ЛитМир - Электронная Библиотека

«Будем надеяться, что наши досветовые двигатели в порядке, — обнадёживающе заявил Люк. — Мы продержимся на аварийном кислороде: но когда доберёмся туда, будет уже довольно холодно. Трипио, я надеюсь, тебя не надо знакомить с гаморреанцами?»

В ответ прозвучало: «О, Боже!»

«Кажется, впереди по курсу чисто», — Крей пыталась в очередной раз снять показания приборов, хотя экран навигационного лазерного гирокомпаса то гас, то покрывался полосами. «Если мы сбились с курса, — подумал Люк, — то точно опустимся в дыру».

Огневая точка на астероиде пока молчала. Тем не менее, напряжение у Люка не спадало, и он наметил курс так, чтобы астероид находился между ним и тем местом, где, как он вычислил, находится база.

«Ну ладно, — тихо проговорил он, — попытаемся пробиться сквозь пыль». «Охотничья Птица» приготовилась начать своё дальнейшее продвижение но стрела ионизированной плазмы ударила в близкий астероид подобно Молоху. Отразившаяся плазма и испарившийся камень накрыли исследовательский корабль как волна ядерного взрыва. Защитная одежда Люка лопнула. Последнее, что он слышал — был крик Крей, и все поглотила тьма.

Глава 4

Люк долго не мог прийти в себя. Ему казалось, что перед ним — не один, а два Си-Трипио. Он чувствовал, что его освобождают от обязательных при пилотировании корабля ремней безопасности и помогают перейти из маленькой кабины в большое помещение — по-видимому, комнату отдыха.

«Сила, — вспомнилось ему. — Необходимо использовать Силу».

Действительно, это была единственная возможность заставить работать отказавшие лёгкие.

Люк с трудом сконцентрировался, и вот — дыхание появилось. Но сделать это оказалось намного труднее, чем он предполагал. Чуть позже он подумал, сможет ли он использовать Силу, чтобы утихомирить того сумасшедшего бантха, который, казалось, проник в его череп и теперь рвётся наружу.

Он опять потерял сознание, а когда из-за холода пришёл в себя, то подумал, что у него сотрясение мозга.

«Люк! — донёсся до него испуганный голос Крей. — Люк, ты должен очнуться!»

Он понимал, что необходимо это сделать.

Он опять подумал о Силе. Силгхал — его ученица-каламарьянка — достаточно ознакомила его со специфическим механизмом контузий. Он точно представлял себе, как и когда использовать Силу, хотя в данный момент это было так же просто, как однорукому снять перчатку. Процесс дыхания был по-прежнему затруднён — будто в лёгких оставалась уйма песка, от которого так непросто было избавиться.

Необходимо увеличить поток крови капиллярам, усилить питание нейронов, составлявших ранее его мозг и превратившихся в бунтующий эскадрон пьяных гаморреанцев.

Он с усилием открыл глаза — и над ним склонились две Крей. Он безуспешно пытался слить их в один образ.

«Где мы?»

«Приближаемся к системе К Семь Сорок-Девять. — На лице у неё красовался огромный синяк. Щеки были в чёрных потоках от слёз, смешанных с тушью для ресниц. Поверх обычной одежды он увидел жёлтый термозащитный костюм с откинутым капюшоном. Светлые волосы волной падали вниз. — Мы приняли сигнал».

Люк сделал глубокий вдох, и это вызвало у него приступ тошноты. Тем не менее он опять попытался сосредоточиться и направить Силу к самому болезненному участку своей головы. Был ли Никос хорошим пилотом, — он не знал, но ему было известно, что Край не имела вообще никакого опыта управления кораблём. Если они собираются добраться живыми до Пзоба, ему надо быть в форме, чтобы осуществить посадку корабля.

«Не думал, что оттуда мог поступить сигнал. Ты говоришь, с Пзоба?»

«Да, с системы К Семь Сорок Девять Три».

После несчастья, случившегося с его правой рукой, когда он поставил под сомнение целесообразность своего обучения как Джедая, когда он предал своего учителя и сам поддался тёмной стороне Силы, — после таких происходивших с ним серьёзных потрясений Люк перестал обращать внимание на мелкие неприятности, постоянно имеющие место в жизни. Вот и теперь он лишь вздохнул, и прежнее беспокойство исчезло. «Эта база -имперская?» — спросил он у Крей.

