ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

До его ушей донесся ясный голос Солтериса, который сразу же отрезвил парня: «Быстрее вылезай из воды!» Чудовище извернулось и снова устремилось на него – у твари явно открылось второе дыхание. Так что предупреждение деда было совсем нелишним. Но из пасти твари выливалась какая-то темно-коричневая жидкость, крестьянские вилы дергались в такт движениям чудища. Керис, все еще продолжая судорожно сжимать меч, в изнеможении выполз на берег, а потом покатился по земле, подальше от страшного водоема. Опомнился он только тогда, когда ударился о ствол какого-то дерева.

Он видел, как Солтерис, вытянув вперед руку, рванулся с места. Лицо его было сосредоточенным, а глаза сверкали каким-то нечеловеческим блеском. Казалось, что он собирает в эту вытянутую руку какую-то силу, как собирал ее когда-то против Сураклина. Вдруг на небе загрохотал гром и ударила молния. Запахло озоном. От раската грома у Кериса в первый момент совершенно заложило уши. Потом слух постепенно стал возвращаться к нему. Снова ударил гром, и голубая молния полоснула по воде озера. Чудовище в это время еще шевелилось в воде. Когда молния ударила в воду, электрический разряд титанической силы прошел по телу этого исчадия ада. Страшилище затряслось в конвульсиях, усеянная острыми зубами пасть жадно ловила воздух, щупальца бороздили водную гладь, а хвост бешено колотил по воде. Отвратительный запах наполнил легкие Кериса. Чудище тем временем вдруг принялось подпрыгивать на воде – очевидно, смерть все-таки брала над ним верх.

Наконец тварь прекратила прыжки – только ее щупальца вздрагивали и шевелились, но этого можно было не бояться. Вся поверхность озера была залита вытекшей из чудища жидкостью, от воды несло, как от выгребной ямы.

Керис почувствовал, как тошнота подступает к горлу. Он схватил пучок пахнущего лягушками сена и прижал к лицу, чтобы хоть как-то перебить невыносимую вонь. Ему вдруг стало очень холодно в мокрой одежде, заляпанной озерным илом. Керис затрясся – его била крупная дрожь. Дали о себе знать и ссадины на плечах, оставленные смертоносными щупальцами твари. Он чудом остался жив!

Послышался звук приближающихся шагов. Тело Кериса ломило, но разве настоящий воин-послушник позволит себе бездумно лежать, когда слышит подозрительные звуки? А вдруг это опасность? И, собрав последние силы, Керис вскочил на ноги, сжимая меч.

Это была Ле – как, впрочем, он и ожидал. Вместе с нею подходил тот мальчик, который указал ему место, уведя с дороги. Керис даже подозревал, что именно этот мальчик-крестьянин спас ему жизнь, метнув в страшилище вилы, чем отвлек его на несколько драгоценных мгновений. Керис почувствовал, что ноги его подкашиваются. Мальчик и Ле быстро подхватили его под руки, не давая повалиться на землю. Но Керис упрямо высвободился из их объятий и, наклонившись, подобрал свой меч, как и одежда, облепленный илом и грязью, смешанными с вонючей слизью. Шатаясь, как полузадохшаяся крыса, парень направился обратно к озеру.

Епископ Герда все еще стояла на прежнем месте в окружении своих послушников, оцепенев от ужаса. Керис увидел ее застывшее лицо, отчетливо выделявшееся на фоне ризы из серого бархата.

Стоя на самом краю озера, архимаг пристально вглядывался в еще трепещущее тело твари. Глаза его были очень тревожны. Выражение беспокойства в глазах сменилось участием только тогда, когда Керис подошел к нему. «С тобой все в порядке, дитя мое?» – осведомился старик.

Керис кивнул в ответ. Несколько мгновений он неподвижно рассматривал туловище поверженного врага, и вдруг его пронзила мысль: «Как я только осмелился сражаться с таким чудовищем!» И в самом деле – создание это было раза в два больше обычной лошади. Все тело юноши сейчас было сплошной раной, как впрочем, и душа – ведь он, заглядывая в готовую проглотить его пасть чудища, по сути, заглянул в лицо смерти. А какой отвратительный запах испускала эта мерзость!

– Дед, а что это было? – поинтересовался вдруг Керис, оглядывая чудовище.

