ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прикрыв глаза рукой, Эши проследил за его взглядом.

— Складывается впечатление, что кто-то хочет развязать войну с вами.

— Складывается.

Эши наклонился и приложил ухо к груди Шрайка.

— Он умрет, если мы не доставим его к целителю.

Акмед начал снова собирать оружие.

— Ты прав.

— Это уж слишком, даже для тебя. У меня нет лошади. Неужели ты не поможешь мне довезти его до Сепульварты?

Акмед нахмурился и махнул рукой в сторону поля.

— Тут полно лошадей. Бери любую и сам вези своего Шрайка в Сепульварту. — Он посмотрел в лицо солдата, немолодое, обветренное, как у моряка, со страшной раной на лбу. — Но на твоем месте я не стал бы терять время на базилику в Сепульварте. Когда прошлой осенью Рапсодия получила страшную рану и чуть не умерла, я отвез ее туда. Патриарх и его священники ничего не смогли сделать. — Он посмотрел на руку Эши. — Разумеется, это потому, что она отдала Кольцо Мудрости тебе. Теперь ты исполняешь эти обязанности. Патриарх лишь формально главный. Почему бы тебе не попытаться исцелить своего приятеля?

Эти несколько минут безмолвно стоял, подставив лицо ветру. Потом снял с левой руки кожаную перчатку и прикоснулся к кольцу на безымянном пальце. Оно было совсем простым — прозрачный, гладкий камень в скромной платиновой оправе. Внутри камня друг напротив друга, словно написанные чьей-то таинственной рукой, сияли два символа, очень похожие на знаки отрицания и утверждения. Очень осторожно Эши взял Шрайка за руку, это была рука солдата — грубая, с толстыми пальцами, окровавленная. Эши надел кольцо на мизинец.

Акмед и Эши несколько минут не сводили напряженных взглядов с раненого. Дракон, живущий внутри Эши, ворчал, мучимый любопытством, не давал покоя. Эши попытался приструнить его и одновременно выяснить, что он чувствует. Дракон отметил всего несколько незначительных изменений, которых было явно недостаточно, чтобы спасти жизнь Шрайка. Эши вздохнул: старый воин продержится от силы несколько дней, не более того, даже если он доставит его в какое-нибудь укрытие. Он осторожно снял кольцо с пальца Шрайка и снова надел на руку.

— Это Кольцо Мудрости, а не целительства, — сказал он, поднимаясь. — Оно наделяет того, кому принадлежит, знанием, позволяющим усилить врожденные способности. Патриарх, благодаря упорным занятиям, способностям и положению, являлся целителем. Он отдал кольцо Рапсодии, которая по своей природе и благодаря полученным знаниям тоже является целительницей. Поэтому она смогла меня вылечить. Меня кольцо наделяет мудростью другого рода. Акмед сухо рассмеялся.

— Ну да, конечно. Оно будет помогать тебе принимать решения, когда ты станешь Королем намерьенов, если состоится еще один Совет, — о чем мечтает твой отец. А еще оно помогает тебе распознать намерьенов Первого поколения, продолжающих осчастливливать нас своим присутствием, — так ты узнал этого человека?

— Нет, я знаю его с самого детства. Шрайк великий человек, очень добрый, я должен его спасти. — Эши посмотрел на Кревенсфилдскую равнину. — Если в Сепульварте ему никто не сможет помочь, значит, нужно идти в Бет-Корбэр. Там есть базилика, а Благословенный Ланакан Орландо славится силой целителя. Ты можешь доставить его туда? Это ведь по дороге в земли болгов.

Акмед собрал украденное оружие, в его глазах полыхала ярость.

— Нет, я не собираюсь нигде задерживаться. Я уже и так потерял гораздо больше времени, чем могу себе позволить. Сейчас для меня важнее всего вернуться в Илорк и выяснить, что творится в моем королевстве, если оно вообще еще существует. Отвези его в Бет-Корбэр сам… впрочем, думаю, будет лучше, если ты доставишь его в Гвинвуд к Каддиру. Говорят, он один из самых могущественных целителей на континенте. Если он не сможет помочь твоему другу, сомневаюсь, что кто-нибудь другой его спасет.

— До Гвинвуда далеко, он столько не продержится.

