ЛитМир - Электронная Библиотека

«Эх, вы, бедняги, — проговорил он, — видно, здорово вам досталось. Ну, ничего. Раз уж вы наткнулись на мой лагерь, я дам вам что-нибудь поесть. И по чашечке чая можно будет выпить».

Без своих сверкающих доспехов Трив Потман оказался подтянутым, крепко сложенным человеком лет пятидесяти. «Эх, старость — не радость… Не тот я уже…» — посетовал он. Разные доспехи были разложены вдоль выгнутой внутренней стены его жилища — низкого сборного купола, заросшего снаружи черным и красноватым лишайником, избитого дождями и покрытого слоем многолетней грязи. Выросшие заново деревья, кусты и виноградная лоза плотно окружали расчищенный когда-то имперскими солдатами участок леса Большая часть жилищ и укрытий выглядели давно покинутыми, а оградительные столбы густо опутывал разросшийся виноград.

«Нас было сорок пять человек. — В голосе его послышалось что-то, напоминающее гордость. — Нас было сорок пять, -повторил он, — а остался лишь я один. Гаморреанцы захватили остальных. Если бы не то гигантское сражение между Командором и Килиум Небом со товарищи, всё было б иначе. Всё это случилось очень давно и стоило жизни многим хорошим людям». Он горько покачал головой и налил воды из котелка, висящего над огнём, в чайничек терракотового цвета. Запах лекарственных трав заполнил увитое виноградной лозой помещение.

В жилище Трива Потмана оказалось гораздо больше медикаментов, чем на борту «Охотничьей Птицы», где ударом разбросало и передавило все склянки и пузырьки с лекарствами. Потман дал Люку ещё две ампулы противошокового препарата — в дополнение к тем, что он уже получил от Крей, и на полчаса подсоединил его к терапевтическому респиратору, который, как это ни удивительно, неплохо функицонировал. Люк принял эту помощь с большой признательностью. Он чувствовал, что благодаря респираторной маске ему становится легче дышать и, соответственно, интенсифицируется питание кислородом головного мозга.

Он отметил о странным чувством удивления, что ему повезло — Империя хорошо заботилась об оснащении своих штурмовиков всем необходимым.

Из-за отогнутой занавески в помещение неожиданно проскользнула крылатая ящерица. Яркие бирюзовые перья делали её похожей на диковинный цветок. Потман отщипнул хрустящую корочку от одной из булочек, которые он вынул из печи в честь своих гостей, и бросил ящерице. Та прошествовала вперёд маленькими шажками, подобрала хлеб и стала его жевать, поглядывая на седовласого отшельника чёрными бусинками глаз.

«Как славно вновь встретиться с людьми, — Потман предложил Крей, сидевшей рядом с Люком на краю кровати, тарелку с булочками и мёдом. Он подмигнул ей: — А ещё лучше встретить такую красивую молодую даму».

Крей уже собиралась ответить, что она вовсе не красивая молодая дама, а профессор института Магроди, но Люк вовремя остановил её, тронув за руку.

Штурмовик уже отвернулся от них и снова смотрел на шлемы, развешанные по стене. Они были более старой конструкции, чем те, с которыми был знаком Люк, — с удлинением под респиратор и тёмной полосой датчиков над глазами.

«Иногда я думаю, что они где-то сражаются с гаморреанцами, — вздохнул Потман, — и только поэтому их нет здесь. -Усмешка тронула его губы: — Когда-то я и сам был неплохим солдатом».

«Всё это время вы скрываетесь от гаморреанцев?» — Люк осторожно снял респираторную маску, глубоко дыша, ощущая приятный вкус воздуха. У него всё ещё продолжала кружиться голова, но сильных болей уже не было. Теперь он надеялся, что выдержит до тех пор, пока они вновь не вернутся в цивилизованный мир. Он огляделся, осматривая просторное помещение, простую глиняную посуду на полке, ловушки, сделанные из сухожилий пресмыкающихся и приводных ремней, рыболовные снасти, которые когда-то составляли часть имперского стандартного снаряжения. Около двери находилось подобие ткацкого станка, сконструированного из силовых ферм двигателя; на нём было натянуто несколько ярдов домашней пряжи.

«О, нет…» Потман протянул ему чашку чая с целебными травами, тёплого и душистого. Люк не заметил нигде печки для обжига и подумал, откуда здесь глиняная посуда. А где Потман берет нитки для ткацкого станка? Под доспехами Потман носил зеленовато-коричневого цвета одежду, вышитую на груди и рукавах и украшенную тщательно выполненными изображениями местных цветов и пресмыкающихся.

