ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я по тебе скучала, — сказала она, глядя на него своими сияющими глазами, от взгляда которых у него сердце чуть не выпрыгнуло из груди. — Тебя что-то задержало?

Он отнес ее на кровать, и она заметила, что он проделал это с некоторым трудом.

— Эши? — с беспокойством в голосе спросила Рапсодия. — Ты ранен?

— Ничего страшного, — ответил он и, устроившись рядом, снова обнял ее.

Но ее глаза потемнели от тревоги, и она провела рукой по его груди, пытаясь понять, что с ним произошло. Затем осторожно распахнула рубашку и в ужасе вскрикнула, увидев синяки и раны, которые едва начали заживать.

— Что случилось? — встревожилась Рапсодия, сняла с него рубашку и чуть отстранилась, чтобы как следует его рассмотреть.

— Рапсодия, пожалуйста, иди ко мне, — попросил Эши, изо всех сил стараясь не морщиться от боли. — Я так мечтал прижать тебя к себе, я в порядке. Просто обними меня, мне больше ничего не нужно.

Рапсодия обхватила его руками, стараясь не прикасаться к ранам.

— Надеюсь, у тебя это еще не вошло в привычку, — весело сказала она. — По правде говоря, у меня полно дел. Не могу же я постоянно тебя лечить!

В ответ Эши лишь тяжело вздохнул и положил голову ей на плечо, радуясь тому, что она рядом. Рапсодия погладила его волосы и начала тихонько напевать мелодию без слов, отчего боль почти сразу же исчезла. Она мягко массировала его плечи и шею, подарив успокоение душе и измученному телу.

Эши не знал, сколько прошло времени, но, проснувшись, обнаружил, что лежит на кровати, положив голову Рапсодии на колени, а она продолжает тихонько напевать какую-то песню на своем родном языке. Он повернулся на спину, посмотрел на улыбающуюся Рапсодию и в очередной раз поразился ее красоте. Ее волосы никак не желали удерживаться в диадеме и грозили в любой момент рассыпаться по плечам.

Эши потянулся, расстегнул заколку, и тут же каскад золотистых локонов упал Рапсодии на грудь, окутав все тело сияющим плащом. Уже в следующее мгновение он удивленно выдохнул, вдруг поняв, что движения больше не причиняют ему боли, словно никаких ран не было и вовсе. Кроме того, ее волосы, которые он так любил, за те несколько месяцев, что они не виделись, стали намного длиннее. Если бы она стояла, они бы касались ее колен.

— Что это? — удивленно спросил он, держа в руке золотистую прядь.

— Полагаю, это называется волосы, — насмешливо фыркнув, ответила Рапсодия. — Может быть, еще спросишь, где ты находишься или какой сейчас год? Ты не забыл, как тебя на самом деле зовут? Я могу ответить на первые два вопроса, но отвечать на третий времени у меня нет — уж слишком длинное у тебя имя.

Эши сел и посмотрел на Рапсодию, выпустив на свободу восприятие дракона, который тут же почувствовал боль словно от заживающих ран. Он спустил с ее плеч лиф платья и в ужасе уставился на раны в тех же местах, где они недавно были на его собственном теле, — кожа вокруг них стала розовой, как будто они быстро заживали.

— Боги, Рапсодия! Что ты сделала? — дрожащим голосом спросил он.

Рапсодия сердито оттолкнула его руки и снова натянула платье на плечи.

— Знаешь что, милый, — язвительно проговорила она. — Мог бы сначала сказать «спасибо». По-твоему, я кто?

— По-моему, ты сумасшедшая, — пробормотал Эши, осторожно прикоснувшись к шраму у нее на груди. — Как ты это сделала?

— Новый маленький фокус, которому я недавно научилась, — ответила Рапсодия и хлопнула его рукой по пальцам.

— Маленький фокус? Исцеление через самоистязание? Ведь ты взяла мою боль себе.

— Полезное умение, верно?

— Ты ненормальная, — повторил Эши, немного успокаиваясь: он понял, что она не слишком сильно пострадала от своих экспериментов. — Ты же не знаешь, как я получил эти раны и насколько они серьезные.

— Не знаю, — не стала спорить Рапсодия, она встала с кровати и аккуратно разгладила платье. — Но какое это имеет значение? Тебе лучше?

