ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мы уже на территории Эвермера? — неуверенно спросил Гвидион.

Анборн коротко кивнул.

Гвидион еще раз отодвинул шторку.

Он вновь увидел море, с шумом набегающее на берег, волны разбивались о старый деревянный причал. В гавани стояло около дюжины кораблей различных размеров, многие из них были сильно потрепаны в жестоких схватках с безжалостными штормами. Из гавани в ближайший портовый городок, лучшие дни которого остались в прошлом, вела неровная дорога.

После долгого неловкого молчания Гвидион вежливо кашлянул.

— Э-э… лорд-маршал, почему мы здесь остановились? Мне казалось, вас интересует Сорболд?

Анборн перевел пристальный взгляд голубых глаз на Гвидиона.

— Мы здесь потому, что Эвермер известен своими борделями, — хмыкнул он. — А это важная часть образования любого молодого человека.

На лбу Гвидиона выступил пот.

— Я… я не знал, что у вас такие планы, — запинаясь, пробормотал он. — Кроме того, разве подобных заведений нет в Роланде?

— Что верно, то верно, — лениво ответил Анборн, вновь выглядывая в окно. — К тому времени, когда я сочту, что ты получил вполне приемлемое образование, ты будешь знаком со всеми, отсюда и до центральной части континента. — Он заметил, как побледнел юный герцог, и удивленно заморгал. — И вовсе не в качестве клиента, юный глупец, хотя, будь ты постарше, в этом не было бы ничего дурного. Бордели являются превосходным источником информации. К тому же в случае нужды лучшего убежища просто не найти. Я множество раз прятался от врагов в борделях.

— Так вот для чего мы сюда приехали? Вы рассчитываете получить информацию о Сорболде в борделях Эвермера?

Анборн нахмурился, выглянул в окно и крикнул капитану эскорта, сопровождавшего карету:

— Остановитесь! Приведите двух лошадей. Мы с молодым герцогом намерены дальше двигаться самостоятельно. Пока нас не будет, вы можете по очереди посетить порт.

На лице капитана появилась широкая улыбка.

— Слушаюсь, милорд.

Анборн скупо улыбнулся в ответ.

— Только не макайте свои фитильки в прогорклое масло, — сердито добавил Анборн. — Все, что вам доводилось слышать о борделях Эвермера, справедливо, так что не забудьте потом помыться, если не хотите разжиться вшами, которых полно у местных матросов. Ты меня понял?

— Да, сэр.

— Хорошо. Мы вернемся через неделю.

Анборн закрыл окошко кареты. Наклонившись, он вытащил из-под сиденья узел с одеждой и бросил Гвидиону.

— Нам не стоит привлекать к себе внимание достойных жителей Эвермера, — пояснил он, показывая на крест, который красовался на груди Гвидиона. — Нам не нужен скандал.

Он вытащил второй узел и принялся переодеваться.

Вскоре им привели пару оседланных коней. Гвидион с сомнением посмотрел, как стражники помогли Анборну устроиться на лошади, а потом и сам вскочил в седло. Лорд-маршал твердой рукой направил лошадь в сторону города, и Гвидион последовал за ним, не представляя, что их ждет в ближайшем будущем.

Как только они скрылись за холмом, Анборн оглянулся через плечо и, убедившись, что стражники их не видят, свернул на восток. Гвидион старался не отставать.

— Значит, мы не поедем в Эвермер? — воскликнул он, пришпоривая своего скакуна.

— Сожалею, что разочаровал тебя, но сейчас мы направляемся в Гант, — крикнул Анборн, оглянувшись назад. — Если наши гвардейцы будут думать, что мы развлекаемся со шлюхами, они не станут болтать о нашем отъезде.

— Ах вот оно что, — ответил Гвидион.

Он хотел показать, что разочарован, но не сумел скрыть облегчения. Мысль о том, что ему придется брать уроки у шлюх портового города, вызывала у него ужас, тем более что Анборн славился своими амурными похождениями.

Они молча ехали по покрытой инеем траве вдоль берега моря на восток, этими дорогами теперь редко пользовались, и они успели основательно зарасти. Суда гораздо чаще причаливали в порту Минсита, находившегося западнее, поскольку Тириан был более приятным соседом, чем Сорболд.

