ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Самое лучшее оружие, то, что производила вторая кузня, делалось по чертежам Акмеда: тяжелые, но хорошо сбалансированные метательные ножи с тремя лезвиями; маленькие луки, специально предназначенные для использования в туннелях Илорка; раздвоенные наконечники для стрел; дротики, обладающие способностью проникать глубоко в тело врага; черные стальные кинжалы, которые на самом деле являлись острыми, точно бритва, крюками, заменившими болгам их самодельное оружие для рукопашного боя, и, разумеется, диски для квеллана, необычного асимметричного оружия, придуманного Акмедом еще на Острове Серендаир и успешно служившего ему, когда он был наемным убийцей.

Грунтору ударила в лицо волна жара из первой кузни — и он улыбнулся. Великан с гордостью оглядел полдюжины выложенных плитками наковален и печей. Гвиллиам построил кузнечный комплекс, словно самолично собирался там работать. Кузни соединялись с центральной вентиляционной системой, которая с тихим гудением вытягивала сажу, уносившуюся к вершинам гор, где тепло использовалось с самыми разными целями, прежде чем его успевал развеять ветер. Каждую наковальню обслуживала группа из двух или трех кузнецов, пара дюжин водоносов и угольщиков. В каждой кузне имелись дополнительные мехи, благодаря которым в помещении циркулировал прохладный воздух, и потому здесь было не так жарко, а сами кузни скорее напоминали залы, где репетируют гениальные и немного безумные музыканты.

Мастер вручил Грунтору инвентарную книгу и с волнением наблюдал за тем, как великан ее открыл, а затем окинул внимательным взглядом кузнецов. Он сверил количество готового оружия с записями и пришел к выводу, что и здесь все в полном порядке. Кроме того, Грунтор заметил, что брака стало намного меньше. Отлично, значит, они учатся.

Довольный результатами инспекции, он вернул книгу мастеру и повернулся к рабочим:

— Молодцы, ребята, отлично справляетесь! Продолжайте в том же духе.

Попрощавшись с мастером и насвистывая веселенький мотивчик, он в сопровождении своих адъютантов вышел из кузни. Его громоподобный голос эхом разнесся по туннелю, предупреждая рабочих в следующей кузне о его прибытии.

У нее глаза, будто две яичницы,
А кожа зелена, точно море.
Ты ей деньги покажи,
И она уже твоя,
Моя девчонка из Тер-и-ля.

Когда его голос начал стихать вдалеке, трое болгов-кузнецов, окутанные мерцающими тенями, которые отбрасывал чистый, мощный огонь, бьющий из самого сердца Земли, обменялись быстрыми взглядами и вернулись к своей работе.

Нимет, Северо-Западный Сорболд

Резко зазвонил колокольчик, сообщивший, что кто-то открыл заднюю дверь. Старый лудильщик Нед закрыл лавку несколько часов назад и удобно устроился возле очага с пинтой пива и миской жаркого из ягненка. Он мгновенно схватил в руку один из молотков, с трудом поднялся на ноги и взвесил его в руке, прежде чем спрятать в грязный кожаный передник. Годы Неда клонились к закату, но его руки оставались по-прежнему сильными.

— Эй, кто там? Кто пришел?

Около задней двери стояли два существа, освещенные неверным светом, отбрасываемым углями в очаге. Даже в полумраке было видно, что они лохматые и уродливые, но совсем не такие, какими должны быть болги — по крайней мере, по мнению Неда. Они задумчиво и очень серьезно изучали старика, но не делали никаких угрожающих движений.

Нед улыбнулся и отпустил молоток, который незаметно сжимал в огромном кармане своего передника.

— Ну, здравствуйте, ребятки, — кивнул он и потер закоченевшие руки. — Давненько вас не было видно, почитай, целый месяц. Принесли остальной товар?

Парни переглянулись, снова уставились на старика, затем откуда-то из темноты появился мешок из промасленной кожи, завязанный веревкой. Гости Неда бросили его на пол около задней стены, служившей прилавком, и тут же отступили на безопасное расстояние, в тень.

Старина Нед резво подскочил к прилавку, развязал веревку и быстро раскрыл мешок. Не в силах сдержать нетерпение, он вывалил содержимое на пол и принялся радостно кудахтать, увидев, что ему принесли болги.

