ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как только будет уничтожен ф’дор. Я спрятал жемчужину в Элизиуме на случай, если погибну, сражаясь с демоном. Мне без проблем удалось прикончить его слуг, но ты знаешь лучше других, что он уже однажды одержал надо мной верх. Я потратил некоторое время, гоняясь за Ларк и другими предателями-филидами. Разобравшись с ними, я направлялся в Илорк, и тут ветер принес мне твой призыв. Узнав, где ты предлагаешь встретиться, я заподозрил худшее и, пока не увидел тебя, думал, что мне придется сразиться с ф’дором. Вот почему я держал в руках Кирсдарк. Как правило, я не достаю оружие, если в этом не возникает необходимости.

— Однако ты пришел, отказавшись от защиты своего отца.

— Он не так далеко отсюда. И если я его позову, будет здесь через несколько минут. Сейчас я уже не тот юнец, каким был во время моей первой схватки с демоном. Возможно, я и не смогу победить его сразу, но мне удастся продержаться до появления Ллаурона. А вместе мы огромная сила. Кроме того, Элинсинос тоже где-то рядом. Думаю, в случае необходимости она придет к нам на помощь.

Элендра смотрела на него, словно что-то подсчитывая в уме, а затем на ее лице появилось удовлетворенное выражение:

— Три дракона, Кирсдарк и я. Подходящая компания для нанесения второго удара.

— Как ты сказала?

Элендра посмотрела Эши в глаза.

— Акмед узнал, в кого вселился ф’дор.

Эши мгновенно напрягся, а его рука сама потянулась к рукояти меча.

— Это Ланакан Орландо, Благословенный Бет-Корбэра.

Голубые глаза Эши вспыхнули в свете костра, но внешне он оставался совершенно спокойным. Он выпустил меч и, опершись локтями о колени, переплел пальцы и погрузился в размышления.

— Разумеется. Ублюдочный святоша. Он делал вид, что смиренно благословляет солдат, а сам превращал их в своих слуг. Бет-Корбэр… Боги, он же был совсем рядом с ней. — Эши невольно содрогнулся. — Неудивительно, что Ракшас смог так легко пробраться в Илорк. Какая мерзость! Сколько же поколений ждал демон, готовясь нанести решающий удар? Благословлял и подчинял себе армии. Он собирался захватить Сепульварту, Сорболд и весь Роланд. — Эши тряхнул головой и снова посмотрел на Элендру. — Ты поэтому меня позвала? Чтобы сообщить мне, что они намерены отправиться за ним?

— Они уже отправились.

Эши кивнул и встал, его лицо сияло от возбуждения.

— Где я должен с ними встретиться?

— Нигде.

Эши замер на месте.

— В каком смысле?

— Это их дело, Гвидион, и ты не сможешь им помочь. Твоя душа еще несет на себе следы двадцатилетнего присутствия ф’дора. Если ты туда отправишься, кто знает, какое проклятье может наложить на тебя древнее зло?

Щеки Эши раскраснелись от гнева.

— Я знаю. Никакое.

— Возможно. Но даже если ты и прав, ты опоздал. Они отправились в Бет-Корбэр в тот день, когда я покинула Тириан. Если их ничто не задержало в пути, сражение, наверное, сейчас в полном разгаре.

Эши трясло, его голос срывался от ярости.

— Она отправилась туда одна? С ними? Без меня?

Элендра наградила его странным взглядом:

— Гвидион, это их сражение. Так было предсказано за многие века до твоего рождения. Тебе там нечего делать. Они рождены для того, чтобы попытаться прикончить ф’дора. Поверь мне, я не меньше твоего хотела бы там находиться. Но мы не в силах им помочь. Кроме того, — добавила она мрачно, — если они потерпят поражение, мы с тобой станем второй линией обороны. Ты, твой отец…

Она не договорила, потому что Эши больше не мог сдерживаться.

— Они не могут потерпеть поражение, — в ужасе вскричал он. — Я не перенесу, если она… Больше не смогу… Почему ты не сказала мне раньше? Почему они мне ничего не сообщили? Я имею право там находиться!

Глаза Элендры метали молнии, когда она вскочила на ноги и встала перед Эши.

— Право? Ты имеешь право? Какое право? Если у кого-нибудь и есть право прикончить проклятое чудовище, так это у меня! Мне демон причинил столько страданий, что никому из вас и не снилось. И уж если я отказалась от права его убить, кто ты такой, чтобы требовать его себе?

