ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так действительно будет лучше. Моя репутация врача не пострадает, если я стану проводить опыты с электричеством, но она исчезнет окончательно, если станет известно, что я общаюсь с волшебниками. И тем более, если я в магию верю. Я разузнаю для тебя при дворе что смогу. Но только все равно, друг, прошу – береги себя.

Скипфраг натянул вожжи, и Солтерис отступил назад. Окованные железом ободья колес звонко задребезжали по мостовой. Придворный врач императора двора убыл.

Архимаг стоял еще некоторое время, неподвижно уставясь в отполированный ногами и колесами булыжник мостовой. Босые ноги Кериса чувствовали прохладу кирпичных ступенек, а свежий утренний ветерок трепал его рубашку. Парень еще раз посмотрел на деда и вдруг заметил, как старик изменился, как постарел за те восемнадцать месяцев, которые он провел здесь. Когда он последний раз обращал внимание на состояние деда – как раз перед тем, как начать тренировки по фехтованию, – дед еще казался крепким. А теперь… А теперь он был похож на побитую временем статуэтку из слоновой кости. Вздохнув, старик повернулся, и тут взгляд его упал на Кериса, все еще стоявшего на ступеньках.

– Что имела в виду тетушка Мин? – осторожно поинтересовался Керис. – Когда она говорила про другие миры? Про Пустоту и Врата в Пустоту? – спустившись с крыльца, молодой человек подал деду руку и продолжал спрашивать: – Неужели есть еще и другие миры, не только наш?

Солтерис взял руку внука. Тонкая, холодная рука старика из-за своей жесткости ассоциировалась у Кериса с птичьей лапой. Керис вообще-то не мог бы похвастаться высоким ростом, но теперь заметил, что он выше архимага. А ведь в детстве дедушка поднимал его на руки, и Керису казалось, что он взлетает на головокружительную высоту… Хотя, конечно, недостойно воина думать о происшедшем, но остановить ход мыслей он уже не мог. Керис молча помог деду подняться по крутым ступенькам.

Наконец они остановились на площадке перед входом, уже на верху ступенек. Оба молчали. Архимаг размышлял, очевидно, над тем, как лучше и доходчивее всего ответить на вопросы человека, который о волшебстве имеет самое что ни на есть смутное представление.

Тут старик что-то надумал.

– Да, – тихо сказал он, – и мне кажется, дитя мое, что ты видел те самые Врата, которые описывала тетушка Мин. Это были Врата в Пустоту, которая отделяет один мир от другого.

– Я… Я… – забормотал Керис, – ничего подобного раньше и не слышал.

На губах старика появилась вымученная улыбка.

– Мало кто вообще слышал об этом, – сказал он тем же еле слышным голосом. – И еще меньше людей пересекали эту Пустоту. Мне однажды пришлось сделать это, и я попал в другой мир, по ту сторону Пустоты, – теперь глаза архимага смотрели отчужденно, словно видели уже не площадь, не подворье, а космос. – Насколько мне известно, только два человека имеют самое полное представление о том, что есть эта Пустота, по какому принципу она устроена, как, грубо говоря, ее пощупать и потрогать, как перейти через нее. Один из этих людей уже в могиле, – тут старик замолчал, а потом сказал, уже более громко и отчетливо: – А второго зовут Антриг Виндроуз.

– Антриг? – пробормотал Керис. – Тирле произнес как раз это имя.

Солтерис мгновенно бросил на внука пронизывающий взгляд.

– Он и в самом деле произнес это имя?

На какие-то доли секунды в темных глазах старика отразилось сомнение, затем он улыбнулся.

– Он и в самом деле мог произнести это… Как и я только что… если он думал, что какая-нибудь опасность движется на нас из Пустоты. Антриг, – повторил он, и в мозгу Кериса шевельнулось что-то, как будто бы вспомнился какой-то давно забытый эпизод детства.

– Антриг, – раздался за ними сочный голос госпожи Розамунды, которая тоже подошла к ним.

Реакция у Кериса была отменной – он сразу повернулся. Так и есть – женщина спокойно стояла в полутемном коридоре позади них, ее изящные белые руки были сложены на животе, а темные волосы ниспадали на плечи, перехваченные только красным шелковым шнурком.

