ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шанс переписать прошлое
Фиктивный Муж
Пусть это будет между нами
Сны о Чуне
Искусство обмана
Счастливая лиса Джунипер
Ночные кошмары!
Главные блюда зимы. Рождественские истории и рецепты
Призрак в поместье

Спутник Мастера, к сожалению, не обладал ментальной чувствительностью и здесь вряд ли мог ему чем-нибудь помочь.

Хромой мужчина и запрограммированный дройд. Люк ненадолго прижался к стене, стараясь не думать о ссадинах на лице Крей, о том, как хрустели её суставы в объятиях охранников, старался забыть выражение глаз Никоса.

Завтра в тринадцать тысяч.

Люк слегка оступился на больную ногу, услышав как один из клаггов пытается войти в помещение. Стены этого этажа, а возможно, только данного отсека, переоборудованного для установки боевых систем TIE, выглядели значительно темнее, чем в каютах для экипажа внизу; потолки казались ниже, но без металлических перекрытий, запомнившихся во время трансляции.

Люк не знал, с чего начать. С ангара или кладовки? Кромешная тьма царила в коридоре, уходящем налево. Издали донёсся лёгкий скрежет. Присмотревшись, люк заметил жёлтый блеск крысиных глаз джаваса. Эти твари буквально ели корабль по частям. Не удивительно, что от систем Повеления Угбуз получил приказ о полном их уничтожении. Но в то же время складывалось впечатление, что все неполадки, связанные с джавасами, в конечно счёте могут привести только к гибели всех живых организмов на корабле. Джавасы не могли повредить главную систему и предотвратить её воинственный выход в гиперпространство.

Наверняка возможность многих, даже более серьёзных неполадок, предусматривалась заранее, чтобы неотвратимо обеспечить взрыв города Плавала, равно как и других поселений на Белзависе, которые предполагалось превратить в пыль.

Люк уже видел, что Империя сделала с Корускантом на Мон Каламари в системе Атрависа. Его тело как будто разорвалось на части, он услышал вопль протеста всех Сил, когда взорвалась Карида.

После всего происшедшего Люку вполне хватало мужества на то, чтобы самому пройти сквозь все заградительные решётки и уничтожить сердце механического монстра.

Люк попытался открыть одну из дверей, но она оказалась запертой, и он заковылял дальше по коридору, вновь и вновь возобновляя свои попытки, пока ему не удалось найти дверь, распахнувшуюся в ответ на его команду. Помещение хорошо освещалось и в воздухе ощущался запах озона от свежего, ещё не прошедшего через сотни лёгких кислорода. На полу Люк обнаружил ещё одну кофейную чашку, но никаких признаков клаггов не заметил, не почувствовал он и присутствия Крей.

Люк с трудом сдерживал дыхание, крайне осторожно продвигался по кораблю, мимо множества распахнутых настежь дверей, ведущих в неизвестные ему отсека. Он кружил среди бесконечно повторяющихся офисов, прачечных и комнат отдыха, стараясь запомнить все повороты коридоров и открытые двери. В детстве житель пустыни, Люк рано научился ориентироваться по едва заметным приметам в любой местности, а воспитание у Джедаев обострило его способности до сверхъестественного уровня. Но здесь были целые мили коридоров и бесконечное количество дверей. Чистильщики СП-80 старательно натирали панели, удаляя последние следы грязи, так что оставлять на стенах какие-либо указатели, нарисованные или выжженные Мечом не мело смысла. MSE-роботы суетились, автоматически выполняя заложенную программу. Отличить их одного от другого было практически невозможно. Они походили друг на друга, как искусственные самки беппов, выращиваемые в гидрофонических цистернах. Люку вспомнилось расхожее выражение «похожи, как беппы», хотя он в своей жизни не встречал никого, кто попробовал хоть один из этих питательных, ничем не пахнущих шестисантиметровых кубиков.

В конце тёмного зала, на противоположной от Люка стене высвечивался белый квадрат окна. В нём мелькнули какие-то тени. Люк прислушался к голосам. Прогулка на костылях исключала возможность бесшумного передвижения, поэтому он пошёл очень медленно, стараясь сохранить дистанцию и вслушиваясь в обрывки фраз…

Люк расслабился, услышав фразы типа: «Все артиллерийские установки вычищены, сэр», «…текущие рапорты по разведке, сэр». Лепет музыкально настроенных голосов звучал на несколько октав выше детского. Люк догадался, что наткнулся на скопление афитеханцев.

