ЛитМир - Электронная Библиотека

Хэн перевернулся изрыгнув довольно приличное количество воды и сказал:

— Кажется я становлюсь староват для подобных прогулок.

Чуви охотно согласился.

— По крайней мере, живы, — отметил Хэн.

Река, текущая от Дома Плетта, была жарче, чем обычная ванна и воздух совсем не отличался прохладной свежестью. Их окружали клубы пара от горячих источников, вытекающих из труб внизу аркады, из подвалов старых домов. Хэну представилось, что лёжа здесь, они наверное, подвергают себя опасности, но вспомнив случившееся в пещере решил, что насчёт опасности он, пожалуй, не прав. Сделав невероятное усилие, он приподнялся на локтях.

— Как тебе наши новые приятели?

Сардонический ответ вуки заставил Хэна усомниться в устоявшемся мнении, что искусственные существа не обладают чувством юмора.

— Когда их арьегард вылез из пещер они ведь уже знали где нас искать, — тихо добавил Хэн.

Чуви молчал. Для некоторых особей пещерных обезьян и, возможно даже для вуки, это не казалось уж слишком странным. Чувство обоняния и ориентации по вибрирующему эху, как известно, часто получали сверхъестественное развитие у отдельных особей и даже целых рас, обитающих в темноте.

Но эти? Хэн знал, что они не являются представителями таких рас или, искусственных пород кроме готала, оказавшегося во главе первой партии атакующих. Хэн подозревал, что с ними произошло нечто в точности повторяющее происшедшее с Драбом Маккамом. Все они являлись контрабандистами или друзьями контрабандистов, слышавшими что-то о тайной пещере, которая якобы не существует и имеющими на неё свои собственные виды, «калькуляции». Те, кто уходил искать куски ксилена и золотую проволоку, ставшую основанием солидного капитала Нубблика Слайта, а вместо этого нашедшие… что?

— Идём Чуви, — сказал он устало. — Пора домой.

Глава 11

Вглядываясь в лицо Крей, Люк пытался понять, находится ли она в сознании или уже попала под влияние программы Повеления.

По изображению на маленьком экране определить точно он не мог. На плечах её сквозь разорванную тунику виднелись ссадины, не говоря уже о лице и подбородке. Волосы Крей от грязи и пота превратились в сосульки. Её взгляд выдавал отчаяние и раздражение, но моментально наполнился гневом и решимостью, когда два борова клагга потащили её к небольшому подиуму с Программой Юстиции.

— «Любители мыла» — клагги! — взвыл Угбуз, стоящий рядом с Люком.

— Толстые задницы! Красные носы! Капустники! — орали остальные, сбившись в кучу перед экраном в сумрачной комнате Люка.

Несмотря на крайнюю изнурённость и растрёпанный вид, никаких серьёзных ранений у Крей не наблюдалось.

Поиски арестантского отделения на шестом этаже оказались безрезультатными. Люк, пытаясь найти место, где клагги намереваются допрашивать Крей по командам Повеления, тщательно прочесал за несколько часов все помещения, но никаких специальных камер и признаков клаггов не обнаружил. На стенах он увидел развешанными на своих местах дройдов, используемых при допросах.

Люк отключил их и тщательно вынул из этих несчастных самые необходимы детали. Хотя понимал, что по большому счёту уничтожение дройдов бесполезное занятие, так как гаморреанцы вполне могут обойтись и без них.

Угбуз, рыча как разъярённый пёс, толкнул локтем Люка под рёбра и указал пальцем на толстого белобрысого борова-клагга, остановившегося рядом с чёрным экраном Программы Юстиции.

— Кингфарг, капитан вонючих свиней клаггов, -прокомментировал он, передразнивая стиль самого Кингфарга, но Люку его импровизация показалась слишком вольной.

Гекфеды разразились насмешками и свистками, когда капитан с важным видом взошёл на пьедестал, но тут же смолкли, словно под действием некой магической силы, едва он начал говорить.

— Что побудило вас, десантник Мингла, изменить клятве служения Империи и переметнуться к мятежникам?

