ЛитМир - Электронная Библиотека

Громыхая, гаморреанец двинулся дальше.

— Кажется, ему конец, Мастер Люк? — проскрипел Трипио почти в инфразвуке.

— Похоже, что да. Гекфеды наверное уже перекрыли дорогу, по которой он спустился.

Снова послышались крики и топот приближающейся толпы. Клагг прибавил скорость, неуклюжей рысцой двинувшись по коридору, то появляясь в холодном свете панелей, то исчезая в темноте в местах, где джавасы уже успели потрудиться и разорвать проводку.

Вдруг клагг насторожился и обернулся. Люк поразился его чувствительности, позволяющей уловить даже лёгкое постукивание палки и поскрипывание соединительных тканей Трипио.

Гаморреанец остановился перед чёрной, дважды опечатанной дверью с красной лампочкой наверху. Он изо всех сил ударил по кнопкам кодового замка, но, не достигнув желаемого результата, вытащил карабин и разнёс на часть весь механизм. Дверь задрожала, и механический голос объявил:

— Доступ в верхнее отделение запрещён. Средства защиты находятся в боевой готовности.

Гаморреанец оторвал пластину, прикрывающую механизм открытия двери, и что есть мочи нажал на внутреннее колесо. Позади, из глубины коридора, вновь донёсся ропот. Люк понял, что гекфеды уже услышали предупреждение.

— Доступ в верхнее отделение запрещён. Средства защиты приведены в действие, — сообщил механический голос.

Красная лампочка замигала. Дверь распахнулась, открыв проход. Чёрные металлические ступени, серые стены; опаловый свет, излучаемый квадратными пластинами сигнализации, на первый взгляд беспорядочно расположенными на стенах, производили странное и страшное впечатление своей зловещей продуманностью.

— Полная боевая готовность! Полная боевая…

— Вот он! Бунтовщик! Вонючая свинья! — раздались из-за угла, а двадцати метрах от двери крики Угбуза и его команды, в то время как клагг метнулся внутрь тоннеля.

Следя за ходом событий, Люк постарался, игнорируя ужас происходящего, сосредоточиться и вспомнил, как действуют традиционные Имперские меры безопасности. Система позволяла жертве проникнуть достаточно глубоко, чтобы полностью исключить возможность вырваться наружу.

Гаморреанец пробежал пять или десять ступеней вверх, прежде чем свет, исходящий от стен, подобно тонким щупальцам стал осторожно рассекать его тело, играя с ним, как фантастический паук, мучающий свою жертву. Гаморреанец вскрикнул и упал на спину, корчась в судорогах на металлических ступенях. Его преследователи в шоке замерли у двери. Затем они дружно захохотали.

Угбуз приостановил их веселье, обратив внимание на тысячи дырочек, просверлённых световыми лучами в истекающем кровью блестящем от пота теле. Все столпились вокруг и, похлопывая друг друга по плечам, загикали, выражая искреннее удивление.

Люк, почувствовав головокружение, отошёл от угла и вернулся к Трипио. Клагг в последний раз попытался безнадёжно встать на ноги и подняться по скользким от собственной крови ступеням, смертельно обжигаясь с каждым новым шагом.

Гаморреанцы были мужественной расой, и клагг явно предпочитал явную смерть в тоннеле тому, на что могли оказаться способны гекфеды.

Люк, совершенно разбитый, поплёлся назад в столовую. За его спиной долго ещё слышался смех гекфедов.

Люк запрашивал компьютер: «Вооружение военного десанта (стандартное) — поиск».

«Цель запроса?»

— Инвентарный контроль.

«Весь инвентарь соответствует Повелению».

— Мастер Люк! — окликнул Трипио.

«Схема водоснабжения?» — отстучал Люк.

«Цель запроса?»

— Мастер Люк! Не слишком ли вы увлеклись? — опять окликнул Трипио, но тот только головой мотнул.

«Аварийные службы».

"Все аварийные службы действуют согласно целям и расписанию основного Повеления.

— Этот компьютер начинает действовать мне на нервы.

— Чем дольше вы, Мастер Люк, остаётесь рядом с местом обитания гекфедов, тем большая опасность оказаться на пути ответного рейда клаггов. Не забывайте, в этом секторе нет ни тальцев, ни трехногов.