Увечье Анборна не позволяло им долго находиться в седле, однако Гвидион всякий раз радовался, когда герой намерьенов предлагал сделать привал. Гвидион не привык к таким дальним переходам, а потому искренне приветствовал каждую остановку и охотно помогал Анборну сойти с лошади. Пара часов возле наскоро разведенного костра, еще час — занятия с Тайстериском, и они вновь садились на коней и отправлялись в путь к своей истинной цели.

Всякий раз, когда Гвидион вытаскивал из ножен свой почти невидимый клинок, он ощущал, как стихает ветер, словно воздух ожидал его команды. Анборн, безусловно, видел смущение Гвидиона, но сознательно его игнорировал. Он с самого начала заставлял молодого герцога надевать повязку на глаза, чтобы тот учился чувствовать оружие, не тратя попусту время на бессмысленные попытки разглядеть невидимый клинок. И с каждым днем юноша чувствовал себя все увереннее. В его сознании вновь и вновь звучали слова Акмеда:

«Помни, что ты владеешь оружием, не позволяй ему овладеть твоей волей».

Сорболд был большим государством с протяженными границами, которые охранялись не слишком тщательно, хотя Анборн не раз повторял, что после смерти вдовствующей императрицы число солдат, стоящих на страже рубежей своей страны, заметно увеличилось. Добравшись до границы, они потратили почти целый день, чтобы найти место, где двое всадников могли бы незаметно проникнуть в Сорболд.

Ночью, когда Анборн убедился, что никакой случайный патруль их не потревожит, они устроились на ночлег среди развалин заброшенной таверны, когда-то находившейся на одном из самых оживленных торговых трактов Сорболда. Анборн решил, что им не следует разжигать костер, поэтому они набросили попоны на лошадей, а сами улеглись рядом друг с другом, чтобы было потеплее, и накрылись одеялами.

Гвидион лежал на жесткой земле и в бледном лунном свете наблюдал за человеком, которым восхищался больше всех других людей, за исключением, быть может, своего отца. Обычно Анборн был более оживленным, но сейчас, когда он меланхолично поглаживал рукой грубое одеяло, Гвидиону показалось, что он загрустил.

— Оно принадлежало Шрайку, — пробормотал лорд-маршал и провел мозолистой ладонью по изрядно вытертой поверхности.

Гвидион ничего не ответил. Шрайк был одним из самых надежных воинов Анборна, его адъютантом и, возможно, самым близким другом. Он принадлежал к первому поколению намерьенов, суровый, сварливый старик, которого Гвидион так и не сумел понять. Юноша ждал, чувствуя, что Анборн хотел сказать нечто большее, но сделает это только в том случае, если Гвидион не будет его торопить. Через несколько мгновений его терпение было вознаграждено.

Анборн смотрел на холодное небо сквозь дыры в прохудившемся потолке, пытаясь найти на нем знакомые звезды.

— Вечная жизнь ничто без вечной молодости, — наконец проговорил он. — Когда Шрайк покинул Серендаир, он был уже немолодым человеком. То божество, которое наградило намерьенов продолжительной жизнью, должно быть, обладало извращенным чувством юмора, приговорив множество людей к долгой старости.

Гвидион молча кивнул. Анборн не упоминал о Шрайке с момента его смерти — старый воин погиб, когда Рапсодия попала в засаду.

Глаза Анборна сверкали в темноте.

— Я всегда разрешал ему разжечь костер, потому что он ужасно мерз. Матросы… — Он насмешливо фыркнул. — Тощие, жилистые морские крысы способны стоять под штормовым ветром, срывающим с костей кожу, — по сравнению с этим пронизывающим ветром наш нынешний ночлег подобен тропическому раю, — но стоит им оказаться на суше, как они начинают дрожать, словно больные котята.

Гвидион тихонько рассмеялся.

— Ваш брат Ллаурон был моряком, не так ли? Тем не менее он прекрасно чувствовал себя на суше даже в холодные дни.

Он попытался выбросить из головы жуткие воспоминания, которые он по неосторожности вызвал: лицо верховного жреца во время кровавой резни, устроенной по наущению демона во время предыдущего зимнего карнавала, — он стоит посреди открытой всем ветрам равнины и призывает чудовищных волков восстать из снега и атаковать отряд врага.

61
{"b":"12287","o":1}