ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А они много успели сделать, — удивилась Рапсодия, когда они с Акмедом быстрым шагом пересекали мрачное помещение, наполненное предрассветными сумерками, проникавшими сквозь пыльные стеклянные блоки, вставленные в круглый потолок. — Когда я заходила сюда в прошлый раз, тут ничего, кроме мусора, не было.

Акмед обошел огромное мозаичное панно, выложенное в виде звезды в самом центре огромного зала, — еще одно изображение неба, сделанное из разноцветного мрамора и еще не очищенное от грязи.

— Будь поосторожнее. Если я не ошибаюсь, в прошлый раз именно здесь тебя посетило одно из твоих видений.

Рапсодия вздрогнула и пошла быстрее. Сколько она себя помнила, она обладала даром предвидения. Однако всякий раз, попадая в Прошлое или, что еще хуже, получая предупреждение о событиях Будущего, она оказывалась к этому не готова, в особенности если приходилось пережить яркие, сильные чувства, пришедшие из далеких времен и задержавшиеся в каком-нибудь месте, словно дым давно погасшего лесного пожара.

Теперь, когда Эши ушел и не мог больше защищать ее от кошмаров, они вернулись. Стоило Рапсодии вспомнить о своем любимом, как сердце у нее мучительно сжалось, и она из последних сил ускорила шаг. Время, отпущенное им, истекло; он должен был выполнить определенные обязательства, и главное из них — отыскать женщину-намерьенку из Первого поколения и жениться на ней. Она станет Королевой, они объединят ныне разобщенные земли и будут править вместе, как и было предсказано. И Рапсодия, и Эши с самого начала знали, что их роман будет недолгим, но от этого боль не становилась менее острой.

Акмед вошел в открытую дверь, находившуюся за возвышением, на котором стоял трон Короля и Королевы намерьенов, чудом уцелевший после того, как болги разгромили Канриф в конце Намерьенской войны.

— Поторопись. — Голос Акмеда гулким эхом отразился от стен.

— Я не могу быстрее, — сердито заявила Рапсодия. — Ты на целую голову меня выше. И шаги у тебя длиннее.

Она замолчала, потрясенная красотой восстановленной лестницы, которая вела в обсерваторию, расположенную на вершине одного из пиков Зубов.

Вдоль стен спиралью поднималась вверх лестница из гладко отполированного дерева геспера, темного с синими прожилками, а посередине располагалась какая-то странная конструкция, что-то наподобие маленькой шестиугольной комнатки со стеклянными стенами — диковинное сооружение, похоже, еще не до конца восстановленное.

— Эта штука вроде подъемника, которые мы используем в шахтах, — пояснил Акмед, словно прочитав мысли Рапсодии. — Ее придумал Гвиллиам и оставил подробные записи относительно того, как она работает. Очевидно, он поднимал вверх придворных, не желавших пользоваться лестницей. Здорово, правда?

— Интересно. Впрочем, я бы предпочла лестницу, даже если бы эта штуковина работала. Меня совсем не вдохновляет перспектива висеть в стеклянной коробке над каменным полом.

— Как пожелаешь, — с трудом скрыв улыбку, ответил Акмед.

Они начали подниматься по отполированной до блеска лестнице, все выше и выше, на самую вершину горного пика. Когда они почти добрались до цели, Акмед засунул руку в сапог и достал большой медный ключ, воспользовавшись передышкой, Рапсодия глянула через перила на пол, оставшийся далеко внизу, и ей стало не по себе.

— Я, разумеется, восхищена твоими достижениями, Акмед, но мы вполне могли сходить сюда после возвращения. Кревенсфилдская равнина прекрасно смотрится с Пустоши, как, впрочем, и с любой башни на посту Гриввен. Ты же знаешь, нам нельзя терять ни минуты.

Король фирболгов вставил ключ в замочную скважину и повернул его с громким щелчком.

— Отсюда ты увидишь то, что никогда не откроется тебе с Пустоши или с поста Гриввен.

Тяжелая дверь, обитая давно проржавевшим железом, легко распахнулась — видимо, недавно кто-то смазал петли маслом, — и глазам Рапсодии предстала сравнительно небольшая комната с куполообразным потолком. Обсерваторию еще не привели в порядок, мебель и всевозможные приборы закрывала некогда белая ткань, покрытая толстым слоем пыли. В рассеянном свете наступающего утра они казались призраками, выступающими из мрака.

