ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лицо Элендры вновь омрачилось.

— Когда ты в последний раз ела, Рапсодия?

— Ужинала вчера. Пожалуйста, не беспокойся, Элендра. Просто Миресилл давно меня не видела, возможно, она что-то перепутала.

Элендра кивнула, на ее лице вновь появилась маска спокойствия.

— Несомненно. Ну а теперь мы вернемся на Совет?

Рапсодия прицепила на пояс Звездный Горн, взяла Элендру за руку, и они вышли из палатки. Перед тем как Элендра вернулась к лиринам, они еще раз обнялись. Рапсодия вновь заняла свое место на Помосте Созывающего и принялась наблюдать за прибывающими намерьенами.

До сих пор большинство собравшихся были людьми, или лиринами, или потомками смешанных браков, но иногда попадались и представители других народов, которых Рапсодия не видела с тех пор, как покинула Серендаир, или вообще встречала впервые.

Она обратила внимание на маленькую фигурку, беспокойно слоняющуюся возле помоста, — казалось, она ищет, где укрыться. Рапсодия узнала женщину-гвадд, ее рост не превышал четырех футов, на лице в форме сердечка выделялись огромные зелено-серые глаза. Волосы цвета жженого сахара гвадд заплела в свисавшую до пояса косу. Как и все представители ее народа, она отличалась худощавым сложением, с непропорционально длинными руками и ногами. Она явно чувствовала себя неловко среди окружавших ее людей, но прежде, чем Рапсодия успела ее окликнуть, гвадд растворилась в толпе. На глаза Рапсодии навернулись слезы облегчения, она боялась, что маленький мирный народ уничтожен во время Намерьенской войны.

Потом она не раз замечала представителей других народов, мужчин и женщин с уникальным строением тела и чертами лица. Высокие смуглые потомки людей и лиринов с глазами темными, как ночь, тонкие и гибкие люди с волосами и кожей цвета спелой пшеницы, приземистые широкоплечие мужчины с длинными седыми бородами, группа веселых ребятишек в серебристо-голубых одеждах, сверкавших, словно море в отблесках солнца. Но больше всего здесь все же было людей и лиринов в цветах своих кланов. Каждая раса обладала уникальной красотой, трогавшей сердце Рапсодии. Ей вдруг показалось, будто она знает этих людей всю жизнь, и она ощутила острую необходимость защитить их. Певица вспомнила, что сказала Элинсинос о намерьенах, и улыбнулась мудрости дракона.

«Они обладали волшебством, им удалось перейти из одного мира в другой и остановить для себя Время. В них отобразились все стихии, пусть люди и не умели ими пользоваться. Так здесь появились народы, о которых ничего не знали в здешних местах: гвадды и лирингласы, гвенены и наины, древние серенны и дракиане, а также митлины, — человеческий сад, полный множества красивых цветов. Они были особенными, Прелестница, удивительные люди, которые заслуживали того, чтобы их лелеяли и защищали».

«Интересно, — подумала Рапсодия, — где они прятались, все эти люди с исчезнувшего тысячу лет назад Острова». Однако долго размышлять ей было некогда: с востока послышался зов труб и топот копыт, прибыла новая группа намерьенов.

73

Грунтор наблюдал за приближением армии Роланда, защитив глаза от солнца лезвием своего боевого топора Сала — сокращение от Салюта.

Если бесконечная колонна марширующих орланданских солдат, от которой почернели склоны соседних холмов, и вызвала у него тревогу, он не подавал виду. Его лицо сохраняло выражение полнейшей сосредоточенности. Грунтор считал.

— По меньшей мере десять тысяч кавалеристов и в десять раз больше пехоты, — наконец доложил он.

Акмед кивнул. Он стоял, скрестив руки на груди, и наблюдал, как силы Роланда растекаются по окрестным холмам. На спине короля фирболгов висел новый квеллан, сделанный из древних намерьенских материалов.

— Ну, мы знали, что рано или поздно это произойдет, — бесстрастно проговорил он. — Должен признаться, я не мог себе представить, что Тристан сумеет столь быстро собрать такую огромную армию. К тому же я не верил, что он осмелится привести ее на Совет. — Акмед сплюнул на землю и задумчиво посмотрел на юг. — Ты получал донесения от наших разведчиков, наблюдающих за границей с Сорболдом?

