ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я тебя поимею, — прошептал он. — Обещаю.

И он зашагал прочь. Рапсодия почувствовала, как голос возвращается к ней.

— Константин?

Он оглянулся, в его глазах не было страха, а лицо вновь стало спокойным.

— Возможно, ты прав, — проговорила она, глядя ему в глаза. — Но это произойдет только в том случае, если мы оба захотим. Ты меня понял?

Он еще несколько мгновений молча смотрел на нее, а потом повернулся и ушел.

Рапсодия почувствовала, как теплая рука легла на ее плечо, и на нее снизошло небывалое умиротворение, ей ужасно захотелось спать.

— С тобой все в порядке, дитя? — спросил лорд Роуэн бархатистым, как теплое вино, голосом.

— Да, милорд, — ответила Рапсодия, поворачиваясь к нему.

— Я поговорю с ним.

Рапсодия собралась все ему объяснить. И тут на нее обрушилось отчаяние: она подумала, что ей суждено вечно повторять одни и те же ошибки, а потом снова и снова наблюдать за их последствиями. В ее сознании всплыли слова Эши, которые он произнес уже очень давно:

«Ты никогда не умрешь. Представь себе, как ты снова и снова теряешь окружающих тебя людей, любовников, супруга, детей».

Рапсодия почувствовала, что страшно устала. Она посмотрела в суровое лицо лорда Роуэна и разрыдалась.

— Почему ты плачешь?

— Это не важно, — всхлипывая, пролепетала Рапсодия, глядя в его черные глаза. — Милорд Роуэн, вы обещаете сделать мне одолжение? Ну пожалуйста?

На суровом лице промелькнула тень улыбки.

— Поразительно, — прошептал он. — Обычно меня просят о том, чтобы я держался подальше. Впрочем, намерьены и раньше обращались ко мне за помощью. Однако ты первая, кто сделал это в расцвете юности.

— Пожалуйста, милорд, — умоляюще попросила Рапсодия. — Пожалуйста, скажите, что однажды вы ко мне придете.

Некоторое время лорд Роуэн молча смотрел на нее.

— Я приду, если это будет в моих силах, дитя. Других обещаний я не могу тебе дать.

Рапсодия улыбнулась сквозь слезы.

— Этого вполне достаточно, — просто сказала она. — Спасибо.

40

В тихом лесу удлинились вечерние тени. Рапсодия остановилась перед дверью маленькой хижины и сделала глубокий вдох, стараясь успокоиться, а затем постучала.

— Входи.

Стоило ей услышать это слово, произнесенное сильным низким голосом, как на нее нахлынули воспоминания и она содрогнулась. Она медленно открыла дверь.

Бывший гладиатор сидел на постели. Увидев Рапсодию, Константин вскочил на ноги и подошел к ней. Рапсодия нервно сглотнула, отметив, как быстро он двигается, — неудивительно, что он не знал поражений на арене. Он занимал весь дверной проем, не давая ей войти в комнату.

— Что тебе нужно? — резко спросил он.

Рапсодия улыбнулась, надеясь развеять его подозрения.

— Мне кажется, у меня есть одна дорогая для тебя вещь.

Его глаза сузились.

— Очень сомневаюсь. — Судя по выражению его лица, лорд Роуэн успел поговорить с Константином.

— Ну, я тебя не слишком отвлеку от твоих дел, — сказала она небрежно. — Могу я войти?

Мгновение Константин смотрел на нее, а потом молча отступил в сторону. Рапсодия вошла в комнату, ничем не отличавшуюся от комнат других детей, только здесь не было ни украшений, ни разноцветных картинок — более того, она практически повторяла собственную ее комнату, только кровать и другая мебель здесь были значительно большего размера.

Она села на единственный стул. Константин мрачно посмотрел на нее и отвел взгляд, чему-то улыбнувшись. Краем глаза он наблюдал за Рапсодией. Она вытащила маленький мешочек, который принесла с собой, и, достав оттуда серебряную цепочку, найденную в его комнате в Сорболде, протянула ему.

— Она принадлежит тебе?

Глаза Константина широко раскрылись от удивления, а потом в них появилась паника. Однако он почти сразу обрел прежнюю невозмутимость.

— Откуда она у тебя?

— Я нашла цепочку в твоей комнате в тот день.

Его лицо исказилось от гнева.

— А теперь пришла за выкупом.

