ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Их беседа шла на древнелиринском. Эналайза поведала Рапсодии свою историю и ответила на ее вопросы. Она уплыла с Серендаира вместе со Вторым флотом и поселилась в Маноссе, где ее жизнь протекала спокойно и счастливо: война обошла эти места. Она узнала о коронации новой лиринской королевы и решила отдать ей дань уважения, но тут услышала зов рога. И к своему удивлению, обнаружила, что королева и Рапсодия, которую она знала, одно и то же лицо.

— Я никогда не забуду того, что вы сделали для меня, — повторяла она, не переставая плакать.

Рапсодия содрогнулась.

— Пожалуйста, забудь. Я постаралась забыть.

— Не могу, — покачала головой Эналайза и улыбнулась. — Вы спасли меня от ужасной участи, Рапсодия. Благодаря вам у меня сложилась счастливая жизнь, мне удалось пережить войну на Серендаире. В Маноссе у меня семья. Я обязательно приведу моих внуков, чтобы они взглянули на ту, кому обязаны своим существованием.

Рапсодия смутилась.

— Пожалуйста, Эналайза, ничего им не рассказывай, но я с радостью познакомлюсь с ними. Буду счастлива принять тебя в Тириане в любое время.

На Рапсодию навалилась усталость, и ей вновь стало грустно. Она поцеловала Эналайзу, пообещала встретиться с ней на следующий день, когда рядом не будет такой толпы веселящихся намерьенов, и попыталась незаметно улизнуть в Элизиум.

Однако у нее ничего не получилось. Вокруг нее собрались тысячи счастливых людей, успевших хорошенько приложиться к бутылке. Тут и там звучало ее имя. Рапсодия думала, что за ужином успела переговорить со всеми главами государств, но, оглядевшись по сторонам, поняла, что конца регентам провинций и городов не предвидится. Даже если она перекинется парой слов только с главами Домов, ей придется остаться здесь до самого рассвета. Ей отчаянно захотелось оказаться где-нибудь в другом месте.

От напора восхищенных подданных Рапсодия почувствовала дурноту. Ей вдруг показалось, что она попала в ловушку, ее охватила паника, ладони вспотели, сердце мучительно забилось в груди. Стена людей надвигалась на нее. Краем глаза она заметила вспышку медных волос: Эши, окруженный собственной толпой восторженных сторонников, пытался пробиться к ней. Он перехватил ее взгляд и помахал рукой, а потом сумел продвинуться к ней еще на шаг.

Мысль о разговоре с ним показалась Рапсодии невыносимой. Она вновь бросилась бежать и налетела на Риала. Он широко улыбнулся, но улыбка тут же сменилась тревогой, едва он взглянул на выражение ее лица. Рапсодия протянула к нему руки и бросилась в его объятия.

— Миледи, что случилось? — Он осторожно обнял Рапсодию, а потом слегка отстранил, чтобы заглянуть в глаза.

— Пожалуйста, Риал, — задыхаясь, прошептала Рапсодия, — заберите меня отсюда. Пожалуйста, я упаду в обморок, если вы меня не уведете.

Риал сразу все понял, быстро развернулся и подхватил Рапсодию под руку. Он решительно повел ее прочь, пытаясь успокоить, точно напуганного ребенка:

— Ну вот и все, миледи, не нужно тревожиться. У вас был очень трудный день, они поймут. Вы успели со многими переговорить во время пира, сейчас мы уйдем отсюда, а потом я принесу за вас извинения.

Он осторожно обнял ее за плечи, а Рапсодия прижалась к нему так, словно только в нем видела спасение.

78

Эши с трудом держался на ногах, так сильно давила на него толпа. Он старался отвечать улыбкой всякому, кто хватал его за плечо, пожимал руку или хлопал по спине. Он знал, что Рапсодия ждет от него только такого поведения, и лишь ее возможное неудовольствие не давало Эши обнажить клинок и разогнать надоедливых болванов, оказавшихся у него на пути.

От приветственных криков у него разболелась голова. Эши не мог дождаться того момента, когда избавится от них и сможет обнять Рапсодию. Он целый год мечтал об этом и понимал, что, если его задержат еще немного, он сотворит какую-нибудь глупость.

Выбравшись из толпы, он бросил взгляд на то место, где только что стояла Рапсодия. Она исчезла.