Эши встал рядом с ней, взял за плечи и повернул к себе. Он смотрел на свою жену, которая любила его, но считала, что их любовь осталась в прошлом, и его захлестнула волна нежности. Прежде всего она думала о нем, не заботясь о собственном благополучии. Он наклонился, чтобы ее поцеловать, но она отстранилась и снова отвернулась, а потом подошла к креслу и начала собирать вещи.

— Я чувствую себя замечательно, — проговорил Эши, все еще надеясь вернуть ее. — Боги, Рапсодия, ты была прекрасна в моих воспоминаниях, но реальность превосходит все. Что случилось с твоими волосами?

— Они выросли, — просто сказала она. — Я потом тебе все расскажу. Как ты получил свои раны?

— Я наткнулся на группу деревенских жителей из Бетани, они находились во власти демона, который приказал им отправиться на бракосочетание, подождать в засаде кого-нибудь из гостей и расправиться с ним. Я спутал им карты, — ответил Эши и потер плечо. — По чистой случайности река Пхон разлилась, и они оказались по пояс в грязи. Жаль, что я не сообразил воспользоваться силой Кирсдарка до того, как они чуть не вытряхнули из меня душу. Если они должны были помешать заключению союза между Стюардом и Мадлен, сейчас они уже свободны от демонических оков, поскольку церемония состоялась. Кстати, как она прошла?

Рапсодия надевала сапоги, но его вопрос вернул ее во вчерашний день, и от возбуждения она чуть не свалилась на пол, словно ребенок, который только учится ходить.

— Очень красиво, — ответила она, и ее глаза засияли от восторга. — Множество свечей, чудесная музыка, и все такие роскошные. А на балу было столько великолепных нарядов, сколько я еще никогда не видела. На таких свадьбах мне ни разу в жизни бывать не приходилось. Жаль, что ты не успел, тебе бы понравилось.

— Не сомневаюсь. — Эши наслаждался сиянием ее глаз.

— А платье невесты весило столько, что, наверное, тянуло ее к земле. У него был такой шлейф… Представляешь, его конец оставался у входа в базилику, когда сама она подошла к алтарю. Впрочем, я бы такое ни за что не надела. Боюсь, сегодня у нее ужасно болит спина. — Рапсодия рассмеялась, уловив двойной смысл в своих словах. — В общем, мне жаль, что ты пропустил церемонию. Уверена, такой красивой невесты ты никогда не видел.

— Не думаю, — улыбнулся ее восторгу Эши, вспомнив мгновения, о которых она забыла.

Рапсодия подошла к шкафу и достала плетеную корзинку .

— Ты голоден? Я подумала, что ты захочешь поужинать.

— Да, — кивнул Эши, — пожалуй.

— Ну давай, угощайся, — предложила Рапсодия и открыла корзинку. — Я прихватила ветчину, фрукты и бутылку лучшего вина Акмеда. Только, пожалуйста, без ехидных комментариев, оно действительно неплохое.

— Я рад всему, что ты мне принесешь. — Эши взял корзинку и поставил на стол. — А ты? Съешь что-нибудь?

— Пожалуй, немного сыра и вина. — Рапсодия снова вернулась в потрепанное кресло. — Я столько всего съела на праздничном ужине, что просто ужас.

— Хотел бы я на это посмотреть. — Эши начал раскладывать на столе еду, а затем с изысканным поклоном протянул ей стакан вина. — Как ты себя чувствуешь? Раны исчезли?

— Все до единой, — сказала Рапсодия, заглянув в вырез платья.

— Покажи, — игриво потребовал Эши.

Она улыбнулась, но проигнорировала его просьбу, лишь сделала глоток вина. Эши занялся едой, понимая, что она старается держаться от него на расстоянии, поскольку считает их любовную связь законченной, и в очередной раз послал безмолвные проклятья в адрес своих отца и бабки.

— Так почему же у тебя так быстро отросли волосы? — спросил он, усаживаясь на краешек кровати с тарелкой в руках.

Рапсодия сделала еще глоток вина и поставила стакан на стол.

— По правде говоря, не так уж быстро они выросли, — ответила она, и ее глаза затуманились воспоминаниями. — Я тебе все расскажу, но сначала нам нужно обсудить кое-что еще. Не думаю, что наш разговор доставит тебе удовольствие, поэтому, если хочешь немного оттянуть неприятный момент, можем побеседовать о чем-нибудь другом. А потом я уйду. Утром я уезжаю с твоим отцом.

92
{"b":"12286","o":1}