Рапсодия удивленно раскрыла рот.

— Нет, я подумала…

— Конечно, мне нечем с тобой расплатиться, — прошипел он, и его мышцы напряглись — бывший гладиатор мучительно пытался держать себя в руках.

Он отошел от нее на несколько шагов. Рапсодия с сочувствием наблюдала за ним. Она видела, что Константин пытается побороть гнев.

— Ты не понял, — быстро сказала она. — Я пришла вернуть тебе цепочку.

Константин с подозрением на нее посмотрел.

— Почему?

Рапсодия нахмурилась.

— Если вещь принадлежит тебе, Константин, ты должен ее получить назад, вот и все. Здесь нет необходимости драться за то, что является твоей собственностью, ты не в Сорболде.

— Тогда зачем ты ее украла?

Рапсодия проглотила оскорбление.

— Я ее не крала, — ответила она спокойно. — И принесла тебе цепочку потому, что наверняка она тебе дорога. Я не собиралась возвращаться в Сорболд, поэтому решила сразу захватить с собой вещи, которые могли бы тебе пригодиться. — Она подошла к Константину и вложила цепочку ему в руку.

Константин посмотрел на безделушку, его взгляд изменился, в нем появилось новое, незнакомое выражение. Потом он вновь перевел взгляд на Рапсодию.

— Спасибо, — произнес он новым, непривычно тихим голосом.

Она кивнула:

— Всегда рада помочь. А теперь не буду тебе больше мешать. — Она подошла к двери и распахнула ее.

— Ты права, — быстро сказал он.

Рапсодия с удивлением обернулась к нему, она думала, что разговор окончен.

— В чем права?

Он опустил глаза.

— Цепочка действительно мне дорога.

Он явно хотел излить душу, и Рапсодия молча закрыла дверь и, скрестив руки на груди, приготовилась слушать.

— Это подарок от дорогого тебе человека?

Константин вновь бросил на нее тревожный взгляд, к которому она уже начала привыкать. Он подошел к постели и сел.

— Да, — ответил он. — От моей матери.

Прошло несколько мгновений, прежде чем Рапсодия сообразила, что стоит разинув рот.

— Ты знал свою мать?

Бывший гладиатор покачал головой, тонкий солнечный луч упал на его светлые волосы, вспыхнувшие золотым огнем.

— Нет. Осталось лишь отрывочное воспоминание — я и сам не знаю, истинно ли оно.

Она подошла к кровати и села рядом, Константин не отодвинулся и не напрягся — значит, он больше не испытывал к ней неприязни.

— И что же ты помнишь? Не отвечай, если не хочешь.

Константин пропустил ожерелье сквозь пальцы, и оно засияло в солнечном свете.

— Лицо женщины, в глазах которой любовь, и этот подарок.

Рапсодия почувствовала, как на глаза навернулись слезы. Она с сочувствием погладила его по плечу, но Константин резко отшатнулся от нее. Рапсодия смутилась.

— Мне очень жаль, — пробормотала она. — Я не хотела тебя расстраивать. — Она встала и вновь направилась к двери.

— Рапсодия, подожди. — Константин подошел к ней, но остановился в нескольких шагах. Она опустила глаза, ей совсем не хотелось его волновать. — Ты меня не обидела. Я просто не хочу причинять тебе боль и пугать.

Рапсодия встретила его взгляд. Голубые глаза Константина блестели, но выражение жестокости, которое она видела в Сорболде, исчезло. Возможно, даже та маленькая часть демонической крови, которую он потерял, сделала его более человечным.

— Константин, в том, что произошло в Сорболде, полностью виновата я. Мой план был глупым, а твоя реакция вполне естественной. Я прошу у тебя прощения и надеюсь, что теперь ты понимаешь — я хотела тебе помочь.

Константин кивнул.

— Я заметил, что у тебя часто возникает такое желание. — В его голосе появилась глубина, делавшая его старше. — Наверное, мне именно поэтому так трудно находиться в одной комнате с тобой.

— Если мое присутствие тебе раздражает, я постараюсь…

— Нет, не так, — перебил он Рапсодию. — Скорее, сбивает с толку. — Он стал смотреть в окно, и по мере того, как розовел закат, его голос становился тише. — Вероятно, все дело в том, что мне не приходилось встречать таких благородных людей. Я не знаю, как себя вести в их присутствии.

80
{"b":"12286","o":1}