Эши резко развернулся и воспользовался восприятием дракона, но не сумел ощутить ее присутствия. Он не раздумывая направился в Элизиум, но тут внутри у него все похолодело: он понял, что возможен и другой вариант. Рапсодия за время их разлуки успела побывать во многих удивительных местах, быть может, она сумела овладеть техникой, позволяющей ей скрываться даже от него. Тогда ее нет в Элизиуме.

В любом случае он понимал, что у него нет времени на ошибку, как после мнимой смерти Ллаурона. Если он будет искать Рапсодию там, где ее нет, ночь пройдет и Совет возобновится до того, как он успеет вернуть ей воспоминания. Он не мог этого допустить.

Эши принялся озираться по сторонам, и его взгляд случайно остановился на Элендре. Она выбралась из толпы и медленно двигалась к границе освещенного поля. Он побежал за ней, схватил за руку и не стал тратить время на приветствие.

— Где она? — резко спросил он.

Элендра огорченно взглянула на него.

— Мои поздравления, Король намерьенов. Желаю тебе самого лучшего…

— Где Рапсодия? Элендра, скажи мне, или, клянусь богами, я…

Глаза Элендры сузились.

— И что ты сделаешь? Вы неудачно начинаете, милорд.

— Извини, Элендра, — покорно опустил голову Гвидион. — За одним достойным исключением, нет ни одного человека, кто сделал бы для меня больше, чем ты. Но если ты думаешь, что я смогу еще хотя бы немного находиться вдалеке от моей жены…

— Ты спрашивал у нее до того, как она стала Королевой?

Лицо Гвидиона застыло.

— Что ты хочешь сказать?

— Ты спрашивал ее мнение или хотя бы рассказал о своих намерениях?

— Когда? — потрясенно спросил он. — Проклятье, я не видел ее три месяца, Элендра. Я медленно сходил с ума, дожидаясь разрешения поговорить со своей женой. Но так его и не получил.

— Возможно, на то есть причина.

— Несомненно, на то есть множество причин, но все они не имеют значения. Я должен повидаться с ней, Элендра, прямо сейчас. Прежде чем все будет испорчено, пока Анборн и Акмед не попытались заявить на нее свои права. Боги, я должен рассказать ей правду! Пожалуйста, пожалуйста, помоги мне. Она вернулась в Котелок? Или отправилась в Элизиум?

Элендра посмотрела ему в глаза: в них появилась мудрость, его взгляд стал взглядом истинного короля. Однако она увидела, что Эши в отчаянии, его снедал страх, он походил на человека, который боится потерять душу. Сердце Элендры потянулось к нему, но честь мешала ей ответить на вопрос Эши.

Он понял ее колебания.

— Элендра, я восхищаюсь твоей верностью Рапсодии, но ты должна понимать, что она может принять решение, не зная самого важного. Прошу тебя, представь, что она знает все, — чего бы тогда ждала от тебя Рапсодия? Неужели ты не понимаешь, как ей будет больно, если она узнает о свершившемся шесть месяцев назад слишком поздно? Ведь сейчас она может отдать свою руку другому — после того, как мы принесли друг другу клятву верности.

Элендра поняла доводы Эши. Он видел, что лиринская воительница пытается найти верное решение, Эши затаил дыхание. Наконец она сказала:

— Где она попытается найти утешение, понимая, что там ее никому не найти?

Эши понял:

— Она в Элизиуме.

Элендра улыбнулась.

— Желаю удачи, милорд.

Рапсодия медленно брела в Котелок, и тут в тусклом свете далеких факелов она заметила темные фигуры человека и лошади. Мужчина посмотрел на нее и широко улыбнулся. Несмотря на желание побыстрее избавиться от внимания намерьенов, Рапсодия подошла к нему. К счастью, ее оставили в покое. Вино лилось рекой вместе с более крепкими напитками из Илорка и Кандерра, из Чаши уже доносилось громкое пение.

Анборн перестал возиться с седельными сумками и внимательно посмотрел на Рапсодию.

— Они умеют праздновать, верно?

— Наверное, в последнее время у них не так уж часто возникали поводы для радости, — ответила Рапсодия, глаза которой блестели в темноте. — Почему ты так поступил?

165
{"b":"12286","o":1}