Акмед ухватил ее за руку, втянул в комнату и закрыл дверь.

Помещение, служившее обсерваторией, вырубили в скале, а стены тщательно отполировали, и они стали такими же гладкими, как мраморные плиты в тронном зале. В каждой стене имелось огромное окно, возле каждого из них стояли древние, необычного вида телескопы с широким объективом. Магия и история наполняли комнату, куда многие века никто не заходил. Все здесь было пропитано горьким запахом пыли, безраздельно царящей в гробнице давно утерянной надежды.

Рапсодия быстро оглядела комнату: полки с древними картами и журналами, изысканные фрески на разделенном на четыре квадрата потолке, на каждой изображение одной из стихий — воды, воздуха, огня и земли, которые указывали направление сторон света, а пятую стихию — эфир — символизировал глобус, висящий в центре. Рапсодия с удовольствием изучила бы обсерваторию, но Акмед, нетерпеливо размахивая руками, подозвал ее к западному окну.

— Вот, — сказал он и показал вниз. — Посмотри.

Рапсодия подошла к окну и посмотрела на пробуждающуюся землю. Ничего подобного ей видеть не приходилось; здесь, в комнате, находящейся на вершине самого высокого пика Зубов, у нее возникло ощущение, будто она парит в воздухе, над тихонько перешептывающимися облаками, и весь мир раскинулся у нее под ногами. «Неудивительно, что намерьены считали себя богами, — с благоговением подумала она. — Они взирали с небес на Землю благодаря творению своих рук. Как же, наверное, им было страшно падать».

Когда-то из обсерватории можно было увидеть весь Канриф, чудо минувшей эпохи, королевство, где жили самые разные народы, отвоеванное у суровых гор силой воли короля намерьенов, Гвиллиама, которого иногда называли Провидцем, а порой награждали гораздо менее лестными эпитетами. Теперь же, спустя много веков после войны, принесшей гибель самим намерьенам и опустошившей их владения по всему континенту, их города в горах, обсерватории и библиотеки, усыпальницы и хранилища мудрости, дворцы и дороги оказались в руках болгов, потомков племен, разграбивших Канриф в конце кровавой Намерьенской войны.

Серый предрассветный сумрак окутывал Зубы, наполняя окружающий пейзаж темными пятнами теней. Скоро взойдет солнце и зальет все вокруг своим ослепительным сиянием. Захватывающие дух картины: лощины и каньоны, поросшие лесами, крутые склоны скал и утесов и развалины древнего города Канриф, памятника ушедшей цивилизации, построенного в горах, — расцветятся самыми невероятными оттенками всевозможных красок. Однако сейчас, когда ночь еще властвовала над землей, рваные линии хребтов казались какими-то плоскими и неприветливыми, словно хранили мрачное молчание смерти.

Рапсодия наблюдала за тем, как робкие лучи солнца прорезают черный бархат ночи, заливая чистым светом покрытые снегом горные пики, которые, словно в ответ на их ласку, вспыхивали ослепительным блеском.

Жители приграничных государств считали болгов чудовищами, имевшими лишь отдаленное сходство с людьми, стадом хищных каннибалов, нападающих на все живое. Когда-то Рапсодия тоже верила в эти глупые выдумки, давно, прежде чем встретила Грунтора и Акмеда, которые были наполовину болгами.

Но только теперь она узнала болгов по-настоящему. Боялись их не зря: они отличались злобным и воинственным нравом и без руководства сильного вожака использовали все доступные им способы, чтобы выжить, включая и каннибализм. Сейчас у них появился король, и Рапсодия полюбила этих примитивных людей, истинных сыновей Природы, которые бережно хранили свои легенды и традиции даже в самые трудные времена.

Фирболги оказались простым, прекрасным народом, не знавшим, что такое жалость к себе, и в первую очередь заботившимся о сохранении своего общества. Истекающие кровью воины лежали на поле боя и умирали от не слишком опасных ран, в то время как целители отдавали все свое внимание роженицам: болги считали детей своим Будущим, а солдат — всего лишь Настоящим. Все, что осталось в Прошлом, не имело значения, кроме, пожалуй, нескольких легенд и всепоглощающего желания выжить.

3
{"b":"12286","o":1}