ЛитМир - Электронная Библиотека

Блеск в его глазах стал жестоким. С невероятной силой он вывернул щиколотку императрицы, и старая женщина зашлась в беззвучном крике.

Мерцающие волны света, который испускал диск, вдруг запульсировали, разгорелись ярче.

Из пятки императрицы начал струиться рассеянный свет, похожий на тусклый луч в пыльной комнате. Несколько мгновений белое облачко висело в воздухе, а затем устремилось к диску.

Прозрачный человек запрокинул голову, его плечи свела судорога, а на лице появилась гримаса наслаждения.

Потом он выпрямился, посмотрел на дрожащую старуху и выпустил ее ногу — она упала на постель с глухим звуком, белесая кожа свисала с тонких костей.

Он провел пальцами по ноге беззвучно стонавшей вдовствующей императрицы, его глаза заискрились, губы скривились в улыбке. Рука мужчины остановилась на колене, ощупывая сморщенную кожу, всего несколько часов назад умащенную дорогими маслами и амброй.

— Это колено никогда не преклонялось в мольбе, даже перед Единым Богом. Сколько же силы в нем заключено! Отдай его мне, теперь оно мое.

С отвратительным хрустом колено раскрошилось, и во все стороны хлынул свет, гораздо более яркий, чем раньше. Через мгновение свет потек к руке мужчины и зажатому в ней диску. И вновь его тело свела судорога, волна истинного могущества обрушилась на плечи, сердце мучительно застучало, кровь быстрее побежала по жилам; казалось, он даже слегка увеличился в размерах, стал не таким прозрачным; на его лице появилась улыбка наслаждения, и на мгновение он перестал обращать внимание на страдания императрицы.

Мужчина закрыл глаза, голова кружилась от моря обрушившейся на него энергии, ощущение было почти болезненным в своей сладости. В каком-то уголке его сознания тлели воспоминания о неудачах, слабости, но они растаяли в оглушительном реве входящего в него Божественного Права, наполняющего его, делающего цельным.

Он пришел в сознание от болезненного удара маленькой твердой ноги по гениталиям.

Великолепное ощущение исчезло, на него обрушилась волна холода, а к горлу подкатила тошнота. На мгновение перед глазами потемнело. Когда завеса упала, он увидел старую каргу, на ее лице был написан триумф, ликующая усмешка искривила углы застывших губ, глаза радостно сверкали — она сразилась с болью и вышла победительницей.

Ярость поднялась из самых глубин его существа, но ее в тот же миг сменило до сих пор неведомое ему чувство — жалость с примесью смеха, изумительное ощущение наполнило его рот. Только что рожденный аристократ, он улыбнулся легко и непринужденно:

— Хороший удар, ваше величество. Я вижу, что не ошибся, предсказывая нам восхитительную схватку.

Он резким движением задрал ночную рубашку императрицы, обнажив ее тело до самой шеи. Без малейших признаков отвращения он принялся ласкать обвисшую грудь, не сводя пристального взгляда с глаз императрицы, в которых появились ужас и унижение. Мужчина наслаждался, на его лице расцвела широкая улыбка.

— Эту грудь никто не сосал, она никому не подарила ни жизни, ни радости — увы, здесь нет силы. Наверное, вы ничего не чувствуете, ваше величество, не так ли? С самого рождения вы были мертвы ниже шеи.

Наконец ему надоело играть с ней, и его пальцы нежно коснулись ее руки, пробежались по пораженным артритом суставам, распухшим от старости. Неожиданно он наклонился и поцеловал открытую ладонь Лейты.

— Вот рука, которая касалась Солнечного Трона и слишком долго сжимала скипетр, — нараспев проговорил он. — Теперь равновесие нарушено, сила перешла ко мне, ваше величество. Пришло время разжать пальцы.

Мужчина повернул руку императрицы и коснулся надетого на средний палец перстня с крупным блестящим гематитом, окруженным кроваво-красными рубинами, которые добывали в рудниках на востоке Сорболда, — кольца Власти, украшавшего некогда руки отца, деда и прадеда императрицы Лейты. Он аккуратно снял его, надел на свой палец и повернул руку так, чтобы на перстень упал лунный свет. Самоцветы вспыхнули и заискрились темным огнем. Он перевел взгляд на распростертую на огромной кровати крошечную женскую фигурку и испытал удивительное чувство, увидев обжигающую ярость в глазах ее величества.

