ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ллаурон встал и подошел к подносу с ужином. Взяв тарелку, он принялся накладывать на нее еду, пытаясь создать впечатление хорошего аппетита, который у него совершенно пропал.

— Хорошая мысль, но, боюсь, уже слишком поздно. Рапсодия ужасно расстроена. Когда она покидала Илорк, большая часть их армии была больна. Скорее всего, к ее возвращению лишь немногие останутся в живых. Подобные эпидемии кошмарная вещь, но особенно тяжело приходится примитивным культурам.

— Понятно. Жаль, что мы ничем не можем помочь. Вы больше ничего не хотели со мной обсудить, ваша милость?

Ллаурон повернулся к огню.

— Пожалуй, нет. Я просто пригласил тебя разделить со мной ужин, мы так давно не болтали. Мне хотелось выяснить, как ты поживаешь.

28

Сорболд

Когда Рапсодия шагала вслед за рабом в сторону бараков гладиаторов, у них за спиной раздался крик. Через несколько мгновений в коридор выскочил мужчина, одетый в такой же богатый наряд, как Трейлус, и пробежал мимо них. Его лицо было искажено от страха. Он снова что-то крикнул. Раб жестом показал Рапсодии, чтобы она отошла к стене. Мужчина остановился в нескольких шагах перед ними.

Он вновь закричал, и в ответ раздался топот бегущих ног. Две женщины и мужчина в одеждах целителей — Рапсодия обратила на нее внимание, когда входила в цирковой комплекс, — прибыли на зов мужчины. Они принялись совещаться на сорболдском языке. Рапсодии удалось уловить несколько слов: «Трейлус… фундамент обрушился… экскременты… кровь…»

Потом все четверо торопливо прошли мимо и скрылись за углом.

Рапсодия почувствовала, как ее охватывает оцепенение, — она начала понимать, что произошло. «Надеюсь, у тебя будет чудовищный понос», — сказала она Трейлусу. Получалось, что она нечаянно воспользовалась своими способностями Дающей Имя; ее клятва говорить только правду неожиданно воплотила слова в реальность. Рапсодия содрогнулась, вспомнив свои последние слова.

«Надеюсь, ты умрешь в страшных мучениях, И я мечтаю помочь тебе расстаться с жизнью».

С тех самых пор как Рапсодия случайно переименовала Акмеда и освободила его от связи с демоном, она никогда не забывала о могуществе своих слов. Но на сей раз совершила ошибку, поддалась гневу, и теперь из-за ее глупого поведения человек умирает в страшных мучениях. И хотя Трейлус вызывал у нее омерзение, Рапсодия чувствовала себя ужасно.

Раб дождался, пока стихнет шум в бесконечных коридорах комплекса, а потом жестом предложил Рапсодии следовать за ним. Она кивнула, отвернулась, чтобы не видеть жалости в его глазах, и послушно зашагала дальше. В этой части комплекса все выглядело вполне пристойно: каменный пол отполирован, двери украшают бронзовые накладки. Двери выглядели массивными, но Рапсодия слышала стоны и страстные крики, и ей снова стало не по себе.

Раб остановился перед дверью в самом конце коридора и показал, что она должна войти именно сюда. Она увидела, как сочувствие в его взгляде сменилось ужасом, и благодарно ему улыбнулась. Потом махнула рукой, показывая, что она все поняла и он может идти.

Рапсодия дождалась, когда он скроется из виду, затем достала из-за пояса маленький мешочек, который дал ей Ллаурон, и вытащила оттуда бутылочку. Мазь для растираний она засунула в мешочек, поправила костюм и распустила волосы, собранные в узел на затылке. Затаив дыхание, она огляделась по сторонам, убедилась, что на нее никто не смотрит, и постучала в дверь.

— Заходи, — послышался голос из комнаты.

Он был таким низким и сильным, что ей стало не по себе.

Рапсодия осторожно приоткрыла дверь и заглянула в комнату. Она оказалась большой, просторной и светлой — горело множество свечей. В центре комнаты стояла огромная деревянная кровать с атласными простынями. На стенах было развешано оружие и воинские трофеи, а возле постели валялась одежда.