— Тогда вези в Бет-Корбэр, я больше не намерен поддерживать твое глупое желание прятаться. Ты исцелился и получил назад душу. Чего еще тебе нужно? По-моему, с твоей стороны не слишком красиво продолжать скрываться, когда у тебя умирает друг.

— Прощу меня простить, — послышался сердитый голос с земли. — Отвезите меня к Анборну, если вам не трудно. И я совсем не умираю, поскольку не получал такого приказа. — Тело раненого сотряс приступ кашля, и он снова потерял сознание.

Акмед и Эши посмотрели на мужчину, лежащего у их ног на земле, а затем переглянулись.

— Похоже, кольцо и его наградило мудростью. Ты знаешь, где найти Анборна? — спросил Акмед, заворачивая оружие в перепачканную сажей попону, сорванную со спины мертвой лошади.

Эши задумался на мгновение, а потом кивнул.

— По-моему, это отличная мысль. Ну, я оставляю тебя. Счастливого пути. — И Акмед зашагал к своему коню.

— Подожди! — крикнул Эши.

Акмед раздраженно вздохнул и снова повернулся.

— Как Рапсодия? У нее все в порядке?

— Она мне сказала, что вы больше не дружите, — сердито заявил Акмед. — А если так, не твое дело, как она себя чувствует и чем занимается. Забудь о ней. Она тебя забыла.

Он вскочил в седло, привязал перед собой узел с оружием и пустил скакуна галопом. Через несколько минут он поднялся по западному склону холма и скрылся из виду.

Эши подождал немного, словно Время для него вдруг остановилось, затем поймал пробегавшего мимо мерина и подвел его к Шрайку, который тяжело дышал и по-прежнему был без сознания.

— Не бойтесь, — сказал он, устраивая его в седле. — Я позабочусь о том, чтобы вы туда добрались живым.

18

Восточный Авондерр, неподалеку от границы с Наварном

Из-под копыт коня в разные стороны летел снег и соединялся с туманным облаком плаща Эши, превращаясь в хрупкое покрывало, которое окутывало всадника, его раненого товарища и даже мчащегося галопом скакуна. Издалека казалось, будто порыв ветра гонит перед собой снежный ком.

Южная опушка леса пересекала границу Наварна и Авондерра, это были места, больше всего пострадавшие от необъяснимых вспышек насилия. Когда Эши путешествовал в этих местах один, пешком, стараясь не шуметь и не попадаться никому на глаза, дракон всякий раз предупреждал его о находящихся неподалеку людях.

Теперь же, излечившись от страшных ран и получив назад душу, Эши больше не испытывал необходимости скрываться. Сейчас главное для него было доставить Шрайка, лежавшего поперек его седла, к Анборну.

Шрайк все время стонал, что-то невнятно шептал, иногда погружался в беспамятство. Несколько раз дракон чувствовал, как его пульс замедляется и ему становится трудно дышать. Тогда Эши прикладывал кольцо Патриарха к груди Шрайка, напротив сердца, беззвучно умоляя его не сдаваться, продолжать сражаться за жизнь; еще чуть-чуть — и они доберутся до Анборна.

Силы кольца хватало, чтобы удерживать жизнь Шрайка в его бренном теле, по крайней мере пока. Эши прикрыл глаза от жалящего ветра и ледяных кристалликов льда, вспомнив, как стал свидетелем сражения намерьенки из Первого поколения с бессмертием.

Талтея Прекрасная, которую иногда называли Вдовой.

Она попала в руки Каддира, могущественного целителя-филида и будущего Наследника его отца, человека, который должен был стать Главным жрецом после Ллаурона. Она металась и стонала от боли, яростно сражаясь с жизнью, на Алтаре Последнего Жертвоприношения, древнем пне, оставшемся от давно погибшего огромного дерева, в центре Круга, самого сердца ордена филидов.

Эши, еще ребенок, беспомощно стоял среди скорбящей толпы, бормотал молитвы, которые знал наизусть, но значения которых не понимал, отчаянно хотел, чтобы она поправилась, несмотря на то что никогда не видел ее прежде. Сейчас, больше века спустя, он смог осознать, что испытанная им тогда боль была отражением горя всех представителей ордена филидов, почти осязаемой печали, окутавшей тех, кто находился в тот момент рядом с ним. Он не мог понять ни тогда, ни теперь, почему она сражалась не за жизнь, а за смерть.

41
{"b":"12286","o":1}