ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рапсодия отвернулась, пытаясь осознать сказанное Акмедом, а болги тем временем переглянулись.

— Давай, мисси, устрой проверочку, — предложил Грунтор. — Отправляйся к лиринам, посмотри, что ты можешь для них сделать. Не сомневаюсь, ты справишься.

Рапсодия подняла голову и посмотрела ему в глаза.

— Значит, вы уже хотите, чтобы я уехала?

— Уезжай, оставайся, делай, что считаешь нужным, — пожав плечами, сказал Акмед. — Но не думаю, что тебе очень понравится находиться сейчас в горах. Мне пришлось отменить занятия в школе, подготовку повитух, сельскохозяйственные программы. Мы готовимся к войне и объявили всеобщую мобилизацию — призвали в армию всех, мужчин и женщин. Кузни работают круглосуточно. Наверное, так же здесь было и во время войны, то же самое состояние беспокойства, которое в конце концов привело к уничтожению колонии дракиан. Я буду счастлив заключить мирные соглашения, но я должен подготовиться к сражениям на всех фронтах — твое видение ясно показало, что нам следует ждать нападения. Я дам тебе намерьенский рог, и тебе придется самой принимать решение, хочешь ты созвать Совет или нет. Оставайся, если сочтешь нужным, но ты должна понимать: я никому не позволю мешать нам готовиться к войне, даже тебе. Весь мир считает нас мертвецами. В мои намерения входит поддерживать это заблуждение, а не сделать его реальностью.

Он встал и поднес флакон из гематита к глазам.

— Спасибо тебе за него, — спокойно проговорил он. — А теперь прошу меня простить. Я намерен им воспользоваться. — Он постоял несколько мгновений, глядя на крошечный флакон с кровью, а потом, махнув рукой Грунтору, приказал: — Принеси мне рог.

Его слова тут же зазвучали в сознании Рапсодии, отозвались едва слышным эхом. Они повторялись, голос становился все глуше, язык, на котором были произнесены эти слова, изменился, и теперь они уже звучали на старонамерьенском. Вилка упала у нее из руки на стол, с глухим стуком скатилась на пол.

«Принеси мне рог».

Слова одного короля, который стоял сейчас перед ней, держа в руке флакон с кровью, рассеялись, точно дым, унесенный невидимым ветром, и вместо них прозвучал другой голос, глухой, исполненный боли и страха. Другой король. Тот, что умер там, где сейчас сидела она.

«Принеси мне рог».

Голос в сознании Рапсодии зазвучал громче, и она вцепилась в край стола, а потом, сжав зубы, с трудом покачала головой, когда Грунтор, которого встревожила неожиданная перемена, начал подниматься со своего стула. Она закрыла глаза и позволила словам промчаться сквозь свое сознание и вырваться на волю:

— Принеси… мне… рог! Ради Бога…

Оба болга вздрогнули от звука чужого голоса — мужчина из последних сил сражался со смертью. Боль исказила лицо Рапсодии, и она еще сильнее схватилась за край стола.

— Анборн! Барет! Кто-нибудь… О боги…

Акмед быстро схватил Грунтора за рукав, когда тот собрался сделать шаг к Певице.

— Оставь ее, — коротко бросил он.

Сержант сердито стряхнул его руку, но вмешиваться не стал.

— Нет! — выдохнула Рапсодия. — Проклятье! Энвин… будь ты проклята… о нет…

— Ой не желает видеть, как Гвиллиам умирает еще раз, — проворчал Грунтор. — Хорошо, что он сдох, надеюсь, червям было вкусно.

— Мой народ — прошептала Рапсодия. — Мой прекрасный народ… Пожалуйста, помогите мне. Принесите Великую Печать. Я должен, должен…

Даже Акмеда охватила тревога, когда Рапсодия перевернулась на спину и повалилась на стол, глядя в потолок остекленевшими глазами и задыхаясь.

— Печать, — прошептала она голосом Гвиллиама. — Пожалуйста, Великую Печать, и воды, прошу вас, кто-нибудь, дайте воды.

Болги переглянулись, и Грунтор с такой силой вцепился в стоящий перед ним стул, что сломал деревянную спинку. Он много раз оказывался рядом с Рапсодией, когда ее посещали видения, но так и не смог к ним привыкнуть.

На лице Рапсодии появилось изумление.

— Не может быть, — грустно проговорила она и прищурилась, уставившись в потолок, на котором сверкала медная чешуя дракона с серебряными когтями, изображенного среди хрустальных звезд, сияющих на кобальтовом небе.