Гладиатор сел. Рапсодия предполагала, что он будет большим и сильным. Однако реальность превзошла все ее ожидания. Он оказался почти таким же большим, как Грунтор, с невероятно широкими плечами и грудью. Константин был на удивление красивым, светлые волосы волнами спадали на плечи, темно-синие глаза напоминали небо перед закатом. От него исходила такая сила, что ладони Рапсодии повлажнели от пота и она почувствовала предательский страх. Она не знала, что страшит ее больше — кровь демона или физическая сила. Рапсодия чувствовала себя особенно уязвимой в своем прозрачном наряде, но поворачивать назад было поздно.

— Константин?

Его глаза сузились.

— Да.

Рапсодия сглотнула, пожалев, что не придумала другого плана.

— Меня прислал Трейлус, — проговорила она, надеясь, что он поймет ее сорболдский. — Он сказал, что, если ты захочешь, я могу помассировать тебе спину.

— Заходи, — коротко ответил он.

Рапсодия вошла и почувствовала, что Константин внимательно ее разглядывает. Даже стоя у двери, она ощутила, что он возбудился. Она оглядела комнату в поисках окна или другого выхода, но сюда вела одна только дверь.

— Закрой дверь.

Она повиновалась, оставив дверь чуть-чуть приоткрытой.

— Подойди.

Рапсодия сделала глубокий вдох, пересекла комнату и остановилась в нескольких шагах от постели. В ее сознании забурлили отвратительные воспоминания, но она заставила себя их отбросить и сохранить спокойствие.

— Сядь, — приказал Константин, показывая на кровать рядом с собой.

Его глубокий голос и пронизывающий взгляд заставляли повиноваться. Рапсодия подошла ближе и открыла маленький мешочек, который принесла с собой.

— У меня тут мазь, она поможет твоим мышцам расслабиться, — сказала она, надеясь напомнить ему о своем задании.

— Ты можешь начать с этого, — заявил он, отбросив в сторону одеяло.

Гладиатор был совершенно обнажен, его член, размеры которого были под стать могучему телу, находился в состоянии эрекции.

В тот же миг на Рапсодию снизошло абсолютное спокойствие, как бывало всегда в минуты надвигающейся опасности. Теперь она не сомневалась, что Ллаурон ввел ее в заблуждение; ей очень хотелось верить, что не намеренно, но сейчас это уже не имело значения. Она выругала себя за глупость: ну как можно было поверить, будто в таком наряде она окажется в безопасности! Рапсодия покачала головой, сделав вид, что ничего не понимает.

— Нет, твоя спина. Я должна сделать массаж. — Она продолжала покачивать головой. — Ты ведь сегодня сражался, правда?

— Да, — ответил гладиатор, и его голос стал еще ниже. — Сядь.

Она сделала еще один шаг вперед, ей не хотелось его сердить.

— И ты победил?

Он бросил на нее пренебрежительный взгляд.

— Конечно.

— Чем закончился Товврик? — нервно спросила она.

Константин холодно улыбнулся.

— Я никогда не оставляю своему противнику шансов, — заявил он.

А затем с быстротой, напомнившей ей Акмеда, Константин схватил ее и усадил рядом с собой на постель. В следующее мгновение он сорвал тонкий шарф, прикрывавший грудь Рапсодии, и в его глазах появилось нечто пугающее.

— Завтра ты скажешь Трейлусу, что он сделал хороший выбор, — пророкотал он, и в его голосе появились нотки восхищения. — Твоя грудь не хуже всего остального, маленькая, но идеальной формы, она вызывает желание. Ты мне подойдешь.

Он резко привлек ее к себе и жадно поцеловал в губы, одной рукой обнимая Рапсодию за плечи, а другой грубо лаская ее грудь. Рапсодия почувствовала, как усиливается его желание.

Она быстро пыталась придумать, что же ей делать, а руки Константина тем временем медленно двигались к ее животу. Конечно, в крайнем случае она может его убить. Рапсодия начала сомневаться в том, что, пока гладиатор жив, ей удастся от него вырваться. У него были такие огромные ладони, что он легко обхватил ее за талию — большие пальцы замерли в районе пупка, а кончики средних соединились на спине. Рапсодия прекрасно понимала: стоит ей разозлить Константина, и он может легко сломать ей ребра. Она погрузилась в состояние отрешенности — перестала обращать внимание на происходящее, стараясь максимально сосредоточиться. Петь она не могла, во всяком случае в данный момент, поскольку его язык проник ей в рот, мешая дышать.

61
{"b":"12286","o":1}