ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ф’дор забрал своего слугу.

Второй раз за эту зиму Эши без сил стоял возле Дерева, а вокруг царило разрушение. Филиды бродили по пепелищу точно во сне, недоверчиво качали головами, глядя на то, что осталось от некогда великолепного дворца Главного жреца.

Эши чувствовал, как Гвен осторожно ходит по обгоревшим комнатам, где она так старательно поддерживала порядок для его отца; она заблудилась в доме, который знала лучше всего на свете. Закрыв глаза, он изгнал ее образ из своего сознания. Дракон, удовлетворив свою жажду разрушения, спал. Мысли о нем жалили Эши, словно заноза, от которой нет сил избавиться.

Священники-филиды, сохранившие верность Ллаурону, в ужасе смотрели на руины священного круга деревьев, еще несколько часов назад опоясывавшего Великое Дерево. До пожара здесь росло по одному представителю каждого существующего вида, порой единственному сохранившемуся в природе. Сейчас от них остались лишь почерневшие стволы, поднимавшиеся к небу, точно обожженные пальцы.

Только Великое Белое Дерево по-прежнему стояло в центре Круга, его не коснулось пламя, хотя ствол покрывал толстый слой сажи и копоти. Голые, лишенные листьев ветви сияли в тусклом свете солнца, тянулись вверх, несмотря на дым, висящий в воздухе.

«Огонь тебя не тронет».

Ветер начал набирать силу, растрепал золотистые локоны Эши, который вдруг услышал голос отца:

«Спасибо, старина».

Эши повернулся и зашагал в тлеющий лес, чтобы найти Ларк и остальных предателей.

58

Тириан

На каждом из холмов столицы лиринов, Тириана, располагалось одно из зданий огромного дворцового комплекса, а тронный зал венчал самый высокий из холмов, Томингоролло. У основания первого холма, Ньюид-Дда, находился Главный зал и пустующие покои монарха и его советников. Именно здесь Рапсодия договорилась встретиться с Риалом, лордом-протектором Тириана.

Она стояла с Элендрой в огромной ротонде, восхищаясь мастерством древних архитекторов и художников. В отличие от простого и сурового убранства тронного зала Томингоролло, дворец у подножия Ньюид-Дда поражал своей роскошью, ведь именно здесь размещались послы других держав и проводились встречи с ними. Он располагался в центре огромного двора, окруженного каменными сторожевыми башнями, по сравнению с которыми великолепные здания Роланда и Бетани казались приютами нищих оборванцев.

В центре ротонды находился огромный очаг, круглый год согревавший весь дворец и его пристройки. Здание выстроили вокруг множества высоких деревьев, теперь растущих внутри его стен. Пространство ротонды также украшали самые разные цветы и растения, вечно зеленые благодаря теплу очага.

Очаг был окружен экраном из горного хрусталя, и его блеск оказывал на Рапсодию гипнотическое воздействие.

Они с Элендрой уселись лицом к огню на деревянную скамью с мягкими подушками и стали ждать появления лорда-протектора.

Рапсодия разглядывала отполированные до зеркального блеска деревянные панели, пол, украшенный мозаикой из разноцветного мрамора, картины, на которых были изображены представители разных кланов лиринов, объединенных некогда в единое государство: лирины моря, равнин, лесов, городов Маносса. Она только что вернулась после встречи с представителями двух кланов и привезла не слишком обнадеживающие новости.

Подняв голову, Рапсодия увидела, что к ним направляется улыбающийся Риал, и они с Элендрой встали ему навстречу. Лорд-протектор взял Рапсодию за руку и поцеловал ее тонкие пальцы, затем кивнул Элендре.

— Добро пожаловать, Рапсодия. — Он был искренне рад ее визиту. — Ну, как прошла поездка на равнины?

— Боюсь, Риал, мне особо нечем вас порадовать, — ответила она, когда они направились к кабинету лорда-протектора, расположенному в восточном крыле дворца. — Лирины, живущие на равнинах, подвергаются еще более жестоким нападениям, чем мы здесь. На открытом пространстве им трудно защищаться, но, как я и предполагала, у них хорошо организованная армия, однако слишком маленькая. А атаки на них становятся все яростнее.