— Ах, Энвин. В конце концов ты одержала надо мной победу. — Голос Гвиллиама звучал тихо, удивленно. — Какая ирония! Я умираю под изображением огромного дракона, которого сам же и приказал нарисовать на потолке в честь твоей матери. Даже в последние мгновения своей жизни я вынужден смотреть на тебя, умирая, видеть то, что стало мне ненавистно.

Краска схлынула с лица Рапсодии, и на розовых щеках разлилась мертвенная бледность. Она начала задыхаться, и Акмеда охватила паника. Он поставил флакон и обежал стол, Грунтор не отставал от него ни на шаг. Король схватил Рапсодию за плечи, поставил на ноги и левой рукой принялся хлопать по щекам.

— Хватит, Рапсодия, — прошептал он. — Хватит… отпусти видение.

Она смотрела мимо него, словно заглядывала за Покров Гоэн. Бледные, бескровные губы потрескались.

— Все зря, — произнесла она тусклым голосом, и свет погас в ее глазах. — Все мои великие начинания, мои мечты. Все зря. Ты был прав, Хааг. Ты был прав…

Акмед мягко встряхнул Рапсодию, пытаясь разорвать цепи видения, но оно не отступало. Он слышал, как у него за спиной в волнении сопит Грунтор.

— Все в порядке, — сказал он сержанту. — Видение должно дойти до конца.

— Конец ее видения — смерть, — проревел Грунтор. — Давай, мисси, возвращайся к нам, ну же!

— Я заглядываю в Подземное Царство, — прохрипела Рапсодия. — Но я сам виновен, сам вырыл себе могилу. Великая Печать. Энвин, прости меня, прости меня, мой народ. Печать…

— Рапсодия…

Вскрикнув, Рапсодия дернулась в руках Акмеда, ее начала бить крупная дрожь. Но уже в следующее мгновение ее тело обмякло, она заморгала и открыла глаза. Взглянув в обеспокоенные лица друзей, она тяжело вздохнула и сказала:

— Нужно поискать другое развлечение.

Акмед нахмурился, хорошенько ее встряхнул, затем выпустил и снова взял в руки флакон.

— Как ты думаешь, что означали те идиотские слова насчет Великой Печати?

— Не знаю, — покачала головой Рапсодия. — Я только почувствовала, что он в ужасе. С каждым ударом сердца из тела Гвиллиама вытекала кровь, и он знал, что умирает. Какое жуткое ощущение. Надеюсь, я умру быстро. — Она вспомнила о своей просьбе, обращенной к лорду Роуэну, его обещание помочь, и ей стало немного легче. — Теперь я знаю, какими были последние слова последнего короля намерьенов.

— Может быть, когда-нибудь они даже пригодятся, — пробурчал Акмед.

Грунтор крепко обнял ее и спросил:

— Ты точно в порядке, мисси? — Она кивнула, и он наградил ее сердитым взглядом. — Ну, поняла теперь, что ты все еще Дающая Имя? Жаль, конечно, что ты оказалась не права. Снова будешь пугать меня до ужаса своими дурацкими припадками.

— Как ты думаешь, может быть, Великой Печатью он называл королевский герб? — повернулась она к Акмеду. — Только вот какой? В их спальне мы обнаружили два: герб сереннского королевского дома, точно такой же красовался и на всех монетах того времени, или тот, что мы видели над кроватью Энвин, — дракон на границе мира?

— Понятия не имею, — ответил он и направился к двери. — Сейчас у меня есть дела поважнее. Если ты собираешься в Тириан, счастливого пути. Сообщи, когда будешь готова созвать Совет, мы оставим рог здесь до твоего возвращения. Если захочешь побыть в горах, постарайся особенно не высовываться. Пусть тот, кто осмелится на нас напасть, увидит лишь пустую оболочку. Если они настолько глупы и решатся воевать, надеюсь, они получат удовольствие, обнаружив, что у нас внутри.

Болги внимательно выслушали своего короля, заметив, как изменились его призывы и распоряжения, которые он теперь передавал ежедневно одновременно с самыми разнообразными военными приказами.

Когда его голос смолк, они вернулись к прерванным занятиям, не обращая внимания на разговор, доносившийся до них сквозь толщу камня. Его вели на языке людей, и болги его не понимали. Король Акмед умел заставить гору говорить, но не всегда на болгише. Болги ничего не знали о приспособлениях и приборах в библиотеке Гвиллиама. Они считали, что сам король и есть голос горы и ее уши.

105
{"b":"12286","o":1}