ЛитМир - Электронная Библиотека

Дверь напротив сотрясалась от ударов, но пока держалась. Если Системы Повеления планировали открыть её, то что-то другое явно предотвращало подобную возможность. В целом ситуация складывалась так, будто система Повеления эффективно оградила Люка со всех сторон, заточив его в этой комнате. Единственное, что для этого требовалось, это просто никогда не открывать дверь в артиллерийскую аппаратную.

Снова наступившая тишина несколько затянулась.

Боль в ноге усилилась. Все его тело горело, начинался явный жар. Сконцентрировав все внимание и мысли на коридоре, Люк снял повязку и приложил к ране новую дозу перигина. Хотя подобная операция потребовала длительного времени, боль удалось ненадолго победить, и Люк смог сконцентрировать Силу. От усталости а начинающейся лихорадки у него кружилась голова. Люк понимал, что он уже слишком долго не спал и не ел. Люк вытянул вперёд руку. Она сильно дрожала. Кое-как он опёрся на посох.

Спустя довольно длительное время дверь снова открылась на традиционные тридцать сантиметров, снова, как будто вопреки централизованной системе Повеления сработал какой-то механизм.

Люк, сдерживая дыхание, прислушался, стараясь ментально проникнуть как можно дальше. Откуда-то издалека донёсся запах мёртвых афитеханцев, но никаких признаков Людей Песков он не обнаружил. Преодолев боль, с Мечом в руке Люк захромал к двери.

Вдруг он почувствовал какое-то лёгкое движение за спиной. Он обернулся и уставился на своё изображение в ближайшем экране. Оно ответило ему пристальным взглядом на испуганном лице. Люк увидел свои светлые волосы и замызганный костюм механика межпланетных установок.

Позади его отражающейся фигуры, немного в стороне, он увидел ещё одно лицо. Лицо юной девушки, обрамлённое облаком дымчато-коричневых волос словно молодое деревце — пышной кроной. Люк поймал взгляд её серых глаз. Он резко обернулся, но никого рядом не было.

Глава 12

— Да? Кто говорит?

Лея потрепала мужа по плечу.

— Я же говорила тебе, жди ответа.

Она обернулась к голографическому изображению женщины с взъерошенными огненными волосами и зелёными глазами, поблёскивающими в мутных лучах ламп узла трансляционной коммуникации. Её шею украшала золотая цепь, она была одета в уже знакомую Лее рубашку Ландо.

— Мара, извини…

— Да ничего, ничего…

Мара энергично тёрла свои глаза, очевидно стараясь проснуться и собраться с мыслями.

— Я наверно выгляжу, как Сестра Ночи из Датомира, сколько там времени у вас сейчас? Как дела? Есть проблемы?

— Точно сказать не могу. Проблемы есть, но не понятно с чем они связаны. Может расскажешь нам что-нибудь о Белзависе? — спросил Хэн и сбросил с ещё мокрой головы полотенце.

— А… Белзавис.., — задумчиво произнесла Мара, откинувшись на спинку похожего на белый цветок кожаного кресла и обняла руками колени своих длинных ног.

Её глаза сузились, как будто она пыталась сконцентрироваться на неком внутреннем экране, отражающем мысли, факты, предположения.

— Ну и что вы там нашли такое важное для Империи?

— Ты наверное помнишь о детях Джедаев?

— Они все те же, что и прежде?

При воспоминании о детях её тёмные брови слегка приподнялись а уголки губ опустились, выдавая некоторое внутреннее смущение.

— Как это трогательно. С тех пор, как я работаю на Императора, мне так не разу и не удалось проникнуть в файлы о них. Любой доступ закрыт, и тайну хранят шесть специальных замков, — сказала она, поёжившись. — Да, от секретных файлов мне всегда как-то не по себе. Если и удавалось иногда проникнуть в них, мне не попадалось там ничего дельного, кроме упоминания о какой-то секретной операции в конце Войны Клэуна, целью которой являлась одна из горных долин на Белзависе. Эту операцию настолько засекретили, что даже специалисты, занимающиеся её разработкой не посвящались в то, ради чего они так старались. Но, в целом это была акция против Джедаев, против их женщин и детей. Во всяком случае, мне так показалось.