Люк поднял голову. Он сидел в кабинете начальника отдела снабжения, у входа в кладовые и мастерские. Через плечо Трипио он мог видеть длинный коридор, ведущий к столовой левого борта.

Педантичный дройд нервничал, стоя на пороге. Трипио всё время нетерпеливо выглядывал наружу, подобно биржевому маклеру, пытающемуся срочно поймать машину после встречи в обеденный перерыв. «Если бы внутри него не был бы вмонтирован хронометр, он, наверное, каждые десять секунд смотрел бы на часы», -подумал Люк.

— Они захватили Крей, — сказал он.

Истязания джаваса напоминали жестокие игры детей, мучающих и калечащих беззащитных зверушек, и были ничем по сравнению с тем, на что способны клагги, а ведь Крей считалась их врагом. После смерти своего товарища в «опаловом» туннеле они наверняка стали ещё более агрессивны. Усталый Люк снова стучал по клавишам.

«Система защиты».

«Цель запроса?»

«Система видения?»

«Цель запроса?»

«Система перестройки?»

«Цель…»

— Цель данного запроса — заставить тебя заговорить, чёртова железка! Должна же ты знать ещё что-нибудь! — пробормотал Люк сквозь зубы.

Его голова опять раскалывалась и в целом он чувствовал себя так, словно только что посчитал ступеньки с первого по десятый этаж посредством собственного хребта. Несмотря на приложенный к ноге перигин, у него усиливалось подозрение, что Силы не хватит, чтобы справиться с инфекцией в ране — она горела огнём, заставляя Люка судорожно стискивать зубы.

— Я готов перепробовать все кода Империи, применить все уловки, которым меня научили Крей, Хэн и Гент.

— Жаль, что с нами нет Арту, сэр, — неуверенно полязгивая, пробормотал Трипио. — Он гораздо лучше меня общается с подобными суперкомпьютерами. Почему, когда с нами был капитан Антилес, мы… Фу! Брысь отсюда, противный грязнуля!

Люк, не поворачиваясь, понял, что ругань относится к джавасу. Любой, кто единожды имел с ними дело, без труда догадывался об их появлении в маленьком помещении.

— Не стоит так нервничать, Трипио.

После сцены смерти клагга джавасы стали вызывать у Люка даже некоторую симпатию. Повернувшись вместе с креслом, он удивлённо сдвинул брови. Обычно джавасы избегали контактов с другими расами, тем более на этом корабле, а тут…

— Что ты хочешь, малыш?

Перед ним стоял спасённый утром джавас. Трудно сказать, как Люку удалось узнать его — все они носили одинаковые поношенные коричневые костюмы, грязные перчатки, лица прятали в складках капюшонов. Отличить одного джаваса от другого было практически невозможно. Тем не менее Люк не сомневался в своей догадке.

— Мастер…

Разобрать его писк на странном сленге было почти невозможно. Джавас протянул свою маленькую грязную ручку и дотронулся до Огненного Меча, висящего на поясе у Люка. Тот осторожно прикрыл оружие рукой:

— Посторонись-ка, приятель, — но опасение оказалось напрасным.

Джавас молча отступил назад и стал рыться в складках своих одежд.

— Это тебе, — сказал он, вытащив оттуда ещё один Огненный Меч.

Глава 8

Ходить по барам вокруг космодрома входило в программу сбора информации. Лее сразу пришлась по душе такая деятельность, чем-то напоминавшая устраиваемые ею дипломатические приёмы. От неё требовалось предельное внимание к собеседнику, а не только выяснение ответов на интересующие вопросы, мягкая доброжелательность в сочетании с неподдельным интересом к жизни других людей, умение понять чужие трудности, окунуться в рутину их существования, тонкая лесть и уступчивость, даже искусственная, если это необходимо, готовность забыть ради другого обо всех своих послеобеденных делах.

Ей нравилось наблюдать за Хэном. Облокотившись на стойку бара, в наряде, придуманном им специально на этот случай, весьма далёкий от дипломатических встреч, она с удовольствием потягивала коктейль с плавающими в нём бумажными космическими корабликами, прислушиваясь к его болтовне о тривиальных проблемах бизнеса с оказавшимися рядом барменами и следя за трансляцией спортивных соревнований на висящих в каждом углу чёрных экранах, явно утративших способность передавать объёмное изображение.

26
{"b":"12290","o":1}