ЛитМир - Электронная Библиотека

Дверь бесшумно отворилась.

Эстен скользнула внутрь и аккуратно прикрыла за собой створку.

Ее блестящие черные глаза, похожие на глаза ворона, оглядели комнату.

Королевская спальня поражала удивительной смесью аскетизма и роскоши. Стены и деревянный полог были затянуты черным атласом, с постели свешивались простыни из такого же материала; мраморный письменный стол, стулья, огромный сундук, стоящий в ногах кровати, — все из темных материалов. Здесь царила глубокая тишина, самое подходящее место для спокойного сна.

Эстен улыбнулась.

Она быстро обыскала спальню, открыла все ящики в столах, осмотрела шкафы, но практически ничего не нашла. Король болгов был повелителем руин, оставшихся от одной из самых богатых империй в истории мира, однако он не искал материальных благ для себя

Эстен продолжала свои поиски, но ей ничего не удавалось найти, пока она не добралась до шелкового ковра на полу, где обнаружила едва заметную неровность — лишь чувствительные пальцы хозяйки гильдии профессиональных воров были на такое способны.

Она провела кончиком указательного пальца по краю, проверяя, нет ли здесь ловушки, но ничего не обнаружила. Тогда Эстен привела скрытый механизм в действие.

В полу открылся небольшой тайник, в котором стояла маленькая, длиной в две ее ладони, шкатулка прямоугольной формы в бархатном чехле.

Некоторое время Эстен изучала тайник, а потом вытащила шкатулку, открыла ее и нахмурилась.

В шкатулке лежал необычной изогнутой формы ключ, сделанный из кости. Возможно, из крупного ребра.

Она засунула ключ во внутренний карман рубашки, захлопнула шкатулку, надела на нее бархатный чехол, положила на прежнее место и закрыла тайник. Затем вновь принялась за поиски.

Больше всего Эстен пришлось повозиться с сундуком, стоящим в ногах кровати. Ловушки здесь были такими хитрыми, что она уже начала предвкушать, как устроит нечто похожее у себя дома в Яриме. Когда наконец она сумела открыть замок и откинула крышку, ей в лицо ударил холодный ветер. Эстен удивленно заморгала: перед ней был потайной ход. Грубо высеченные в камне ступени вели в неизвестном направлении.

— Песочник! Вставай, ленивый грешник!

Шейн вновь постучал в дверь, но привыкшего к шуму казарм Омета таким способом вряд ли можно было разбудить. Почему юноша решил спать неподалеку от солдат, Шейн так и не понял. Покои, предназначавшиеся для послов, в которых расположился он, были удобными, хотя и не слишком роскошными. Но если уж так получилось, что ты вынужден работать среди фирболгов, то нужно хотя бы окружить себя максимально возможным комфортом.

Вновь не услышав ответа, Шейн повернулся к Руру и встревоженно спросил:

— Может быть, он заболел?

Рур взялся за ручку, ожидая, что дверь заперта изнутри: с тех пор как в Илорке появилась Теофила, Омет неизменно закрывал двери своей комнаты. К их обоюдному удивлению, дверь тут же отворилась.

В комнате, лишенной окон, висел тяжелый запах болезни.

— Боги! — воскликнул Шейн. — Омет?

Они с Руром быстро вошли внутрь и поспешили к постели юноши.

Невидящий взгляд Омета был устремлен в потолок. Кожа приобрела цвет каменных стен, лишь на щеках лихорадочно горели два красных пятна, словно огонь в горне.

— Позови целительницу! — крикнул Шейн, от страха весь покрывшись липким потом.

Рур исчез. Шейн, спотыкаясь, подошел к столу, вылил трясущимися руками немного воды из тазика для умывания на полотенце, аккуратно сложенное рядом. Потом вернулся к постели и осторожно приложил ко лбу юноши влажное полотенце, которое почти сразу же стало теплым.

Шейн сжал горячую вялую руку, лежавшую поверх одеяла, и принялся неуверенно бормотать молитвы, которых не вспоминал с детства. В первые дни его ученичества Шейну пришлось ухаживать за старшим братом Сайетом, заболевшим скарлатиной. Брат умер у него на глазах. Шейн так и не сумел забыть это зрелище и запах.

Но Омет выглядел еще хуже.

Шейн не знал, сколько прошло времени, но наконец Рур вернулся с повитухой Кринсель, ставшей теперь главой целителей болгов, и несколькими ее помощниками. Они тут же занялись Ометом, но почти сразу стало ясно: юноша находится на пороге смерти.