«Я здесь уже очень давно. Они, как видите, взяли все ружья и бластеры, но им нужно было кого-то здесь оставить. Выбор пал на меня. Но после того, как энергетические ячейки оказались отработанными, они перестали думать обо мне. Наверное, Император давно уже забыл об этой экспедиции. Вы когда-нибудь слышали о ней?»

«Какая экспедиция?» — Люк сидя прихлёбывал чай, изо всех сил изображая полную невинность, что, впрочем, ему всегда довольно хорошо удавалось.

"Глаз Палпатина, — Потман открыл ящик с оборудованием, вынул пустой мешок и начал укладывать в него проволоку, кабели, соединители, различные блоки и инструменты. — Так называлась эта экспедиция. Скатлбат говорил, что её составляли две роты штурмовиков, но они были рассеяны, так что никто не догадывался, сколько нас на самом деле. Они высаживали нас на самых отдалённых планетах, которые только удавалось найти. Потом нас должен был забрать самый большой и секретный из всех существующих кораблей — суперкорабль типа «Боевая Луна».

Противник не смог бы обнаружить его до самого последнего момента.

«Какой противник?» — тихо прозвучал вопрос Люка.

Опять наступила тишина, нарушаемая лишь шелестом листьев снаружи и слабым рокотом работающих в хозяйстве Потмана механизмов. Этот звук возвращал Люка в его детские годы, на Таттуин.

Потман помолчал, стоя к ним спиной и глядя на свой мешок. «Мы не знали, — проговорил он наконец, — нам не говорили. Тогда я думал, что это было… Ну, это был мой долг. А теперь…» Он повернулся к ним и взволнованно продолжал:

«Наверное, случилось что-то непредвиденное. Кто-то в конце концов всё узнал, хотя все говорили, что это невозможно, что осведомлён лишь Император. После того, как мы пробыли здесь около года, я начал думать, что Император о нас забыл. Когда я увидел, как приземляется ваш корабль, я подумал, что Император вспомнил и послал разведывательную группу выяснить, что же тут осталось». Своими большими руками он машинально перебирал ремни.

«Но раз вас прислал не Император, значит, никому из тех, кто набирал команду и готовил эту экспедицию не хочется, чтобы о ней вспоминали. Значит, и я никому здесь не нужен».

Он вскинул пакет на плечо и подошёл к Люку, который расположился на стёганых серебристых одеялах кровати. «Сигнал, который я могу отправить отсюда, сравнительно слаб и вряд ли может быть где-либо принят. У меня к вам просьба. Если нам удастся починить ваши двигатели, то не согласились бы вы подбросить меня в какое-нибудь заброшенное местечко, где найти меня будет не так-то просто? Так хочется увидеть вновь человеческие лица. Я был когда-то оружейным мастером… Я знаю, что за это время многое изменилось, но мои руки ещё могут работать, я даже когда-то учился стряпать, так что занятие себе всегда найду».

Люк оценил достоинство этого человека, который не захотел вступать в торг — мол, возьмите меня с собой, иначе не получите необходимых для ремонта деталей и инструментов. Потман щедро и от души делился всем, что имел.

Люк готов был выполнить его просьбу. «Прошло много лет, Трив. Император мёртв. Империя разбита на части. Ты можешь отправиться с нами домой или куда пожелаешь — в Новую Республику или в какой-нибудь порт, а оттуда полететь дальше -в Системы Ядра или в любое другое место, куда захочешь».

«Мы обречены». Си-Трипио стоял у датчиков медленно заполнявшихся кислородных ёмкостей. Никос, опустившись на колени в медовую тёмную траву, тщательно заделывал герметическим уплотнителем повреждённую обшивку корабля. Наружный корпус был продырявлен почти в десяти местах. Пространство между внутренней и внешней обшивками автоматически заполнялось специальной пеной. Кроме того, ещё в полёте Никос быстро заделал внутреннюю обшивку. Однако, если они собирались совершить скачок в гиперпространство, нужно было меть неповреждённой и наружную оболочку.

13
{"b":"12290","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Учитель поневоле. Курс боевой магии
Системное мышление 2019
Метапсихология «π». Пособие по практическому применению бессознательного
Язык жизни. Ненасильственное общение
Сокровища эрлингов. Сказание о Тенебризе
Из космоса с любовью
Психология энергии
45 татуировок продавана. Правила для тех, кто продает и управляет продажами