На мгновение она замолчала и только маленькая вертикальная складка между бровей говорила о том, что она старательно пытается что-то вспомнить, перебирая старые даты.

За металлическими ставнями, закрывающими спальню от ночных фонарей аркад, Лея услышала сонные трели птиц. Пеллаты и Маноллиумы, устроившись на ветвях деревьев, таким образом закрепляли новые границы своих ночных владений. Чуви, пахнущий, как могут пахнуть только мокрые вуки, тихо рычал, полностью поглощённый процессом расчёсывания своей шкуры.

Спустя несколько минут, Мара продолжила:

— Целое крыло истребителей было послано на Белзавис, в основном быстрые и лёгкие перехватчики, также была выстроена длинная цепь отдалённых друг от друга трансляционных командных станций, большинство спутники, но были и скрытые под грунтом установки. Все системы полностью автоматизированы, но всего, что касается запрограммированных команд и назначения действия сигналов, мне так ни разу и не удалось обнаружить. Файлы этой миссии полностью изрезали на «бумажных кукол». Я пыталась собрать обрывки безвозвратно утраченной информации об этой грандиозной системе, и в результате наткнулась на копии некоторых частных счётов, оплаченных Империей. Целые миллионы поступали в это время на имя инженера охраны Орана Келдора.

— Я знаю его, — тихо сказала Лея.

Даже после стольких лет при упоминании его имени её кожа начинала гореть, как будто её пронзали тысячи игл.

— Он был учеником Магроди, создателя Звезды Смерти, одного из Учителей на орбитальной станции Омвата, занимавшегося дальнейшими разработками…

Её руки невольно задрожали, но она, преодолев волнение сжала их, поймав короткий озабоченный взгляд Хэна.

— Да, это он, — подтвердила Мара, дав Лее время оправиться и скрывая собственные мысли за маской отстранённого спокойствия.

Она прекрасно понимала, насколько ненавистен принцессе тот, кто уничтожил её мир, но не решалась на комментарии. Лея тоже молчала. Она просто не могла говорить.

— Опять этот парень? — как-то неестественно оживлённо спросил Хэн, желая прервать затянувшуюся паузу. — Я полагаю, это происходило где-то за двадцать лет до того, как они собрали свою Звезду Смерти.

— Нет, не за двадцать, больше. Келдор был тогда всего лишь гениальным мальчиком и лучшим среди последователей Магроди. Ознакомившись с военными и промышленными комплексами, созданными им позже, я могу сказать, что Император финансировал его проект создания суперкорабля. Тогда повсюду бродили идеи создания лайнера размером с город, чтобы он мог свободно нести на борту все мыслимые разрушительные системы. Что касается Белзависа, то Императору по-видимому очень хотелось увидеть его ровную и мёртвую поверхность, после того как осядет пыль от взрывов. Но, рассуждая логически, корабль не мог представлять интерес только как сверхмощная огневая батарея. Немного позже возобновилась торговля ксиленом, золотой проволокой и другим ценным сырьём, а для этого на планете должно было остаться нечто большее, чем просто выжженные территории. Меня всегда поражало, какие трудности они умудряются преодолевать при разработке таких сложных проектов, очевидно они верили в важность своей затеи.

Хэн, скрестив ноги, накрыл колени тёмным индонезийским саронгом.

— Но ведь кто-то пнул этот мячик?..

Мара поёжилась.

— Да, но вся информация о нём вообще изъята из файлов, хотя складывается впечатление, что запуск этого корабля всё-таки состоялся. Полностью управляемый автоматизированной ретрансляционной системой суперкорабль так никогда и не вернулся. Большинство ретрансляторов уже уничтожены или потеряны, но кто-то конечно может знать, что они из себя представляли. Перехватчиков изрядно потрепали даже малые межпланетные службы, то есть вполне достаточно чтобы о них забыть. По файлам выходит, что объект исчез. Офицеры докладывали, что они сметали все попадавшееся на глаза, нанося максимум вреда с помощью бывших в их распоряжении огневых средств. Большинство этих людей исчезли сразу по возвращении домой. Двое ведущих программистов, создавших искусственный мозг системы, были переведены в места вроде Кесскля, Нилгеймана и Датомира…

42
{"b":"12290","o":1}