— Вам нравится, как смотрится кольцо на моей руке? Он еще несколько мгновений любовался сверканием рубинов и гематита, а потом с легким вздохом снял его. — Увы, придется подождать до коронации.

Он наклонился, собираясь вернуть кольцо на место, но, обнаружив, что палец императрицы застыл в непристойном жесте, расхохотался.

— Браво, ваше величество. Наша встреча доставила мне огромное наслаждение.

Он довольно грубо надел кольцо на высохший палец, схватил одряхлевшую руку и принялся собирать заключенную в ней силу в фиолетовый диск, отчего плоть императрицы мгновенно высыхала.

На его смуглом лице застыло торжественное выражение. Он опустился на колени рядом с кроватью, его глаза оказались совсем близко от глаз императрицы.

Указательным пальцем он провел невидимую линию вокруг ее головы, легко касаясь сморщенной кожи.

Это чело украшала корона Сорболда, золотое подтверждение власти над всей империей. — Теперь он говорил почти шепотом. В черепе хранится множество тайн и мудрость, которые передавались от одного монарха к другому по никогда не прерывавшейся цепочке. Блеск его глаз потускнел, когда он увидел слезы, катившиеся по щеке старой женщины, и его голос стал еще более вкрадчивым. — Мудрость и тайны теперь принадлежат мне, императрица, — кивая, продолжил он, словно хотел ее успокоить.

С огромным трудом она отвернула от него голову.

Мужчина встал, продолжая касаться рукой ее лба. Его взгляд стал более жестким, пальцы сжали хрупкий череп старухи возле висков.

Он вновь поднял диск.

Руны вспыхнули кровавым огнем.

— Пожалуйста, передайте мои лучшие пожелания наследному принцу, вы встретитесь с ним через несколько мгновений, — сказал мужчина. — Как удачно, что вы прожили всю свою жизнь в Сорболде, ваше величество. Здешний климат поможет вам быстрее привыкнуть к тому, что вам предстоит.

Его сильные пальцы безжалостно стиснули маленький череп.

Ослепительный свет полился из верхней части головы императрицы, окружив ее подобно короне, которая столько лет украшала ее чело. Исполненное собственной воли сияние описало яркую дугу, озарив искаженное мукой лицо женщины, и слилось с фиолетовым свечением диска, а по комнате побежали радужные волны лучистой энергии.

Мужчина изогнулся в судороге, из его горла вырвался глухой стон наслаждения. Его тело в один миг потеряло прозрачность, он замер, окутанный волнами тепла, уверенности и могущества. Задрожав и не в силах устоять, он упал на одно колено — столь тяжела была полученная им власть и мудрость.

Он и сам не знал, сколько времени простоял в такой позе. Но вот слабость наконец отступила, и ему удалось подняться на ноги и взглянуть на постель.

Вдовствующая императрица Темных земель лежала серая и холодная, ее кожа приобрела цвет глины. Тело перестало дрожать, грудь едва вздымалась. Кожа, волосы и глаза поблекли, лишились каких бы то ни было оттенков. Ни капли дерзости и гордости не осталось в остекленевшем взгляде, однако рука, на которой было надето Кольцо Власти, была сжата в кулак. Мужчина усмехнулся, к нему вернулось веселое настроение. Им придется выдирать кольцо из ее пальцев. Что ж, так тому и быть.

Он наклонился над оболочкой умирающей императрицы и нежно поцеловал ее в холодный лоб.

— Благодарю, ваше величество, — прошептал он. Потом мужчина отступил в лунный свет. Он вновь обрел прозрачность, и сквозь него были отчетливо видны тяжелые шелковые портьеры императорской спальни.

Вновь превратившись в невидимку, он ждал, когда раздастся отчаянный перезвон колоколов и в бесцветных глазах старой женщины появится понимание.

Сознание уже покидало императрицу, но она явственно различила шепот по другую сторону двери своей спальни.

— Разбудим ее?

Потом наступила долгая тишина, и вдовствующая императрица услышала последние в своей жизни слова:

50
{"b":"12285","o":1}