Помещение напоминало узел операторских систем корабля. Оно, казалось, не имело отношения к военным целям и больше было похоже на центр регулирования циркуляции воздуха и контроля за очистными системами, но болтовня афитеханцев свидетельствовала об обратном.

Питомцы Дома Браддена — забавные существа с лепестками, кисточками, пучками волос, развевающимися по воздуху усишками, с сотнями завитков и ростков, — склонились над экспертно-исследовательским процессором, барабаня по мёртвым кнопкам клавиатуры. Они вглядывались в чёрный экран с тщанием, достойным Императорской охраны, внимающей его величеству Палпатину.

Возможно, им представлялось нечто ещё более важное. Люк никогда не мог понять этих странных существ.

«Понимают ли афитеханцы, что рычаги неподвижны, а переключатели не работают?» — размышлял Люк, прислонясь плечом к дверному косяку: «Неужели они не догадываются, что экран перед ними — мёртв, что с таким же успехом можно смотреть на мокрую шиферную плиту?»

— Приготовиться к высадке воинов системы TIE, -прозвучал голос, очевидно их командира, существа в алом облачении, с нимбом белого меха, окружающего его великолепные жёлтые тычинки.

Огромный, как стопятидесятилитровая бочка, переливающийся всеми оттенками оранжевого, жёлтого и красного цветов лейтенант, уцепившись своими когтями за рычаг, издал целый фонтан звуковых эффектов, ни один из которых не имел ничего общего с когда-либо слышанными Люком механическими звуками.

Насколько Люку было известно, афитеханцы в отличие от гаморреанцев никому не причиняли вреда. Их сознание, если они вообще обладали чем-то подобным, было постоянно погружено в мечты о Службе Космической Империи и не проводило определённых границ между миражом и реальностью.

— Капитан, они подожгли нас! — выкрикнул какой-то жёлто-голубой красавчик. — Плазменный торпедоносец в поле щита отражения!

Трое или четверо других сразу же занялись своим любимым делом, взорвавшись каскадом пронзительных звуков. Под эту какофонию все находящиеся в помещении заметались из стороны в сторону, представляя, что корабль получил сильный толчок. Развивающиеся в воздухе стебельки и лепестки оставляли после себя целые облака золотой и белой пыльцы.

— Тушите огонь! Тушите огонь!

Кружевной датчик капитана шевельнулся, подобно тронутой ветром роще, в сторону Люка, когда тот, хромая, переступил порог.

— Майор Карлисен, — представился Люк. — Спецслужба 22911В. Где держат пойманных повстанцев?

— В арестантских комнатах на шестом этаже! — выкрикнул капитан аккордом из шести голосов. — Убивают моих людей! Мне некогда отвечать на ваши вопросы!

Молниеносным жестом он указал на дверь у себя за спиной. Люк включил систему открывания. Перед его глазами предстало ужасное зрелище. Небольшую комнату отдыха заполняли изувеченные тела пяти или шести афитеханцев, распростёртые на столах и креслах. В комнате стояла мелкая туманная морось с привкусом металла, рыжие ржавые лужи растеклись по полу. Кто-то, видимо, попытался направить струю огнетушителя на потолок. Здесь и там виднелись разорванные части тел, специфические сцепления нервной системы и начинающие уже гнуться под давлением осевшей мороси покачивающиеся жёлтые стебельки.

— Капитан, гипердвигатель не может выдержать такую нагрузку! — провозгласил некто, очевидно назначенный инженером двигательных служб корабля.

Офицер батареи добавил:

— Прибыли новые повстанцы, сэр! Отсек-А, по правому борту, в десять часов!

Остальные вприпрыжку помчались к неподвижному экрану, издавая многозначительное щебетание и бибиканье.

Погрузившись в размышления, Люк снова вышел в коридор.

«Шестой этаж… Это гораздо ниже, а клагг определённо пытался пройти наверх. Однако… Неужели именно клагги уничтожают афитеханцев? Такое, конечно, возможно», — думал Люк, возясь с очередной дверью, затем дважды обошёл склад.

Никаких признаков металлических перекрытий на потолке он не нашёл, проходя по обзорной галерее над пустым ангаром. Попадавшиеся тела афитеханцев выглядели скорее разорванными или разрезанными, чем обгоревшими. Огнемёты странным образом не жгли, а резали нежную, напоминающую шёлк плоть растительного происхождения.

33
{"b":"12290","o":1}