ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он быстро взобрался по куче мусора, спустился в туннель и зашагал в сторону Пустоши, за которой находилось Скрытое Королевство.

23

Возле Тирианского города, Тирианский лес

Когда пограничный патруль Тириана выехал навстречу всаднице, ехавшей на гнедой кобыле, раздалась птичья трель. Элендра прислушалась: «Один всадник с ребенком». Она улыбнулась, услышав кодовые имена, которые они использовали: «Это Богиня без Греха». Элендра вышла из палатки, чтобы встретить Рапсодию.

Маленький загорелый мальчик сидел в седле перед ней. Малыш с блестящими черными волосами и огромными темными глазами. Он озирался с восхищением обитателя пустыни, никогда не видевшего леса. Рапсодия время от времени что-то негромко ему говорила, стараясь успокоить. У нее на руках — за спиной мальчика — Элендра заметила сверток. «Наверное, грудной ребенок», — подумала Элендра, и тут же раздался обиженный плач, подтвердивший ее догадку. Элендра усмехнулась: птичьи трели изменились, теперь они сообщали уже о двух детях, прибывших вместе со всадницей.

Четверо стражников лиринов встретили Рапсодию, как уже не раз бывало прежде, у границы Внутреннего леса. Один тут же подхватил брошенные Рапсодией поводья, другой по ее просьбе снял седельные сумки и понес к дому Элендры. Остальные двое вернулись по следу Рапсодии, желая убедиться, что за ней не явились непрошеные гости, а первый вернул поводья соскочившей на землю Рапсодии. Они успели привыкнуть к этим действиям, ведь Рапсодия уже в третий раз оставляла детей у Элендры.

Однако она впервые приехала одна. Раньше ее всякий раз сопровождал Акмед, и лирины почтительно обращались к королю фирболгов как к гостю Рапсодии, но королевских почестей не оказывали. Так они договорились заранее, когда разрабатывали стратегию поисков детей ф’дора. Элендра с удовольствием приглядывала за детьми, дожидаясь возвращения Рапсодии, которая должна была доставить их к лорду и леди Роуэн.

Сначала Элендра долго колебалась и не хотела оставлять детей демона у себя, но теперь не жалела, что согласилась. И хотя некоторые из них отличались буйным нравом, а один и вовсе вел себя вызывающе, ей пришлось признать, что, несмотря на свою демоническую кровь, они были обычными детьми. Элендра успела полюбить их, даже Винкейна, который раздражал ее, как никакой другой ребенок.

Рапсодия тоже привязалась к ним. Большинство они нашли нищенствующими на улицах, все они были сиротами, и она старалась провести с ними хотя бы несколько дней, помогая привыкнуть к новой жизни в лесу. Без способности Акмеда распознавать кровь старого мира им не удалось бы собрать детей, призналась Рапсодия Элендре, и это было действительно так — они почти ничем не отличались от обычных детей, если не обращать внимания на весьма неприятное выражение, иногда появлявшееся у них в глазах.

Рапсодия позвала лошадь, надо было позаботиться об уставшем животном, и кобыла пошла за ней. Маленькая козочка, привязанная к седлу, последовала за кобылой. Элендра заметила, как на лице Певицы расцвела улыбка. Когда Элендра подошла к ней, Рапсодия что-то отвязывала от своего пояса.

— Я рада твоему возвращению, это заняло больше времени, чем мы предполагали.

— Погода задержала меня в Зафиеле. Там началась жестокая снежная буря, еще хуже, чем в тот раз, когда мы нашли Аню и Микиту. Мазь помогла вылечить обмороженные места?

— Да, им уже гораздо лучше.

— А как Арик?

— Нога все еще его беспокоит, — ответила Элендра, пока Рапсодия снимала с пояса меч в ножнах. — В остальном с ним все хорошо.

— Я осмотрю его ногу, когда покончу с остальными делами. Пару дней назад мне в голову пришла новая мысль. У нас ведь есть часть его имени, быть может, нам удастся окончательно исцелить малыша.

— Марл перестал красть еду, вероятно понял, что ее хватит на всех. А Эллис кое-что сделала для тебя.

Рассказывая о детях, лиринская воительница наблюдала за лицом подруги, которое светилось от удовольствия.

— Возьми, Элендра, — попросила Рапсодия, протягивая ей Звездный Горн. — Ты можешь за ним присмотреть? Если я погибну в Сорболде, пытаясь похитить гладиатора, мне бы не хотелось, чтобы он попал в чужие руки. Это может вовлечь Тириан в войну.