Крей выпрямилась. Люк попытался отыскать глазами Никоса, но камера сфокусировалась на программе Юстиции, а андройд по-видимому остался на прежнем месте, сдерживаемый парализующим его болтом.

— Но ведь до сих пор не установлено, что именно я сделала, господин Кингфарг.

Гекфеды вокруг Люка возбуждённо засвистели и загикали за исключением нескольких, отвлёкшихся ненадолго, чтобы предотвратить попытку дюжины тальцев и трехногов уклониться от просмотра и ускользнуть из комнаты отдыха.

— Несчастные тупоголовые, это и вас касается! — заорал на них Крок. — Это же трансляция решений Повеления!

Тальцы, впав в замешательство, зачесали головы, затем бросились к другой двери, но безуспешно… Изумлённые трехноги слонялись по залу, периодически натыкаясь на мебель или монолитный ряд из сорока пяти китанаков, старательно выстроенных гаморреанцами в задней части комнаты и напоминающих мягкие, как будто вылепленные из теста статуи.

Вначале были зачитаны последние инструкции Повеления, серьёзно выслушанные всеми гекфеддами. Возможно, афитеханцы в это время тоже собрались где-то в соседней комнате перед экраном, хотя вполне могли и не включать его. Для них это в любом случае не имело никакого значения.

— Вот что нам удалось определить на настоящий момент, -обратился к Крей Кингфарг на чистейшем бейсике, что выглядело довольно неожиданно, так как цивилизованная речь исходила из рыла его звериной физиономии. На чёрном экране за его спиной оживлённо замелькали зелёные строчки:

"Установлены факты вашего сотрудничества с повстанцами и шпионами.

Вы помогли мятежникам в нанесении ущерба и повреждений этому кораблю с целью предотвратить выполнение намеченной программы.

Вы пытались оказать сопротивление Службе безопасности при исполнении ими своих обязанностей.

Вы были застигнуты при попытке повредить вооружение и посадочный корабль, необходимый для выполнения намеченной программы".

— Это ложь! — вне себя крикнула Крей. — Всё это ложь! Предъявите мне хоть одно доказательство…

"Установлены факты вашего сотрудничества со шпионами и повстанцами:

1. Ваше имя упоминалось повстанцами, захваченными в рейде на Альгариан.

2. Голограммы сетчатки радужной оболочки, предоставленные правительством Беспина после атаки повстанцев, соответствуют вашим.

3. Вы задержаны в ходе рейда против группировки инакомыслящих и вредителей на борту корабля".

— Обвинения сфабрикованы! Все это абсолютная ложь! Все обвинения голословны, ни одно из них не соответствует действительности, отсутствуют элементарные… — сквозь слёзы ярости начала Крей, но Кингфарг опять её оборвал на полуслове и безапелляционно заявил:

— Прекратите, десантник! Все очевидно. Без наличия наглядный фактов, их не оказалось бы в компьютере.

— Я требую предоставить доказательства!

Люк закрыл глаза. Он понимал, чем всё обернётся. Открыв их снова, Люк увидел замелькавшие на экране, опережая запросы, микрофильмы рапортов, отпечатков пальцев и голограммы сетчатки глаз. Невнятные, показанные на минуту голографические снимки Крей и лица различных повстанцев, с минуту подтверждавших её соучастие в их деятельности.

— Компьютерные имитации не являются доказательствами! -крикнула Крей. — Я могу запрограммировать подобное даже с закрытыми глазами! Я требую адвоката…

— Ах, ты ещё глумишься, десантник? Да ни один порядочный адвокат не станет защищать доказанное вредительство. Что ты хочешь заставить нас сделать? — спросил Кингфарг и причмокнул. — Может, пригласить кого-нибудь из повстанцев защищать тебя?

Лицо капитана клаггов обрамлял белый шлем штурмовика, из-под которого сзади высовывался жирный загривок. На груди он носил причудливую маску, напоминающую череп. Он старался держаться с достоинством.

Экран снова замелькал рядами зелёных надписей:

"Любые оплошности и повреждения корабля, совершенные военными, должны рассматриваться по законам чрезвычайного положения, любая аварийная ситуация расследуется военным трибуналом, согласно распоряжению Сената.

38
{"b":"12290","o":1}