— Они попросили помощи?

— Нет. Они не захотели просить у вас помощи, хотя когда-то и входили в состав Тириана. Союз был бы разумным решением их проблем. Тириан мог бы выделить часть своих солдат, чтобы усилить их армию, а за это они могли бы охранять ваши южные границы.

— А они на это согласятся?

— Не знаю, — вздохнула Рапсодия. — Все зависит от того, насколько привлекательным им покажется предложение объединиться.

Риал открыл дверь своего крошечного кабинета, где царила безупречная чистота, несмотря на огромное количество манускриптов и свитков.

Рапсодия огляделась по сторонам и покачала головой.

— Риал, раз уж короля все равно нет, почему бы вам не перебраться в большой кабинет? Бессмыслица какая-то: вы заключаете все торговые и политические сделки и союзы, а сидите в крошечной конуре, где негде повернуться, в то время как громадный кабинет в другом конце коридора пустует вот уже сто лет.

Риал предложил своим гостьям сесть, а сам, устроившись на краешке стола, рассмеялся.

— Знаете, Рапсодия, внешне вы похожи на орланданскую намерьенку, но рассуждаете как настоящая лиринка.

Рапсодия улыбнулась ему в ответ. Лирины, несмотря на традиционную монархию, всегда были сторонниками равенства. Здесь не существовало брачной лотереи, в армии служили как мужчины, так и женщины, и те и другие могли занимать посты послов или же служить стражниками. Наследником становился старший ребенок вне зависимости от пола, а короля утверждал объединенный совет лиринов и сама корона, сделанная из осколков Алмаза Непорочности. Это общество, придерживающееся постулатов моногамии и монотеизма, очень подходило Рапсодии.

— Спасибо, — искренне ответила она. Но тут ей в голову пришла новая мысль. — Знаете, лорд Тристан Стюард однажды сказал мне, что внешне я похожа на намерьенку, но у меня манеры болга.

— Из уст намерьена — высочайший комплимент, хотя он сам может этого не сознавать, — сухо прокомментировала Элендра, а Риал и Рапсодия дружно рассмеялись.

— Ну и что, по-вашему, мы должны делать дальше? — спросил Риал, усаживаясь на стул, стоящий около стола.

— Я думаю, нам следует собрать в тронном зале совет, на котором должны присутствовать представители всех кланов. Сила демона растет, он подчиняет себе солдат разных армий и отправляет их с заданием устроить бойню, о которой они потом ничего не помнят. Думаю, то же самое можно сказать и про нападения людей на поселения лиринов. Значит, первым делом мы должны устранить мелкие разногласия, которые разделяют лиринов, и объединить их в единое государство. Таким образом, ф’дор получит меньше союзников.

— А потом?

— Мы встретимся с Тристаном Стюардом и его герцогами. Вступим в союз с Роландом.

Риал присвистнул.

— Боюсь, дорогая, вы не понимаете, как это будет трудно.

— Именно, вот поэтому ей хватает смелости попробовать это сделать, — вмешалась Элендра, улыбнувшись Рапсодии. — Иногда требуется свежий взгляд человека, который не знает о трудностях, делающих успех невозможным.

Риал кивнул.

— Болги и Роланд уже заключили союз. Сорболд связан мирными договорами с ними и лиринами. Неприсоединившиеся государства решают свои собственные проблемы, но демона они не слишком интересуют, хотя, я полагаю, будут следующими в его списке. Тот, кто организует нападения, имеет возможность свободно общаться с солдатами всех провинций. Объединившись, мы сможем его вычислить. На самом деле выбор не столь велик: этот человек регулярно бывает во всех военных лагерях.

— Проститутки? Купцы?

— Возможно, — сказала Рапсодия.

— Как насчет Анборна ап Гвиллиама? — спросила Элендра. — Он бывает во всех землях, о которых ты говорила, даже в Неприсоединившихся государствах и странах за пределами Хинтервольда. Он сражался за всех и против всех — в разное время. Очень подходящая кандидатура.

114
{"b":"12286","o":1}