Элендра задумчиво посмотрела на Рапсодию и кивнула. После недолгих колебаний она протянула руку к Звездному Горну.

Рапсодия вложила меч в ладонь своей наставницы.

— Лучше, если я отдам его тебе сразу, иначе могу забыть. Клинок стал живой частью моей души.

— Так и должно быть.

Элендра взяла ножны и пристегнула их к поясу, легонько потрепала кобылу по шее, чтобы успокоить, и протянула руки к ребенку. Он отшатнулся от нее, на загорелом личике появилась тревога, и мальчик прижался к Рапсодии.

Певица наклонилась к нему и тихонько заговорила с ребенком на диалекте далеких западных провинций.

— Все в порядке, Джесен. Элендра мой друг и очень хороший человек. Не бойся.

Страх на лице мальчика исчез, он повернулся к Элендре и протянул к ней пухлые ручонки.

— Какой симпатичный маленький мужчина. Должно быть, ты проголодался, — промурлыкала седовласая воительница, взяв мальчика на руки. — Обед уже почти готов. Ты справишься с ребенком, Рапсодия?

— Да, — ответила та, левой рукой прижимая к груди младенца, а правой придерживая седло.

Она вновь передала поводья стражнику.

— Спасибо. — Рапсодия улыбнулась воину и получила в награду восхищенный взгляд. Она провела рукой по лбу гнедой кобылы. — Хорошая девочка, — негромко сказала Рапсодия. — Иди, перекуси немного и поспи. Ты заслужила отдых.

Кобыла заржала, словно соглашаясь с хозяйкой. Рапсодия погладила козу и почесала ее за ушами, прежде чем животных увели.

— Дай я посмотрю на малышку, — попросила Элендра, вглядываясь в лицо грудняшки.

Лиринский ребенок оказался на редкость уродливым, но Рапсодия смотрела на него с удивительной нежностью, преобразившей ее лицо.

— Какая она красивая, — проворковала Рапсодия. — И как прекрасно себя вела во время долгого путешествия. Ты ее полюбишь, Элендра. Она такая хорошая.

Элендра не смогла удержаться от улыбки.

Стражники увели лошадь, и женщины с детьми направились в дом Элендры. По пути она угостила сладкими ягодами Джесена.

— У тебя возникли проблемы на пути сюда? — спросила Элендра, пока Джесен продолжал искать вкусные ягоды у нее в карманах.

— Нет, если не считать того, что малышка все время хотела есть, — рассмеялась Рапсодия. — Наверное, именно по этой причине я ее так полюбила: она первое живое существо, которое решило, что под моей рубашкой есть нечто заслуживающее внимания.

Элендра вновь улыбнулась:

— Почему-то я тебе не верю.

— Жаль, что я не смогла утолить голод бедняжки. Постепенно я привыкла поить ее процеженным козьим молоком из фляжки, которую засунула под рубашку. К счастью, нам никто не встретился по пути.

Элендра расхохоталась, но тут они оказались возле ее дома, и она открыла дверь.

Им навстречу вышла Куан Ли, старшая из детей, привезенных Рапсодией к Элендре. Лицо Рапсодии осветилось улыбкой, когда она увидела девушку. Они обнялись, и Рапсодия поцеловала ее в макушку.

— Как ты, Куан Ли? — спросила она, а Элендра спустила на порог Джесена. Рапсодия взяла его руку и вложила ее в ладонь девушки. — Это Джесен, и он очень голоден. Ты сможешь отыскать ему место за столом? Иди вместе с Куан Ли, Джесен. Я скоро приду, мне нужно поговорить с Элендрой.

Джесен помахал ей рукой, и Рапсодия помахала в ответ. Женщины подождали, пока дети уйдут в дом, и отошли в сторону.

— Как прошли роды? — спросила Элендра, нежно погладив головку ребенка.

— Если Судьба будет добра ко мне, надеюсь, я больше никогда не увижу ничего подобного, — ответила Рапсодия, побледнев. — Я пыталась облегчить страдания матери, но мне удалось лишь помочь довести роды до конца и дать ей подержать ребенка, а потом мать умерла. — Она наклонилась к девочке и поцеловала ее. — Меня охватывает дрожь, стоит мне подумать о том, как страдали остальные женщины, рядом с которыми не оказалось целителя. Наверное, им так и не довелось взглянуть на своих детей. Мне даже думать об этом не хочется. — Ее глаза наполнились слезами, и Элендра обняла ее за плечи.

52
{"b":"12286","o":1}