– Не знаю, дитя мое! – покачал головой старик. А потом тихо добавил: – Но я подозреваю, кто мог бы нам тут показаться! Я подозреваю!

Глава 6

Они застали Антрига в комнате для охраны, в самом нижнем ярусе Башни Тишины. Маг и начальник охраны разыгрывали шутливую дуэль друг с другом, сражаясь мечами из бамбука. Они так были поглощены этим занятием, что не заметили посетителей.

Путешествие от болота до Башни вернуло епископу ее обычное расположение духа и самообладание – уже на полпути она затеяла с Солтерисом какой-то спор. Они продолжали свою перебранку даже дойдя до сражавшихся друг с другом при свете дюжины факелов. Нижняя рубашка и куртка начальника охраны, а также свободное одеяние Антрига были мокры от пота, а отражавшийся на их вспотевших лицах огонь факелов придавал им какое-то зловещее выражение.

Керис с удивлением отметил, что сумасшедший чародей в этот раз не надел очков, но, как ни странно, это совсем не мешало ему двигаться поразительно ловко и грациозно. Керису довелось на прошлой неделе участвовать в учебной схватке с начальником стражи – это был высокий человек, даже выше самого Антрига, довольно полный, но при этом очень гибкий, способный при атаке подавить сопротивление противника одним лишь своим весом. И возможно именно из-за безумия Антрига Керис совсем не ожидал обнаружить в нем умение довольно-таки искусно владеть оружием и тактикой боя.

Глядя на это странное лицо в обрамлении всклокоченных волос, широко раскрытые серые глаза, в которых и впрямь можно было прочесть безумие, внук архимага вдруг подумал, что в один прекрасный день, явившись на очередную тренировку, он обнаружит этого безумного чародея в числе своих наставников.

Позади него раздался испуганный шепот епископа:

– Нет, этого я никак не могу допустить!

И после этого Солтерис нетерпеливо произнес:

– Не беспокойся, я не собираюсь подстрекать его к побегу!

– Я? Беспокоиться? – даже не поворачивая головы, Керис ясно представил себе холодный блеск голубых глазах Герды. – Он же учился у тебя, Солтерис Соларис! Только благодаря твоему активному противодействию его не казнили, как это все-таки следовало сделать. Он начал вмешиваться в чужие дела как раз во время восстания в Меллидэйне! Церковь терпит ваш Совет Кудесников только потому, что вы занимаетесь своими делами, но не сманиваете к себе нашу паству, не лезете в нашу жизнь. Так пусть все останется как есть! И впредь не вмешивайтесь в наши дела, иначе гнев Святой Церкви может обратиться на вас, подобно тому, как это случилось пятьсот лет назад на Стеллитовом поле!

– Так ты смеешь…

Керис уловил в голосе деда нотку, какой до сего дня не слыхивал. Молодой человек повернул голову назад так резко, что притихшие было раны вновь напомнили о себе. Он увидел, что глаза старика горели дикой яростью и высокомерной гордостью, в полумраке башни они светились влажным янтарем, как светятся в темноте глаза волка. Напуганная неожиданным гневом старика, епископ отступила назад. Еле слышным шепотом архимаг повторил: «Так ты смеешь мне угрожать?»

Изливая и свой гнев, Герда злобно выдохнула:

– Я смею и буду сметь угрожать всякому, кто только покусится нарушить нормальный ход вещей!

Солтерис открыл было рот, чтобы гаркнуть что-нибудь приличествующее случаю, но Антриг благоразумно прекратил перебранку. Он сказал епископше как бы от имени Солтериса:

– В таком случае в следующий раз мы поручим именно тебе разбираться с разными чудовищами на сенокосе! Посмотрим, что у тебя получится! – Непонятным образом, совершенно незаметно, Антриг оказался возле Кериса. В руках он все еще держал свое шуточное оружие. Лицо его блестело от пота, он тяжело дышал, но выглядел очень довольным.

Епископ сурово взглянула на него.

– Что тебе известно обо всем этом? – грозно поинтересовалась она, хватая Антрига за полы одежды. Ее лицо было свекольно-багровым от гнева.

Антриг неспешно водрузил на нос очки и уставился на пришедших с непомерным удивлением.

20
{"b":"12289","o":1}