ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну вот, путь свободен, — сообщил Грунтор и отвязал поводья лошадей.

Они поспешили к воротам, быстро миновали толпу испуганных пилигримов и вскоре оказались на улицах Сепульварты.

Найти особняк Патриарха не составляло никакого труда — оба бывали в базилике, огромном соборе, являвшемся центром Патриархальной религии. Жилище Патриарха примыкало к базилике и стояло на высоком холме неподалеку от городских ворот. Красивое здание из мрамора с украшенными изысканной чеканкой дверями охраняли солдаты в яркой форме.

Грунтор и Эши подошли к ним, но их остановили копья, наставленные прямо им в грудь.

— Какое у вас дело?

Эши задумался. Если станет известно, что король намерьенов прибыл в Сепульварту, это вызовет кривотолки и, без сомнения, помешает им искать Рапсодию. Он знал, как быстро распространяются слухи.

— Скажите, пожалуйста, Патриарху, что с ним хочет встретиться человек, ужинавший с ним три года назад по дороге на Совет Намерьенов.

Стражники удивленно переглянулись, а потом рассмеялись.

Путники тоже переглянулись. Грунтор расправил плечи, словно прогоняя усталость, и Эши заметил, как он вытащил что-то из-за спины, где носил свою знаменитую коллекцию оружия. Стражники продолжали хохотать, в первый момент даже не заметив, как длинный хлыст обвился вокруг их шей и кончиков пик и они оказались связанными вместе жестким кожаным ремнем.

Затем сержант подтянул солдат к себе и одарил их мрачным взглядом.

— Может, вы не слышали, ребятишки, но он сказал «пожалуйста».

— Ты, как всегда, образец утонченности, сержант, — хмыкнул Эши и, обратившись к связанным солдатам, спросил: — Грегори по-прежнему служит у Патриарха?

— Да, — прохрипел один из них.

Эши ухватился за конец хлыста и выпустил на свободу ответившего ему стражника. Тот неловко потянулся за ножом, но Эши схватил его за запястье и очень серьезно посмотрел в глаза.

— Будь любезен, спроси у Грегори, — вежливо проговорил Эши, — не согласится ли он принять двух усталых путников, один из которых собирается прикончить и съесть твоего товарища прямо здесь, на улице, если ты немедленно не приведешь его сюда.

Он подтолкнул солдата ко входу в особняк.

— О, теперь я понял про утонченность, — отозвался Грунтор, увидев, с какой скоростью стражник бросился выполнять приказ. — Спасибо за науку, Эши. Хотя, по правде, Ой не слишком любит, когда ты решаешь, кого Ой съест, а кого не будет, — заявил он, оглядывая оставшегося стражника, словно тот вдруг превратился в кусок мяса. — Ой предпочитает лиринов.

— А с чего ты взял, что я тебя имел в виду? — поинтересовался Эши, не сводя глаз с двери в ожидании стражника. — Я не только потерял терпение, но еще и ужасно голоден.

Через несколько мгновений изысканная дверь распахнулась, и на пороге появился высокий, худой мужчина средних лет.

— Лорд Гвидион?

Эши и Грунтор переглянулись.

— Да?

— Прошу вас, следуйте за мной.

Грунтор подошел к лошади и снял с нее тело лучника.

— Ой уверен, он бы и тебя пригласил, если б знал, что ты с нами, — ласково сказал он, обращаясь к трупу, завернутому в мешок, и забросил его на плечо.

Пономарь провел их в дом Патриарха. Как только они перешагнули через порог, жара отступила: здесь почти не было окон, а мраморные стены не пропускали солнечные лучи, и потому прекрасное здание внутри казалось мрачным и холодным. Тяжелые толстые гобелены поражали своей изысканностью, в великолепных подсвечниках горели толстые свечи — единственный источник света. Резкий аромат благовоний не в силах был заглушить запах плесени и застоявшегося воздуха, еще более отвратительного от вони, которая окутывала труп, лежавший на плече Грунтора.

Они долго шагали за пономарем по длинным коридорам, мимо бледных людей в рясах, и наконец остановились перед большой черной дверью, отделанной искусной резьбой. Открыв ее, служитель жестом предложил им войти внутрь.