«Банк данных компьютера вышел из строя, — ответила Крей. — Я смогла наладить работу навигационного компаса, но для этого пришлось использовать все те соединения, которые не сгорели при последнем всплеске энергии. Вы можете расшифровать имперские сигналы по внутреннему коду?»

«Может быть, какие-то из них», — Люк осторожно потянулся, освобождаясь от ремней, удерживавших на нём серебристое термическое покрывало. В это же время Крей расстёгивала ограничительные ремни, которыми он был прикреплён к своему месту. Люк видел, что находится в комнате отдыха. Свет исходил от единственной аварийной осветительной панели в потолке, но его было достаточно для того, чтобы увидеть пар от дыхания.

«Пожалуйста, мастер Люк, возьмите это», — Трипио подплыл к нему от шкафчиков в противоположной стене, протягивая термокостюм и кислородную маску. «Я так рад, что вы в сознании и чувствуете себя хорошо».

«Это как считать». Действительно, незначительное движение, необходимое для того, чтобы надеть термокостюм, вызвало у него тошноту, и не смотря на все способы самоизлечения, которые он пытался испробовать, кровь сильными толчками продолжала пульсировать в висках. Он взял кислородную маску и вопросительно взглянул на Крей.

«Система охладителя разрушена. Мы надели на вас маску так быстро, как только возможно, но подчас казалось, что вы уже мертвы».

Люк потрогал рукой затылок, — там болело особенно сильно. Либо он ударился обо что-то, либо какой-то из пролетающих предметов мимоходом стукнул его, — но он нащупал огромную шишку, по размерам не уступающую маленькой луне Корусканта.

«Я попыталась спасти те записи, которые связаны с предпринятой на нас атакой». Крей надела свою кислородную маску и прошла за ним к двери. «Там есть несколько стоп-кадров, несколько футов записей, которые я не смогла расшифровать и полдюжины компьютерных экстраполяций, на которых, как мне кажется, отображено место атаки. Однако система слишком повреждена, так что я не могу воссоздать чёткую картину, позволяющую судить о том, что это был за астероид. Когда мы совершим посадку и я смогу расшифровать данные, я скажу точнее». Она отвела в сторону проплывавший мимо блокнот и пару запасных масок, которые попались им уже в коридоре. Хотя на космических кораблях, как правило, почти не было незакреплённых предметов, кое-что всё же летало: авторучки, кофейные чашки, блокноты, запонки, пустые бутылки и платы ввода данных.

В капитанской рубке было ещё холоднее, чем в помещении для команды. Она была заполнена розоватым газом-охладителем и выглядела весьма мрачно. Никос закрепил себя у скобы удерживания сбоку от главного компьютера. Кресло Люка, закреплённое ранее у дальней стены, оторвалось при последнем ударе. Все светильники погасли, и рубка освещалась лишь белым светом звёзд, проникавшем через главный иллюминатор. Красные и янтарно-жёлтые огоньки сверкали как драгоценные камни, отражаясь от серебристого покрытия а руках Никоса.

«Сигнал, который мы приняли с Пзоба, недостаточно сильный, чтобы проникнуть в Туманность Лунный Цветок, — сообщил Никос, когда Люк подтянулся поближе с помощью уцелевшего ремня безопасности. — Вам это знакомо?»

Люк посмотрел на единственный работающий дисплей. «Не похоже ни на один из сигналов Империи, с которыми я имел дело раньше, — определил он. — Впрочем, я могу его просто не знать». Было странно и несколько неприятно видеть Никоса без маски и термокостюма — в отличие от человека, он в них не нуждался.

«Гаморреанские колонисты? — предположила Крей. — Или, может быть, контрабандисты?»

«Гаморреанцы не переставали сражаться друг с другом довольно длительное время, так что в принципе они могли создать технологическую базу на любой планете, где они оказывались, -задумчиво произнёс Люк. — Впрочем, возможно, это просто контрабандисты, но они могут находиться в союзе с Харрском или Терадоком или ещё каким-нибудь имперским наместником. Кто бы это ни был, у нас нет выбора», — добавил он, и нажатием клавиши очистил дисплей, про себя удивляясь, как Крей вообще удалось заставить работать навигационный компьютер.

11
{"b":"12290","o":1}