Тут Керис вспомнил – то ли кто-то ему говорил, то ли он где-то когда-то услышал обрывок разговора. Но это засело в его памяти, и он спросил:

– Этот Антриг… Он ведь был волшебником, не так ли?

– Да, волшебником, – сказал архимаг. Он поправил пряжку на плече, удерживающую концы его черного плаща. Но мысленно он был не здесь – глаза старика смотрели в пустоту, словно через само время…

– Предсказатель! – воскликнула Розамунда. – В свое время отрекся от данных им же клятв и обетов. Стал обыкновенным гадателем, которые всматриваются в кофейную гущу и в расклад гадальных карт, вот и все. В изломах света, отраженного в куске стекла, он надеялся высмотреть способ обрести бессмертие.

– Возможно, это действительно так, – мягко сказал архимаг, – но только нужно учитывать, что он наверняка самый могущественный маг из ныне живущих. Еще тринадцать лет назад он был самым младшим из всех, избранных в Совет Кудесников. А три года спустя его исключили из Совета, отобрали все ученые титулы и лишили всех званий. А потом и вовсе изгнали. И все это за то, что он вмешался в ссору между императором и Хозяевами Зерновых Полей. С тех пор он скитается неизвестно где. Где его найдешь теперь, мир-то вон какой большой.

Керис нахмурился. Полузабытые воспоминания детства воскресили-таки в его памяти одну картину – архимаг сидит возле жарко пылающей печи в доме бабушки Кериса. А рядом с архимагом – высокий и стройный молодой человек, с которым он пришел. Они возились с каким-то колесом при свете пламени, а потом тот человек таинственным голосом рассказывал разные страшные истории о привидениях…

– А он злой? – поинтересовался Керис, поскольку этой информации его память не сохранила.

Солтерис несколько мгновений подумал, а потом отрицательно покачал головой.

– Думаю, что нет, – сказал он. – Но вот мотивы его поведения всегда оставались для меня неясными. Да и вообще, насколько я знаю, никто не мог предсказать, что он станет делать тогда-то и тогда-то и для чего. Как я уже сказал, он значительно могущественнее всех живущих ныне волшебников, сильнее он и меня. Но его ум подобен темному и глубокому колодцу, в котором даже дна наверняка нет, поскольку в него без малейшего труда смогли уместиться достижения мысли многих веков и нескольких вселенных. Он одновременно мудр и невинен, коварен и упрям, а теперь, чего я очень боюсь, еще и безумен.

Но госпожа Розамунда только безразлично передернула плечами.

– Да он всегда был безумцем.

– Это верно, – тут лицо архимага озарила странная улыбка, – но проблема в том, что никто еще не смог узнать, насколько Антриг безумен, – взгляд старика потух. – А последние семь лет он и вовсе сидел пленником в Башне Тишины, а ведь самые камни этой башни пропитаны заклятьями, которые не пропускают никакое волшебство. Просидев столько времени в Башне в качестве узника Святой Церкви, он был отделен от волшебства целиком и полностью. Я могу только надеяться, что у Антрига Виндроуза хватит все-таки здравого рассудка, чтобы помочь нам. А нам очень нужна будет его помощь, поскольку я боюсь, что мы имеем дело с угрозой, которая исходит из другого мира.

Глава 2

**ОШИБКА: НЕОПРЕДЕЛЕННЫЕ УСЛОВИЯ ПОСТРОЕНИЯ ДВОИЧНОЙ СТРУКТУРЫ ДЕРЕВА**

**ИСПРАВЬТЕ И ПОПРОБУЙТЕ СНОВА:

OK>

– Двоичная структура дерева? – простонала Джоанна Шератон. – Но ведь я только что поправила это проклятое дерево.

Набравшись тем не менее терпения, она напечатала:

>НАЙТИ: TREE.DATA.О

OK>

>ВЫПОЛНИТЬ TIGER.REV8

Минуту спустя на сером фоне дисплея загорелись зеленые буквы:

**ОШИБКА: НЕОПРЕДЕЛЕННЫЕ УСЛОВИЯ ПОСТРОЕНИЯ ДВОИЧНОЙ СТРУКТУРЫ ДЕРЕВА**

**ИСПРАВЬТЕ И ПОПРОБУЙТЕ СНОВА:

OK>

6
{"b":"12289","o":1}