ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Во времена их предков, — кивнув, проговорил Ллаурон, — народ на Большом Совете сам выбирал своих правителей. Земля, на которой проходил Совет, обладала магическими свойствами, она сама утверждала принятое решение, и претенденты на трон либо получали его, либо нет. Но в наше время эта традиция утеряна. Как, впрочем, и большая часть ритуалов Патриархальной религии, которая требует, чтобы человек обращался к посреднику, а тот в свою очередь передает его просьбу другому посреднику, говорящему уже с самим Патриархом, единственным, кому дано право общаться с Богом.

Рапсодия промолчала. Она выросла в маленькой деревне и была далека от политических интриг, а потому ее не особо интересовало и уж тем более не удивляло, каким способом передается власть. Эти вопросы всегда находились за пределами ее понимания. Она помнила, что ее мать, единственная лиринка, живущая среди людей, как и Риал, постоянно изумлялась их законам.

— Семья, — проговорил Благословенный.

По толпе пробежал взволнованный шепот. В устланных коврами проходах появились два солдата в форме Кандерра и Бетани. Они молча вытащили мечи, прошли по проходам и одновременно отсалютовали жениху и невесте.

— Что происходит? — шепотом спросила Рапсодия у Риала.

Лорд-протектор кивком показал на алтарь.

— Печать крови, — ответил он.

Маленькие пажи достали из своих шкатулок два куска белой ткани размером с платок.

— По-моему, я не хочу на это смотреть, — с сомнением сказала Рапсодия.

— А зрители считают это самой интересной частью церемонии, — заявил Ллаурон, когда жених и невеста обнажили запястья. — Для невесты считается хорошим тоном упасть в обморок.

На лице Риала появилось озабоченное выражение.

— Если вы и в самом деле не хотите на это смотреть, я могу вас проводить наружу.

Рапсодия поморщилась, увидев, как молодожены резким движением коснулись запястьями острия мечей, которые держали в руках солдаты, а потом соединили руки.

— Вид крови меня не пугает, но во время бракосочетания? — Рапсодия пожала плечами.

Она с удивлением наблюдала за Мадлен, которая спокойно вытерла кровь платком, протянутым пажом, а затем демонстративно осела на пол.

— Таким образом они показывают, что соединены две королевские линии, клянутся друг другу в том, что у них будут дети, — пояснил Риал. — Пятнадцать лет назад я присутствовал на бракосочетании лорда Стивена Наварна, они с женой в этом месте поцеловались. Должен заметить, что так же поступает большинство пар, придерживающихся Патриархальной веры. Возможно, лорд Роланд желает гарантировать появление большого числа потомков.

— Дети Мадлен и Тристана… Да, прямо скажем, приятная мысль, — пробормотал Ллаурон, когда лорд Роланд поднял свою невесту с пола.

Риал лишь ухмыльнулся в ответ.

— Вы оба ничем не лучше парочки деревенских сплетниц, — покачав головой, заявила Рапсодия.

— Огонь соединяет вас, — провозгласил Благословенный.

Молодоженам вручили медный шест с длинным фитилем. Они опустили его в огонь у алтаря, а затем вместе зажгли чашу с маслом, установленную в начале желоба, идущего к крыше базилики. Вспыхнуло пламя, затем быстро помчалось по желобу к круглому потолку храма и вскоре превратилось в огромный факел выше человеческого роста. Толпа взревела от восторга, а королевская пара, соединив руки под пылающим символом солнца, приветственно помахала гостям церемонии.

— А теперь пришла пора настоящего праздника — пир, танцы и скучные речи, — сказал Ллаурон и повернулся в сторону дворца, над которым на зимнем ветру трепетали знамена Бетани и Кандерра. Затем, снова взглянув на Рапсодию, он грустно улыбнулся. — Надеюсь, дорогая, вы подарите старому учителю парочку танцев.

Ей было трудно устоять перед его теплой улыбкой, несмотря на все, что с ней произошло.

— Разумеется. — Она наклонилась вперед и прошептала ему на ухо: — После того как я выпотрошу вас за то, что вы оставили меня умирать на диком морозе в лесу.

Главный жрец рассмеялся, делая вид, что не заметил подтекста в ее словах.

— Не я, моя милая, Каддир. Прошу тебя, не вини этого человека, его отряд по дороге попал в беду.