— Я другое имел в виду, — дрожащим голосом пробормотал Эши. — Мне все равно, кто убьет проклятого демона, лишь бы он сдох. Я хотел сказать, что имею право быть рядом с Рапсодией, когда она вступит с ним в поединок, если она вдруг… если потерпит поражение… — Он не договорил.

— С какой такой стати? — удивленно поинтересовалась Элендра. — Какое право ты имеешь на Рапсодию или выбор, который она сделает? Ты ведь женат на другой женщине и, значит, добровольно отказался от Рапсодии.

Эши покачал головой и спрятал лицо в ладонях, изо всех сил пытаясь успокоиться.

— Я от нее не отказывался.

— Похоже, я получила ответ на вторую часть своего вопроса, — ледяным тоном заявила Элендра. — Ты гораздо больше похож на свою бабку, чем я думала. Неужели ты надеешься, что Рапсодия будет вечно к тебе привязана, несмотря на то что ты взял в жену другую женщину, из благородной семьи?

Эши молча посмотрел на нее.

— Разумеется, она тебе ничего такого не говорила, но ты причинил ей боль, которая может сравниться с выпавшей на ее долю, когда умер Ллаурон, когда погибла Джо и когда она поняла, что навсегда лишилась родного дома и своей прежней жизни. Она любит тебя, а ты отказался от ее любви ради власти, для себя или своего отца — не важно. Ты прав, ты ее не заслуживаешь. Из-за тебя она собирается выйти замуж за человека, которого не любит. Вот зачем я тебя позвала, чтобы сообщить эту новость.

— Что? — побледнев, спросил Эши.

— Ты же ведь знаешь, что она стала королевой лиринов?

— Что?!

— Ты не слышал?

— Нет, — покачал головой Эши. — Я гонялся за Ларк и остальными дружками Каддира и добрался почти до самой границы Неприсоединившихся государств. Я слышал, конечно, что у лиринов появилась наконец королева, и я надеялся, что ею станет Рапсодия, но еще я слышал, что…

— Что ты слышал?

— Что королева лиринов принимает претендентов на ее руку. Я был уверен: Рапсодия никогда не сделает ничего подобного. Это же против ее принципов.

Эши закрыл глаза, не в силах вынести боль воспоминаний о теплой летней ночи, оставшейся в его прошлой жизни, в другой земле. Образ Рапсодии стоял у него перед глазами: юная девушка прячется за бочками от деревенских парней, которые преследуют ее, надеясь выиграть в брачную лотерею.

«Наши обычаи не кажутся вам варварскими?»

«Честно говоря, немножко кажутся».

«Ну, тогда вы понимаете, как я себя чувствую».

— А чего ты ждал? — мрачно улыбнувшись, спросила Элендра. — Что она будет всю жизнь по тебе сохнуть и навсегда останется одна? У нее нет выбора, она должна выйти замуж, хочет она этого или нет, хотя бы для того, чтобы успокоить армии соседей. Слушай, Гвидион, ты же знаешь законы, ты сам родился в весьма непростой семье. Рапсодии нужен сильный супруг, а выбор у нее не слишком большой — Акмед или Анборн. Она приняла решение.

Неожиданно в лесу стало так тихо и холодно, словно он на мгновение перестал дышать. Элендра заглянула Эши в глаза и увидела в них необычный блеск, отражение души дракона, но в нем не было ни злости, ни готовности нанести удар.

Элендра увидела страх.

Она посмотрела Эши в лицо и поняла, что он потрясен и не может скрыть отчаяния. Так выглядит человек, который мгновение назад понял, что потерял все.

Эши смотрел прямо перед собой ничего не видящими глазами, изо всех сил пытаясь прогнать страшные видения, мечущиеся у него в мозгу: Акмед обнимает Рапсодию, прижимает ее к себе, целует. Эти кошмарные образы преследовали Эши с тех самых пор, как Рапсодия мельком сказала, что такая возможность существует.

«Ты никогда, никогда не свяжешь свою жизнь с Акмедом, правда? От этой мысли меня тошнит вот уже три часа подряд».

«Знаешь, Эши, мне очень не нравится то, что ты говоришь. И если по правде, это не твое дело».

Внутри у Эши все похолодело.

«Ты так и не ответила на мой вопрос насчет его и тебя».

131
{"b":"12286","o":1}