Диковинный круглый нож с тремя лезвиями, точно такой же, как те, что они отдали ему несколько месяцев назад, только намного больше и тяжелее, два длинных широких меча со скошенным лезвием и блестящий диск, тонкий, точно крылышко бабочки, и острый, как бритва.

Оружие, сделанное болгами.

— Ха! — восторженно вскричал Нед. — Какая красота, ребятишки, просто чудо! За них дадут отличные денежки. — Его глаза сияли от восхищения, когда он попытался разглядеть в темноте лица своих гостей.

Он взял в руки острый, точно бритва, диск.

— Принесете мне еще два таких, и будем считать, что мы в расчете, вот так-то.

— Нет, — прозвучал из глубокой тени ответ.

Старина Нед повернулся и увидел пылающие злобой глаза одного из болгов.

— Отдай.

Нед выпрямился в полный рост и снова взял в руки молоток. Затем он отыскал в темноте глаза и уставился в них так, словно бросал вызов взбесившемуся коню или крысе, притаившейся в канаве.

— Отвали, — прорычал он. — Я назначил цену, и мне решать, когда доста…

Он не успел договорить, почувствовав, что тонкий, словно лента, кривой меч касается его шеи: второй болг сумел незаметно подобраться к нему сзади.

— Отойди… ой… — взвизгнул Нед. — Пожалуйста…

— Отдай сейчас, — резко потребовал болг. — Ты получил оружие. Отдай.

— Хорошо! — всхлипнул Нед и закашлялся. — Отдам! Отпусти меня!

Едва болг отвел оружие, он метнулся вперед, спотыкаясь бросился к прилавку и, ухватившись за край обеими руками, опустил голову в попытке отдышаться.

— Он… здесь, — пробормотал он и зашел за прилавок.

Пошарив под ним, стараясь не выпускать болгов из вида, Нед через несколько секунд вытащил помятый металлический горшок, простой, без каких бы то ни было украшений, со сломанной ручкой.

— Не знаю, на кой он вам сдался, — проворчал он. — Уродливый, как смертный грех. Ничего не стоит.

Болг внимательно изучил горшок, заглянул внутрь и быстро кивнул своему спутнику. В следующее мгновение они шагнули в тень и бесшумно выскользнули в дверь, не потревожив колокольчика.

Бормоча изощренные ругательства, Нед потер шею и принялся рассматривать оружие, которое принесли болги. Он никак не мог понять, кто в здравом уме станет добровольно менять великолепное оружие на какой-то дурацкий горшок.

«Вот вам еще одно подтверждение правоты тех, кто говорит, что они ничего не соображают. Впрочем, оружие они делают замечательное», — подумал он и, чуть приоткрыв дверь, принялся разглядывать диск в свете умирающего дня.

13

Зимний карнавал, Хагфорт, провинция Наварн

Экипажи, скопившиеся за светло-коричневыми воротами Хагфорта, растянулись чуть ли не до самого горизонта. Повозки медленно, словно ползком, двигались вперед между двумя стройными башнями с колоколами, отмечавшими границу владений Стивена Наварна.

Священник вздохнул и сделал глоток сладкой наливки. «Терпение, — напомнил он себе, рассматривая в окно экипажа весело развевающиеся на ветру яркие, шелковые знамена, украшавшие башни. Ему приходилось постоянно сдерживать демоническую сущность. — Терпение».

Он предпочел остаться в своем экипаже и отказался пересесть в сани на границе Наварна, считая, что по дорогам, которые герцог поддерживал в отличном состоянии, он доберется до Хагфорта быстрее, чем по тонкому снежному насту, покрывавшему поля и холмы. Впрочем, он недооценил погоду: целый день шел снег, потом начался дождь, ночью температура упала, и поля покрыла прочная корка льда, превосходно подходящая для запряженных лошадьми саней.

И вот теперь он застрял среди экипажей, фургонов и пешеходов, спешащих в Хагфорт. Крики животных и возбужденные голоса людей вынуждали его уже регулярно прикладываться к бутылке в надежде, что ее содержимое заглушит ненавистную какофонию звуков. «Терпение».

27
{"b":"12286","o":1}