Подозрительность на лице Рапсодии тут же сменилось беспокойством.

— О нет! Его убили?

В глазах Ллаурона заплясали смешинки, но выражение лица не изменилось.

— Нет-нет, к счастью, он остался жив. Знаешь, дорогая, мне прекрасно известно, как ты торопишься вернуться в Илорк, но я хочу попросить тебя об одолжении.

— О каком же?

— Ты не могла бы составить мне компанию в коротком путешествии, в которое я отправляюсь завтра? Я подумал, что, раз уж мы находимся в Бетани, где заканчивается Тропа Намерьенов, тебе было бы интересно взглянуть на некоторые достопримечательности, рассказывающие о том, как беженцы с Серендаира нашли эти земли. Мне кажется, я о них рассказывал, когда давал тебе первые уроки истории. К сожалению, эти достопримечательности в плачевном состоянии, а в мои обязанности входит следить за тем, чтобы они не исчезли навсегда. Не отказывай мне, дорогая. Тебе придется задержаться всего на несколько дней, а для меня твое согласие очень много значит. В моем возрасте не слишком разумно отправляться в путь в одиночку. Прошу тебя.

Рапсодия повернулась, увидев, что в Круге появился один из пажей, который повел за собой гостей к выходу из базилики, — затем они отправятся во дворец, где начнется свадебный пир.

— Я очень долго отсутствовала, — неуверенно произнесла Рапсодия. — И обещала Акмеду вернуться как можно быстрее.

— Мы можем отправить ему почтового голубя с посланием. Впрочем, если ты не можешь меня сопровождать, я не обижусь. Я уже достаточно долго прожил на свете и в состоянии о себе позаботиться.

Рапсодия заглянула ему в глаза и отметила, что насмешливые искорки в них погасли, а на лице Ллаурона появилась легкая печаль.

— Хорошо, — кивнула она и надела на голову капюшон своего бархатного плаща, готовясь покинуть базилику. — На пару дней я действительно могу задержаться. А по дороге вы мне расскажете, что произошло с отрядом, который должен был прийти мне на помощь в южных лесах.

— Конечно, — пообещал Ллаурон и, взяв ее под руку, последовал за толпой гостей. — Я обязательно тебе все расскажу.

48

Эши пытался дышать ровно, несмотря на боль, которую ему причиняли раны. До каменной цистерны оставалось совсем немного, и он молил всех богов, чтобы Рапсодия не забыла о его тайном убежище. Он безуспешно пытался разыскать ее сначала в базилике, а затем на свадебном пиру во дворце Бетани. Его терзала одна-единственная мысль: а вдруг она забыла о том, что они договорились встретиться во время бракосочетания Тристана Стюарда? Он этого не вынесет.

На сей раз слугами демона оказались не солдаты, а простые горожане, кузнецы и возчики, но справиться с ними было не просто, поскольку Эши не хотел убивать ни в чем не повинных людей. Он их встретил на мосту через реку Пхон, и они бились, как берсерки, с таким же упорством намереваясь попасть на другую сторону, с каким он не собирался их туда пускать. Эши одержал верх, но слишком дорого заплатил за победу.

Из последних сил он потянулся к двери, открыл ее и улыбнулся. Рапсодия спала, свернувшись калачиком в старом вытертом кресле, она даже не сняла нарядного платья цвета дымчатых аметистов, золотистые волосы растрепались и рассыпались по плечам.

Одна из туфелек соскользнула на пол и лежала рядом с ее крошечной босой ножкой. Шею Рапсодии украшало ожерелье с большим аметистом того же цвета, что и платье, окруженным маленькими жемчужинами. На коленях лежали сережки и пара смятых перчаток.

Эши стоял и просто смотрел, радуясь тому, что видит ее, и вдруг ощутил страшную тоску и пустоту, которые напомнили ему о времени, когда он ее еще не знал.

Но уже в следующее мгновение он осознал наконец, что она рядом, что ждет его, и боль прошла. Эши осторожно поднял Рапсодию на руки, прижал к груди и начал, едва касаясь губами, целовать ее волосы и лицо. Он ликовал, наслаждаясь ее таким знакомым, сладостным ароматом и прикосновением к бархатной коже, и тут Рапсодия пошевелилась, проснулась и улыбнулась ему.

91
{"b":"12286","o":1}