— Нет, сэр. — Грунтор быстро повернулся к своему королю. — А ты думаешь, нам следует иметь в виду еще одного врага?

Акмед снова кивнул.

— Хотя эта армия выглядит огромной и опасной, она одна не могла вызвать у Рапсодии видений, посетивших ее перед нашим уходом в Ярим. Она рассказала мне, что горные реки покраснели от крови, а земля почернела. Полагаю, чтобы результат стал именно таким, уже имеющейся армии недостаточно, к нам должны присоединиться войска Сорболда.

— У Роланда имеется пять баллист и пятьсот катапульт, — заметил Грунтор. — У нас могут возникнуть проблемы, если они станут грамотно их использовать.

Король фирболгов вновь сплюнул на землю, пытаясь избавиться от отвратительного вкуса во рту.

— Ну, нам остается проверить, не блефует ли Тристан, и выяснить, каковы его истинные планы.

Принц Бетани как раз закончил отдавать предварительные указания своему маршалу и генералам, когда разведчики сообщили давно ожидаемую новость.

Приближается король фирболгов.

Тристан попытался побороть охватившее его возбуждение, но от нетерпения у него дрожали руки. Утром он видел это чудовище стоящим на Помосте, когда он в составе своего Дома входил в Чашу для участия в Совете. После объявления о том, что Совет вскоре начнется, Тристан ускользнул к своей армии, желая еще раз все уточнить.

Если удача не отвернется, у него будет достаточно времени, чтобы сломить дух военачальника болгов, подходившего к нему вместе со своим огромным маршалом, — наверняка обоих смутила столь многочисленная оккупационная армия Роланда.

Тристан Стюард стоял, дерзко вскинув голову, стараясь сдержать улыбку триумфатора, так и норовившую растянуть его губы. Король болгов остановился в нескольких футах от Тристана, и ветер взметнул его черные одеяния. Тристан Стюард не заметил страха в разноцветных глазах Акмеда, он прочитал в них лишь пренебрежительную усмешку. Король болгов бросил снисходительный взгляд на поля вокруг правителя Роланда.

— Надеюсь, вы захватили с собой провиант для ваших маленьких друзей. Наше приглашение касается только намерьенов, нам будет непросто накормить такое огромное количество дармоедов. Мое гостеприимство не распространяется на ваших прихвостней.

Тристан Стюард разинул от изумления рот. Он уже давно лелеял мечту о том, как явится со стотысячной армией к вратам Илорка и сотрет наглую улыбку с лица кошмарного существа, так сильно напугавшего его однажды ночью. Однако улыбка не сходила с губ Акмеда. Казалось, ее прибили гвоздями.

Тристан со стуком захлопнул челюсти и внимательно вгляделся в лицо короля болгов. Лорд Роланд знал, что на глазах Акмеда еще совсем недавно умерли от жестокой эпидемии тысячи его подданных, он пережил массовые похороны множества соратников. Тристан вспомнил уроки истории, в которых рассказывалось, как хоронили людей в Роланде и Сорболде после подобных эпидемий. Говорят, один из его предков сошел с ума и покончил с собой после ужасной чумы, опустошившей его герцогство.

Впрочем, гибель фирболгов могла не произвести сильного впечатления на их прагматичного короля. Возможно, он ценил жизни болгов не выше человеческих. Королевство досталось ему без особых усилий.

— Я хочу поставить вас в известность, что готов позволить вам увести остатки ваших людей, прежде чем мы займем горы. Когда Совет закончится, я войду в Канриф.

Злодейская усмешка стала еще шире.

— Лично вы? Канриф очень велик, Тристан. Конечно, у вас имеется животик, но я сомневаюсь, что вам потребуется целое королевство, чтобы приютить ваше тучное тело. Впрочем, у меня есть довольно большая хижина, и я могу предоставить ее в ваше распоряжение, если вы устали от суровых испытаний, связанных с ночлегом в палатке. Дело в том, что, боюсь, все наши комнаты для гостей уже заняты. Но Рапсодия позаботится о вашем размещении.

152
{"b":"12286","o":1}