Очень скромно обставленную комнату для аудиенций украшала большая позолоченная звезда на полу и два огромных, сейчас не зажженных очага. Около массивного стола из орехового дерева, стоявшего на площадке небольшой лестницы, они разглядели двух мужчин. Тот, что повыше, в серебряном одеянии, был Патриархом Сепульварты, его сильные мускулистые плечи согнулись под тяжестью забот и волнений, выпавших на его долю.

Второй был королем болгов.

Пономарь закрыл за вошедшими дверь.

— Извини, я только что прибыл. — Акмед обращался исключительно к Грунтору. — И не успел сообщить стражником, что вы тоже скоро будете.

— А мы и не сердимся, сэр, — заявил сержант и подошел, чтобы поздороваться с королем и Патриархом. — Эши тут выбрал себе паренька на ужин. Обещал прикончить его и скушать прямо на улице — пока мы ждем. Вот было бы весело.

На лице Эши появилось беспокойство, и он посмотрел на Акмеда. В глазах его плескался ужас. Казалось, он боится задать ему вопрос.

— Ты слышишь биение ее сердца? взволнованно спросил он.

Дракианин покачал головой.

— О боги, — прошептал Эши дрогнувшим голосом.

Патриарх вздохнул и жестом показал на стол.

— Садитесь, — предложил он всем троим. — Вы прибыли издалека и устали душой и телом. Расскажите мне, как я могу вам помочь. — Тут он увидел тело на плече Грунтора. — Положите это на стол.

— Я больше не чувствую мою жену, Константин, — пытаясь сдержать предательскую дрожь, сказал Эши, усаживаясь в массивное кресло из орехового дерева. — На карету Рапсодии напали, а ее взяли в плен. Это произошло в Гвинвуде одиннадцать дней назад. Нет никаких следов, и прежде, чем посылать армию сил Союза с приказом прочесать все вокруг, я хотел поговорить с тобой и спросить совета у Кольца Мудрости. Я боюсь, что, если мы привлечем внимание к ее исчезновению, она может пострадать, но время идет, и я по-прежнему не могу нащупать ее присутствие. Мне страшно, что наша бездеятельность может стоить ей жизни.

Патриарх кивнул и нахмурился.

А это кто? — спросил он и показал на тело, лежащее на столе.

— Свидетель, которого Грунтор вынес из горящего леса. Лучник. Очевидно, именно он убил Шрайка, адъютанта Анборна. Он был вместе с ублюдком, который устроил для Рапсодии ловушку. Анборн утверждает, что похититель владеет древним мечом по имени Тайстериск, наделенным могуществом стихии воздуха. Кирсдарк, клинок, принадлежащий мне, управляет стихией воды, Звездный Горн Рапсодии рожден от звездного света и стихии огня, а Тайстериск, как утверждают легенды, пришел сюда из старого мира, но на нашем континенте у него нет собственной истории. Если это действительно Тайстериск, значит, тот человек нашел его где-то в другом месте. Кроме того, он не намерьен, иначе я бы его знал.

— Но ведь человек может быть родом с Острова и не быть намерьеном, не так ли? — спросил Патриарх и посмотрел на завернутое тело, лежащее на столе.

Эши с Ахмедом переглянулись.

— Наверное, — немного подумав, ответил Эши. — Но те из жителей Серендаира, кто не пошел следом за Гвиллиамом, не получили бессмертия, которым обладают намерьены. Они бежали в другие места, расположенные неподалеку от Острова, и не пересекали Нулевой меридиан. Они прожили положенные им годы, а потом умерли. По крайней мере, так говорится в книгах по истории. Меч, наверное, покинул Остров вместе с кем-нибудь из беженцев, затем тот передал его другому человеку или потерял. Ведь Звездный Горн тоже пропал, а потом его нашла Рапсодия.

— Давайте посмотрим, — вставая, предложил всем Патриарх.

Его гости тут же поднялись из-за стола и с некоторого расстояния наблюдали за тем, как Патриарх распутывает веревки, которыми был связан труп.

Когда он развернул ткань, запах разложения стал сильнее, но он мог быть значительно хуже: тело высохло, точно кусок мяса или рыбы, в дыму горящего леса, плоть облепила кости, все жидкости испарились в яростном пожаре.

— Он умер с открытыми глазами, — пробормотал Патриарх, словно обращаясь к самому себе. — Хорошо. Значит, он многое видел.

88
{"b":"12285","o":1}