Ну давай, парень, давай, — бормотал Шейн, беспомощно поглаживая лоб Омета.

Он повернулся к Кринсель, которая лишь покачала головой, а потом к Руру, сохранявшему обычную невозмутимость, хотя в его глазах появилась тревога.

Неожиданно Шейн вскочил на ноги, словно ему в голову пришла новая мысль.

— Рур… Башня! Нужно отнести его в башню! Фирболг нахмурил лоб.

— Зачем?

— Ты помнишь колесо? Однажды Песочник говорил, что башня и колесо, по его мнению, предназначены для исцеления.

Рур покачал головой.

— Мы не знаем, для чего они предназначены, Шейн, — спокойно ответил он на едином языке, но с сильным акцентом болгов.

— Хуже ему уже не будет, правда? Мы положим его под стеклянным потолком и запустим колесо. — В голосе Шейна слышалось отчаяние. — Мы не можем просто стоять и смотреть, как он сгорает в лихорадке! — Он указал на целителей. — Пошлите за рабочими и учениками, пусть они снимут с купола деревянный колпак. А мы с тобой отнесем его в башню.

Кринсель и Рур молча переглянулись, обменялись несколькими словами на болгише и кивнули. Шейн вздохнул:

— Вот и хорошо. — Он погладил руку Омета. — Держись, парень. Быть может, нам удастся тебя спасти.

56

ЭСТЕН СМОТРЕЛА в темный проход, пытаясь принять решение.

«В конце туннеля должно находиться нечто очень важное, — подумала она, похлопывая себя по карману рубашки, где лежал ключ. — В покоях короля нет ничего, что требовало бы такой тщательноой охраны, не говоря уже о секретном дверном замке и о ловушках на сундуке. Любой забравшийся сюда вор будет сильно разочарован».

И все же возле королевской постели оказался потайной ход — значит, именно здесь находится последняя линия обороны.

Трудно удержаться от такого искушения.

Однако время, проведенное в Илорке, научило Эстен, что такие туннели могут быть необычайно длинными и уводить в специальные лабиринты, где легко заблудиться. Нет, к такому серьезному путешествию следует подготовиться. Сейчас она не может позволить себе рисковать.

По телу Эстен пробежала дрожь — она знала о своей слабости, но не умела ей противостоять. Открывшийся туннель напомнил ей тот, который она в Яриме копала к Энтаденину, точнее, копали ее мальчики-рабы. И хотя она спускалась вниз, чтобы проверить, как продвигаются работы, она не могла долго находиться под землей.

Жизнь в горах Илорка оказалась труднее, чем она думала, но она справилась. Эстен привыкла к узким переулкам, темным зданиям, сточным трубам под городскими улицами, к теням, в которых обитали жители Ярима, дожидаясь момента, когда им можно будет покинуть свое убежище, а потом вновь растворяясь в темноте. Туннели, проходы и комнаты Илорка были очень похожи на эти переулки и сточные трубы — все они были созданы для жизни людей еще в эру намерьенов.

Но этот туннель был необычным. Чтобы в него спуститься, ей потребуются припасы и свет.

Она закрыла сундук и аккуратно восстановила все ловушки, постаравшись не изменить их порядка.

Едва Эстен выскользнула в потайную дверь и закрыла ее за собой, как в конце коридора появилась огромная тень.

Она с удивлением смотрела на звероподобного великана ростом в семь с половиной футов, за спиной которого торчало множество рукоятей мечей. Его кожа имела цвет застарелых синяков, в похожих на конскую гриву волосах и бороде блестели капельки воды.

На широком лице застыло угрюмое выражение.

— Кто ты? — резко спросил он, и его громоподобный голос эхом раскатился по коридору. — И что ты тут делаешь?

— Меня зовут Теофила, Грунтор, — смело ответила она, решив, что этот огромный болг как раз подходит под описание, которое дал ей король. — И я нахожусь здесь, потому что теперь тут и моя спальня.

117
{"b":"12285","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Вскрытие мозга: нейробиология психических расстройств
Жажда Власти 3
Исцеляющие медитации. 30 визуальных техник для очищения ваших чакр, души и тела
Свадьба правителя драконов, или Потусторонняя невеста
Отрубить голову дракону
Материнская любовь. Все самые сложные вопросы. Советы и рекомендации
Дети мои
Слава Блогу. Лонгриды, покорившие Инстаграм