ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Элизабет ХЭЙДОН

СУДЬБА: Дитя Неба

Книга посвящена второй половине моей души

Моему спутнику на все времена

Родителю моего ребенка, лучшему другу

воплощению заветных грез

Да и вообще любимому человеку

Чурбану бесчувственному

Который вычеркивает мои любимые куски диалогов

Стирает целые абзацы, над которыми я столько корпела

Считает «угу, так нормально» высшим комплиментом

И удерживает меня в рамках

Без кого всех этих книг никогда не было бы

Биллу

с любовью

на веки вечные

ПРОРОЧЕСТВО ТРЕХ

Трое придут, опоздав, и уйдут слишком скоро,
Они — как стадии жизни людской:
Дитя Крови, Дитя Земли, Дитя Неба.
Всяк на Крови замешен и рождается в ней;
Всяк по Земле ходит, ведь она — его дом;
Но вечно тянется к Небу и под ним пристанище себе обретает.
К Небу подъемлет нас смерть,
Частью звезд мы становимся.
Кровь дарит начало, Земля — пищу,
Небо — мечты при жизни и вечность в смерти.
Так пусть будут Трое, один для другого.

ПРОРОЧЕСТВО НЕЗВАНОГО ГОСТЯ

Средь последних, кто должен уйти, среди первых пришедших,
В поисках новых хозяев, незваные, в месте незнаемом.
Власть, что получена первыми,
Будет утеряна, если они последними станут.
Сами не ведая зла, будут лелеять его,
Словно приятнейший гость, улыбаясь невинно,
Втайне смертельные капли точит в винный бокал.
Так же и ревность, ведомая собственной силой,
Тот, кто влеком злою ревностью, будет бесплоден,
В тщетных попытках зачать милое сердцу дитя
Вечность пройдет.

ПРОРОЧЕСТВО СПЯЩЕГО ДИТЯ

Спящий ребенок — младшая дочь,
Вечно живущая в снах.
Смерть ее имя вписала
В книгу свою,
И никто не оплакал ее. 
Средняя дочь дремлет в тиши,
Руки сложив на коленях.
Чувствует небо, слушает море,
Внемлет движенью песков —
Ждет пробужденья. 
Старшая дочь — не рожденная дочь,
Спит под землей
Во тьме вековой.
Время придет — и родится она,
Но с рожденьем ее — кончится время.

ПРОРОЧЕСТВО ПОСЛЕДНЕГО СТРАЖА

Внутри Круга Четверых Круг Троих восстанет.
От дуновенья рожденные, Дети бездомного Ветра;
Их назову: охотник, хранитель, целитель.
Сводит их вместе страх, любовь их соединяет,
Ищут они того, кто сокрылся от Ветра. 
Слушай, последний страж, внимай слову судьбы:
Станет стражем охотник, предателем станет хранитель,
Руки свои обагрит кровью убитых целитель;
Все это ради того, кто сокрылся от Ветра. 
О Последняя, вот ветра речь — слушай:
Ветер прошедшего — зов его грустен: «Домой!»;
Ветер земного — в укромное место ее отнесет;
Ветер звезд — песню матери он ей споет;
Вместе сокроют они Дитя от бродяжного Ветра. 
Мудрость молвит устами Дитяти:
Крепче всего бойтесь Ходящего-В-Снах;
Кровь — вот средство найти того,
Кто сокрылся до срока от беспощадного Ветра.

ПРОРОЧЕСТВО КОРОЛЯ СОЛДАТ

Кровь, соединяясь, дает начало новой жизни, но она же и льется беспрестанно; кровь слишком легко покидает тело, чтобы залечить разрыв.

Земля принадлежит всем, но люди ее делят, поколение за поколением.

Только Небо обнимает всех, и небо нельзя поделить; и это тот путь, что ведет к единенью и миру.

Если ты хочешь залечить разрыв, генерал, охраняй Небо, дабы оно не упало.

Но сначала, генерал, тебе нужно залечить разрыв в своей душе. Со смертью Гвиллиама ты стал королем солдат, но ты должен найти самого слабого из своих сородичей и защитить его, самого беззащитного из всех, иначе ты не достоин прощенья. И так будет, пока ты не получишь отпущения или умрешь, не удостоившись его.

ПРИЗЫВ КУЗЕНОВ

Клянусь Звездой, я буду ждать и наблюдать, я позову, и меня услышат.

ОРДЕН ФИЛИДОВ

ЛЛАУРОН, ГЛАВНЫЙ ЖРЕЦ

Старшие жрецы:

Каддир, наследник Ллаурона и целитель

Ларк, травница

Гэвин, главный лесник

Илиана, глава земледелия

Круг:

Священники и лесники низшего уровня

ПАТРИАРХАЛЬНАЯ РЕЛИГИЯ СЕПУЛЬВАРТЫ

СИЛИНИУС, ПАТРИАРХ

Благословенные:

Первосвященник Авондерр-Наварна, Филабет Грисволд

Первосвященник Сорболда, Найлэш Моуса

Первосвященник Бет-Корбэра, Ланакан Орландо

Первосвященник Кандерр-Ярима, Ян Стюард

Первосвященник Неприсоединившихся государств, Колин Абернати

Базилики, посвященные стихиям:

Эфир — Лиантаар, Сепульварта

Огонь — Вракна, Бетани

Вода — Аббат Митлинис, Авондерр

Воздух — Райлс Седелиан, Бет-Корбэр

Земля — Терреанфор, Сорболд

НА ГРАНИЦЕ КРЕВЕНСФИЛДСКОЙ РАВНИНЫ

Меридион знал, что времени осталось совсем мало.

Чудовище высотой в семь с половиной футов, в чешуйчатой кольчуге, закинуло голову, обнажило острые клыки и зарычало. Оглушительный рев, исполненный ярости, разорвал мрак, окутывавший похожие на зубы скалистые отроги, и умчался вниз; в каньон, находившийся в нескольких милях под ним, посыпались снег и мелкие камни.

Король фирболгов, Акмед Змей, переглянулся с Рапсодией и Кринсель, повитухой болгов, которая помогала Певице собрать все необходимое. Но уже в следующее мгновение он вернулся к своему занятию, спрятав за скрывающей его лицо вуалью улыбку — его развеселил ужас, промелькнувший в огромных зеленых глазах Певицы.

— Кажется, Грунтор сердится. Интересно, что его так расстроило? — спросила она и протянула повитухе мешочек с кореньями; та понюхала, покачала головой, и Рапсодия отложила его в сторону.

— Наверное, недоволен квартирмейстером и его командой, — ответил Акмед как раз в тот момент, когда жуткий рев сменился потоком непристойных ругательств на болгише.

— Мне кажется, дело в том, что он не может пойти с нами. — Рапсодия с сочувствием поглядела на замерших от ужаса солдат и их командира, которые, ошалев от гневных воплей Грунтора, стояли по стойке «смирно», окутанные, словно серым плащом, предрассветным туманом.

1
{"b":"12286","o":1}