенов остановился, и его глаза чуть сузились. Он призвал на помощь восприятие дракона и тщательнейшим образом обследовал всю библиотеку. Ему потребовалось всего несколько мгновений, чтобы проверить каждую нить в коврах, каждую свечу, каждую страницу в книгах, вслушаться в дыхание каждого из членов совета, почувствовать каждую капельку дождя на улице.

Он не заметил ничего необычного, но внутри у него все похолодело.

— Нет, — ответил он наконец. — Ты что-то почувствовала?

Рапсодия вздохнула и покачала головой:

— Ничего определенного. — Она взяла мужа за руку. — Возможно, дело в том, что я хочу как можно быстрее отсюда уйти и остаться с тобой наедине.

Эши улыбнулся и поцеловал ее тонкие пальцы.

— Миледи, я, как и всегда, склоняюсь перед вашей мудростью.

Продемонстрировав поразительную силу характера и сдержанность, он дождался, пока двери библиотеки закроются за ними, и только после этого подхватил Рапсодию на руки и, перепрыгивая через несколько ступеней разом, понес ее в их апартаменты, расположенные в башне.

В библиотеке шторы из дамасского шелка на стеклянных дверях балкона, выходящего на музей намерьенской истории, который располагался внизу, во дворе, слегка колыхнулись, но советники, не обращавшие внимания на бушующую за окнами непогоду, вновь занялись обсуждением своих насущных проблем.

Одно короткое мгновение, и шторы снова повисли неподвижно, точно смерть.

ОРАНЖЕВАЯ

ТОТ, КТО ЗАЖИГАЕТ ОГОНЬ,

И ТОТ, КТО УБИВАЕТ ОГОНЬ

Фрит-ре

2

Аргот, Портленд

НОЧЬЮ НА ГОРОД черной стеной обрушился ливень, такой сильный, что его колючие иглы буквально врезались в грязные мостовые улиц, ведущих к Дворцу Нравственности, высокому каменному зданию, в котором размещалась Судебная Палата Аргота.

10
{"b":"12285","o":1}